Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Литературная «Жемчужина»

Многие читатели и люди пишущие - в Австралии, России и других странах, хорошо знакомы с выходящим уже долгое время в Брисбене литературно-художественном журналом «Жемчужина». Недавно в жизни журнала и его создателя и редактора Т.Н. Малеевской произошли 2 радостных события. В октябре 2014 года - с выходом журнала № 60 – «Жемчужине» исполнилось ровно 15 лет. А в декабре Тамару Малеевскую - автора рассказов, очерков, стихов, ряда статей и воспоминаний - приняли в Российский Союз писателей.

Редактор русской газеты в Австралии обратился к Тамаре, с которой  «Единение» поддерживает творческие и дружеские контакты уже много лет, с просьбой вспомнить историю создания журнала, рассказать о тех наших русских австралийцах, чьи произведения «Жемчужина» публиковала на своих страницах.

 

Тамара Николаевна Малеевская - Не приходится и говорить, что, для человека рождённого и прожившего всю жизнь за границей, признание в России, к тому же в Союзе писателей, – это не только большая радость, но и честь.

       Жизнь и работа над журналом продолжаются, и сейчас хотелось бы немного рассказать именно о «Жемчужине» и её лучших друзьях-авторах, которые при своей жизни оказывали огромную моральную поддержку и оставили о себе добрую память.

       15 лет - для любого журнала - срок немалый, особенно, если учесть, что издание литературного журнала на русском языке в англоязычной стране с самого начала осуществлялось, и осуществляется, исключительно на личные средства редактора-издателя. А поскольку весь труд по изданию журнала жертвенный, каждый понимает, что о гонорарах не может быть и речи.

       Сейчас всё чаще приходится слышать вопрос: «Как пришла идея издавать русский журнал на нерусском континенте и, каково было реализовать её в жизнь?»

       Постараюсь ответить вкратце. Во-первых, в момент создания «Жемчужины» - т.е. в 1999 году - в Австралии, уже долгое время, не было русского литературного журнала. А мечта - создать что-то прекрасное во имя России - жила во мне, и не давала покоя с давних пор. Конечно, мечта не сразу приняла определённые формы. Но вот, подошёл момент, когда в душе начал зарождаться образ «Жемчужины» - я как бы «увидела» её в своём сердце... - и полюбила на всю жизнь. И тогда стало ясно: если такой «Жемчужины» нет в природе, значит, надо создать её самой.

       С начала своего основания, журнал был и остаётся журналом светским. Но, как и прежде, его направление - верность Православию, патриотизм и безграничная любовь к исторической России.

       При зарождении «Жемчужины» предполагалось, что журнал будет чисто местного характера. Но получилось так, что с первых же шагов журнал перерос планы, и писать для «Жемчужины» стали как австралийские авторы. Среди них - русские харбинцы, послевоенные эмигранты из Европы, и некоторые из новоприезжих, а также и поэты/прозаики из США, Венесуэлы, Франции, Италии и, конечно же, из всех уголков России и бывших её республик. Но пришло время, и «Жемчужина» подружилась с Интернетом... и теперь география авторов и читателей вообще потеряла границы.

       Читатели в своих отзывах постоянно отмечают, что журнал красочный, насыщенный, что его содержание интересное. Это радует. В конце концов - в течение 15 лет - в «Жемчужине» собирались и публиковались образцы великой русской классики; также принимали и принимают участие современные русские православные писатели и поэты; есть и серьезные произведения, призывающие задуматься о жизни, есть и добрый юмор. Поэтому все редакторские силы направлены на то, чтобы журнал таким и оставался.

       Редакторские силы... Невольно вспоминается, что, помимо финансовой стороны, с самого начала основания журнала было ясно и другое: всю работу по изданию «Жемчужины» редактору придётся взять на себя. Дело в том, что члены редколлегии - замечательные люди и талантливые авторы - все они жили в разных штатах Австралии. Почти все были в преклонном возрасте, и многие из них неизбежно должны были уйти в иной мир. И они ушли. Но светлая, благодарная память о них осталась навсегда.

       Помнится, ещё только обдумывая затею «Жемчужины», я сразу же позвонила в Сидней своим друзьям и коллегам - редактору исторического журнала-летописи «Австралиада» Н.А. Мельниковой и Л.А. Ястребовой - и поделилась с ними заветной мечтой. Первое, что от них услышала, - это была их поддержка и «благословение» в добрый путь. С тех пор их сердечное отношение и пожелания успеха неизменно претворялись в дело.

