Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Иммиграция: стратегия планирования

Австралия, далекая и не менее загадочная для русских, чем Россия для иностранцев, остается среди самых желанных для иммиграции стран. Правда, Россия не попадает в список стран с облегченным получением виз, да и в целом, австралийское правительство все более ужесточает политику в приеме на постоянное место жительства для всех иностранцев.

Но…где наша не пропадала! Количество русскоязычного населения в стране растет, даже не обязательно заглядывать в статистику, — достаточно пройтись по улицам городов.

В очередном обзоре изменений иммиграционого законодательства и практике его применения, газете «Единение» помогла иммиграционный агент Юлия Моисеева (Голд Кост). Она также рассказала о собственном опыте работы в новой стране.

— Юлия, добрый день, газета «Единение» старается знакомить читателей с измениями в иммиграционном законодательстве по мере появления сообщений в средствах массовой информации. Но из «первых рук» — от человека, который каждый день работает с реальными людьми, помогая им решить проблему иммиграции, информация более ценна. Как вам кажется, русскоговорящих людей стало больше иммигрировать? Я, к примеру, сужу по тому, что даже на Голд Косте, где мы с вами живем, в любом торговом центре — пройдись, и обязательно услышишь русскую речь. Такого раньше не было.

— Да, я согласна с вами, русскоговорящих людей на Голд Косте стало больше. Голд Кост — город, где можно и отдыхать и заниматься полезными делами, включая учебу или ведение бизнеса. Мне кажется, австралийским летом особенно много тех, кто приезжает по студенческой визе. Приезжают не только поучиться, но и осмотреться, понять, стоит ли сюда переезжать. Многие отправляют детей школьного возраста на обучение в старших классах. Для многих студенческая виза становится началом процесса получения визы постоянного жителя (ПМЖ) в Австралии.


— Раз речь зашла о студентах, есть ли какие-либо специальности, которые могут привести к стопроцентному получению ПМЖ? Насколько мне известно, ситуация с работой в стране очень непростая: сами австралийцы испытывают большие проблемы с получением рабочего места по окончании высших учебных заведений и училищ, дающих рабочие профессии.

— Несколько лет назад студент, получивший одну из востребованных в Австралии профессий (из списка, составляемым Министерством иммиграции и гражданства Австралии) имел хорошие шансы сразу после окончания обучения получить постоянную визу. На данный момент государство делает акцент на временных визах. Теперь студенты с дипломами австралийских учебных заведений должны сначала найти работу, применяя полученные знания, а затем, при желании, получить постоянную визу. Несмотря на все изменения, студенческая виза дает неплохой шанс получения местного опыта работы путем трудоустройства, либо открытия собственного бизнеса, а затем, продления пребывания в Австралии. Преимущество людей, приехавших из-за границы, часто заключается в опыте и навыках, в желании и умении воплощать нестандартные идеи и нововведения.


— И, все -таки, как обычно складывается судьба успешных иностранных студентов? Действительно ли существуют большие шансы остаться на постоянное местожительство?

— Обычно по студенческой визе приезжает семья, где жена учится, в то время как муж либо работает, либо развивает свой бизнес. Да, шaнсы на получение ПМЖ есть, хотя каждая ситуация индивидуальна: например, кому-то проще и легче организовать свой бизнес, а кто-то находит работодателя с возможностью спонсорства за первые несколько недель в Австралии. По своему опыту замечаю, что люди, приезжающие в Австалию для получения образования, часто выбирают общение в русской общине нежели общение с местными австралийцами. Мой совет — общайтесь с местным населением, идите, если есть время, работать волонтером в любую благотворительную организацию. Это вам даст объективное знание местных условий, знакомства (и здесь работу, поверьте, часто находят только через знакомых), и, самое главное, знание австралийкого английского (языка).


— Юлия, как интересно вы отозвались о русской общине. А ведь зайдешь на соответствующую страницу Фейсбука или форума в Интернете, там столько разных советов от пользователей о том, что и как надо делать, чтобы иммигрировать. Документы ведь и самим собрать можно, а к иммиграционным агентам идти, когда возникнут проблемы.

— Людям нравится давать советы, но что подошло и сработало в деле одного человека, далеко не всегда может сработать в деле другого. Люди имеют право выбора — работать с агентом или делать все самостоятельно. Дело также в стоимости и затратах по процессу. Хороший агент — это человек, который правильно подготовит все документы для выбранной визы. Профессионал — тот, который рассмотрит дело с разных сторон и предложит оптимально короткий путь для получения ПМЖ, как с точки зрения времени, так и с точки зрения затрат — поэтому в большинстве случаев с грамотным агентом клиенты экономят денежные средства.