       Так Н.А. Мельникова, несмотря на занятость в «Австралиаде», сразу же поддержала детский раздел в «Жемчужине» - прислала стихотворное послание в почтовый ящик одноименному герою сказок про «Тузика», который живёт в журнале с 1-го по 60 номер и успел заслужить почётное звание «легенды». И следом же, для 2-го номера, Наталья Анатольевна прислала свой замечательный литературный очерк о Лермонтове.

       Почти сразу в «новорожденную» редакцию позвонил из Мельбурна поэт И.М. Смолянинов, член Союза писателей России, и объявил: «Я ваш друг». И другом «Жемчужины» - верным, искренним и бескорыстным - Игорь Михайлович оставался до последнего дня своей жизни, пока не ушёл из жизни в 2007 г.

       Жизнь Смолянинова была сложной: сын «врагов народа», оставшись без родителей, познал всю горечь лишений и одиночества; во время войны попал в немецкий плен, и в результате потерял возможность вернуться в родной Киев, который, кстати, всегда считал «Матерью городов русских». Всю жизнь поэт тосковал о родине и посвятил ей всё своё творчество. Создал цикл рассказов о войне, автор множества стихов и поэм. Хочется привести хотя бы одно из них...

 

Киевская весна

 

Над хребтами крыш дрожат созвездия,

Чуть алеют проблески зари, -

Словно в ожидании возмездия

Плачут жёлтым светом фонари.

 

Город спит, запутавшийся в улицах,

В переулках, в каменных дворах,

И в тумане призрачном сутулится

Старая Батыева гора...

 

Туча с грозовыми пересветами

В Заднепровье тихо уплыла,

Византийскими темнеют силуэтами

Золотой Софии купола.

 

В тишине, весенними ночами,

С трепетанием зарниц вдали,

Белыми пахучими свечами

Старые каштаны расцвели.

 

И как будто оживают тени

Древних, незапамятных времён, -

И черёмухой, и запахом сирени

Воздух до предела напоён...

 

И как древле, споря с печенегом,

Русской буйной удали полна,

Киев залила хмельным набегом

Ярая, кипучая весна.

 

       Очень скоро из Мельбурна откликнулся ещё один поэт - А.М. Карель, также член Союза писателей России. Судьба Кареля во многом схожа с судьбой Смолянинова. Неизбывной болью и безграничной любовью звучат воспоминания Анатолия Михаловича о поездке в Россию, тогда ещё СССР.

 

За окном вагона - даль равнины

Уплывает медленно назад,

А вблизи - то ели, то осины,

Промелькнув, мне "здравствуй!" говорят.

 

Там и здесь - плывут деревни, хаты,

Без заборов, выстроены в ряд,

Будто бы уставшие солдаты

Эту Русь веками сторожат.

 

Здесь, сейчас, сойти б на полустанке,

Через выгон, через огород

Пробежать, как в детстве, без оглядки,

Юркнуть в сени за родной порог.

 

Кажется, как будто за спиною

Не стоит годам прожитым счет!

Кажется, за этой вон избою

Девушка меня, как прежде, ждет.

 

Нет! Меня никто здесь не узнает,

Не узнаю никого и я!

Потому и поезд продолжает

Путь назад в далёкие края.

 

Я вернусь домой в страну другую,

В тёплую и добрую страну,

А про боль за бедную, родную,

Никому и слова не скажу.

 

       Одним из первых и постоянных друзей и авторов «Жемчужины» была также Л.А. Ястребова. Лидия Александровна писала увлекательные рассказы, романы; её стихи всегда были полны искрометного юмора. Но одно из них, посвящённое кончине поэтессы Елены Недельской в 1981 г., поражает болью невозвратимой утраты...

 

Вы ушли и грустно стало, что вас с нами нет...

Только книжечка осталась, да еще портрет.

 

Ни улыбку не увидим, ни движенья губ,

Лишь рассыпан в переплете черный бисер букв.

 

А во всех стихотвореньях столько ваших чувств!

Жаль, их больше не услышим мы из ваших уст...

 

Вы ушли, оставив людям много теплых слов,

Тех, что вы вложили в строчки музыки стихов.

 

Вы еще бы написали, если б жизнь продлить,

Только смерть одним желаньем не остановить...