— А как обстоит дело с другими популярными для иммиграции визами? Например, когда-то было очень активное движение из России и стран бывшего СССР по бизнес-визам.

— Стандартная бизнес-виза обязует клиентов владеть и поддерживать бизнес в течение нескольких лет, а также бизнес должен соответствовать определенным критериям для возможности последующей подачи на ПМЖ. Из-за ограниченного знания английского языка и отсутствия информации и местного опыта в области налогообложения и лицензирования, в большинстве случаев данные визы редко приводят к успеху. Люди платят большие государственные пошлины, проходят длительное интервью в посольстве и показывают все документы о деятельности бизнеса за рубежом, что не каждый бизнесмен захочет делать.


— Вы говорите о «стандартной бизнес-визе». Eсть и «нестандартная»?

— На сегодняшний день есть возможность организации бизнеса в Австралии с целью открытия рабочих мест для австралийцев, привлечения инвестиций, новых идей и возможности получения ПМЖ через собственное дело. Данная программа привлекательна меньшими затратами, меньшими требованиями по языку, и временем до получения ПМЖ. В среднем количество инвестиций от 300,000 австралийских долларов. У меня есть положительный опыт ведения дел с начинающими компаниями и действующим бизнесом в Австралии, и я могу предложить стратегию для людей, готовых инвестировать денежные средства. Моя компания работает в тесном партнерстве с бухгалтерской компанией, которая вместе со мной «ведет» клиента и его бизнес до получения ПМЖ.


— Государство, если не ошибаюсь, поощряет и тех, кто имеет возможность вложить солидную сумму денег в экономику страну? Расскажите, пожалуйста, вкратце и о таких ситуациях.

— Для людей с большим капиталом предусмотрены визы инвестора, где люди вкладывают денежные средства под проценты на 4 года и имеют возможность проживать в Австралии с дальнейшим получение ПМЖ визы. Стоимость вложений на сегодняшний день $1,500,000 и $5,000,000. Последняя виза даже не обязывает заявителя находиться продолжительное время в Австралии для получения ПМЖ.


— Юлия, продолжая разговор на тему ПМЖ, на ваш взгляд, Австралия — страна подходящая по взглядам и ценностям для иммигрантов из стран бывшего Советского Союза? Cпоры о том, насколько хороша или плоха Австралия, ведутся постоянно, особенно между вновь прибывшими и пожившими уже достаточное количество лет в стране иммигрантами. Сами же австралийцы говорят: «Love it or leave it».

— Mне кажется, каждый человек находит в Австралии свое: кто-то едет за лучшим климатом, кто-то за уровнем жизни. Конечно, имеют место и разочарования, но если подходить к вопросу досконально и знать, что может ожидать по прибытии и составить план действий, обычно за 1–2 года люди находят и работу, и новых друзей и жизнь начинается заново.


— Про работу — это мы снова говорим о тех, кто приехал по временным студенческим визам?

— Не только о них, но и о тех, кто приехал по профессиональной независимой иммиграции, на постоянное место жительства. Им тоже приходится искать работу, не у всех получается найти работу сразу по специальности. Там, где требуется обязательное лицензирование деятельности, нужны дополнительные усилия и время. При переезде на постоянное место жительство в первые два года никакой социальной помощи от австралийского государства не положено. У меня есть и положительные примеры, когда люди находили работу еще находясь в России.


— A вы можете рассказать о своем личном опыте? У вас достаточно успешный бизнес. Как давно вы этим занимаетесь?

— Я пришла в иммиграционный бизнес пять лет назад. Идея заняться этим пришла еще в то время, когда мы находились в России и оффшорная компания, находившаяся в Санкт-Петербурге, очень недобросовестно поступила с нашими иммиграционными документами. Поэтому возникла идея доказать, что может иметь место хорошее обслуживание и нацеленность на результат для клиентов. Главное — делать работу добросовестно. Я не занимаюсь специально рекламой своей деятельности – клиенты ко мне приходят по рекомендациям своих знакомых. Для меня это очень хороший показатель развития моего бизнеса.


— Глядя на вас, убеждаешься, что успех — это когда все успеваешь. Ведь у вас трое маленьких детей.