 

       Талантливая писательница и поэтесса Елена Александровна Якупова, родная сестра Ястребовой, была также верным другом «Жемчужины», и радовала читателей своим творчеством не один раз. Стихотворение Якуповой, где она вспоминает свою первую любовь в водовороте революции, невозможно не упомянуть... - такой болью пронизаны его строки против жестокой судьбы.

 

В ТАКУЮ НОЧЬ

В такую ночь, как эта, тяжелее

Вытравливать из памяти живой

Другую ночь… Прибрежную аллею

Захлёстывал бушующий прибой.

И отблеск молний предвещал ненастье.

Мы оба знали: в этот поздний час,

Как вестник зла, тебе пришёл из части       

Неумолимый воинский приказ.

Ты говорил о нашей трудной доле,

Ты что-то мне доказывал, а я,

Едва дыша, окаменев от боли,

Последний раз глядела на тебя.

Ты нежно обнимал меня за плечи,

Ты ждал ещё каких-то перемен,

Ты верил в неизбежность нашей встречи

И в то, что жизнь свела нас не за тем,

Чтоб, полюбив, по воле злой расстаться,

Что есть же справедливость и закон,

Что надо хлопотать и добиваться,

Что этот политический кордон

Забудется, как грубая ошибка,

И правда восстановится сполна…

Ты улыбался, но твоя улыбка

Была отчаянья и горечи полна.

Вдруг хлынул дождь. Деревья зашумели.

Дорога наша подошла к концу,

И ты, укрыв меня полой своей шинели,

Приник губами к моему лицу.

А завтра, в дымном зареве заката,

Ты отплывёшь, оставив за бортом,

Чужой причал, последний лязг каната,

И город в сумерках, и мой далёкий дом.

Мир опустел. Мелькают дни, как тени,

Перед грозой неиствует прибой,

В такую ночь я встану на колени

У Бога вымолить забвенье и покой.

Но нет на всей земле такого места,

Где б я на счастье обрела права.

Тебя любила я, как друг и как невеста,

Оплакиваю горько, как вдова.

 

       Много было и есть у «Жемчужины» добрых и верных друзей. Увы, нет возможности упомянуть всех, но всё же особо выделяется в среде новой местной эмиграции Канберрский автор Геннадий Гончаров, или Ген-Гон, как его любя окрестила «Жемчужина». Читатели постоянно обращали внимание на то, что рассказы Геннадия - невероятные похождения геолога, несмотря на все трудности и опасность на каждом шагу - всегда были полны света и безграничной доброты.

       А ещё был Игорь Гантимуров... К сожалению, «был». Самородок, исключительно талантливый поэт, да ещё и переводчик, ушёл из жизни в июне 2014 г.

       От всего сердца благодарю авторов и желаю им творческого вдохновения и много лет плодотворной работы и благодарных читателей. А тех, кто покинул эту жизнь, оставив о себе добрую память, хочется почтить стихотворением, которое я читала в 1998 г. в Сиднее, в Русском клубе, на презентации сборника изданного «Австралиадой» - «Антология русских поэтов Австралии».

 

Над вечным покоем

 

Далеко от родного погоста

Есть клочки православной земли –

Вечный сон пал на русские кости,

Что покой на чужбине нашли...

 

Ветерок не ковыль там колышет,

Им не русские песни поёт.

Австралийское солнце там пышет,

Беспощадно палит и печёт.

 

Но бывают деньки золотые,

Или тёплой вечерней порой,

Слышно пенье - молитвы святые:

«Боже, душу скитальца покой...»

 

И тогда, повторяя как эхо,

Эвкалиптовый шорох ветвей,

Кукабарра раскатистым смехом

Словно горько заплачет о ней...

 

Только пенье несётся всё шире,

Примиряя страданье души –

Ничего нет прекраснее в мире

Скромной русской молитвы в тиши...

 

Наши деды, отцы – её слышат.

Они вновь обретают покой.

И, быть может, им снится: колышет

Своей зеленью дуб вековой...

 

Или, может, к родному порогу

Их молитва опять привела:

Не к степям и берёзкам, но к Богу...

Наша родина – только одна...

 

Далеко от родного погоста

Есть клочки православной земли –

Там покоятся русские кости,

Вечный сон там скитальцы нашли.

1998 г.  Тамара Малеевская. Брисбен.


1 comment