— Меня очень поддерживает мой муж, а в повседневной работе помогает любовь к планированию.  Даже если у клиентов что-то не получается в настоящий момент, я держу на заметке каждое дело, поддерживаю связь с клиентами. Законодательство постоянно меняется, и безвыходных ситуаций, могу утверждать, практически не бывает.


— Все-таки для иммиграции есть какие-то пределы? Например, по возрасту?

— В большинстве случаев ограничение – 50 лет, хотя есть и случаи, когда и после 50 люди находят свои вторые половинки и переезжают в Австралию для создания новой семьи.


— А по профессии? Из России и стран бывшего СССР едут только IT-шники, инженеры и бухгалтеры? По крайней мере, такое впечатление складывается. Между тем, в списках необходимых стране профессионалов, публикуемых Министерством иммиграции и гражданства, много профессий рабочих, такие как каменщики, столяры и другие.

— Австралии нужны люди рабочих профессий, особенно вдали от столиц. Обычно все упирается в знание английского языка и документы об образовании. Многие работники имеют годы профессионального опыта без формального образования. Хотя, из примеров практики хорошего специалиста всегда возьмут и на спонсорскую визу для работы, если работодатель видит его уровень. Сейчас также появилась возможность удаленного подтверждения квалификаций без формального образования, где aвстралийские компании проводят скайп-интервью, смотрят на примеры работ и документацию, и в конце процесса человек получает документ о соответствии определенного уровня образования по профессии в Австралии. Затраты больше, но у людей появляется возможность иммигрировать. Списки профессий публикуются на сайте Министерством иммиграции и гражданства.


— Юлия, очень интересно узнать о вашем опыте работы волонтера с беженцами. Многие по приезду в страну работают волонтерами, но работать с беженцами — это довольно необычный выбор.

— Да, я работала в Multicultural Families Organisation, которая занимается помощью и поддержкой беженцев по их приезду в Австралию. Эти люди — мирные жители, проживавшие в местах военных действий. Конечно, рассказы о том, что они пережили, потрясают. Как правило, они ждут визы по 2–3 года в специальных лагерях. Я хотела получить именно этот опыт работы, познакомиться с особенностями других культур и помочь людям.


— А вы работали и с теми, кто смог приобрести статус легального беженца, перебравшись в Австралию на лодках? Известно, что отношение со стороны австралийцев к таким людям не совсем простое.

— Да, у меня был опыт работы и с такими людьми. Я не берусь судить, насколько справедливы законы по отношениям к таким людям, особенно когда они пускались в опасное путешествие с детьми. Сила духа таких людей потрясает. Они прошли через многое ради новой, лучшей жизни.


— Тут можно начать рассуждать о различии культур и жизненных ценностей…

— На эту тему действительно можно говорить долго. Как очень характерный пример, я всегда вспоминаю одну семью, приехавшую, если не ошибаюсь, из Ирана. В семье большое количество детей, и никто никогда не работал. В своей стране (a они, видимо, принадлежали к какой-то избранной касте) им должны были платить «дань» другие жители. Они решили возобновить практику сбора «дани» со своих соотечественников в Австралии, но встретили абсолютное неприятие и непонимание.


— Но ведь австралийское правительство и так оказывает значительную финансовую поддержку таким людям?

— Нет, не совсем так. Поддержка обычно выражается в предоставлении более доступного жилья, талонов на питание, медицинского обслуживания, получения образования и выплате пособий.


— Известно, что и граждане из России и бывших республик СССР стараются получить и иногда получают статус беженцев.

— Обычно такие люди въезжают в Австралию по временным визам, студенческой или туристической, и уже на территории Австралии подают заявление на получение статуса беженца. Беженские визы — неоднозначны, и многое зависит от ситуации по каждому делу. Обычно таким гражданам приходится проходить слушания в Трибунале по делам беженцев после отказа в беженской визе и далее рассматривать подачу завления министру по иммиграции или в суд для возможности получения визы, что является долгим (несколько лет) и затратным процессом.


— У вас такие дела тоже были?

— Я рада проконсультировать по таким видам виз тех, кто заинтересован в подаче, но в большинстве случаев люди делают часть самостоятельно, и приходят только на этапе апелляции.


— Юлия, спасибо огромное, за то, что нашли время для беседы. Удачи вам в работе!

— И вам спасибо! Буду ждать публикации в газете.

Беседовала


Ваш комментарий