Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Русский ученый С.Я. Парамонов (Лесной): к 120-летию со дня рождения

«Австралия, друзья, занятная страна, // Хоть занесло ее почти что на край света. Все странно здесь: зверье, растения, земля // И даже, кажется, обычные предметы», — писал «натуралист в Австралии» Сергей Яковлевич Парамонов в своем первом и последнем поэтическом сборнике в 1948 году. Познакомился с Австралией доктор наук, профессор Парамонов всего за год до этого, в 1947, когда по приглашению CSIRO приехал в Сидней.

Ученые такой величины, с мировым именем, в то время были здесь не частыми гостями. Вот почему в номере от 11 марта The Herald поместила его фото, предпослав кратким рассказом о судьбе русского энтомолога:

            «Родом из России ученый с мировой репутацией прибыл сегодня в Мельбурн на борту «Астуриас» для работы на Совет по Науке и Промышленным Исследованиям… Когда нацисты оккупировали Киев он был арестован, оторван от своей работы, музея и библиотеки и претерпел множество лишений. Военные годы стали для него настоящим кошмаром… Речь идет о профессоре С.Ф. Парамонове (опечатка в инициалах в оригинале газеты, - А.К.), 52-летнем зоологе и всемирном авторитете по мухам, которые станут его основной сферой исследований для CSIR. Профессор Парамонов – доктор наук с целым набором дипломов европейских университетов. Он – автор более 100 научных работ на русском, французском, немецком и украинском. Немцы использовали его прежде всего для квазинаучной работы – составления каталога коллекций, которые затем были отправлены из Украины на Запад. Однако, профессор Парамонов оказался в этом ненадежным, т.к. не любил нацистов, за что и был отправлен в концлагерь. Он перемещался из одного лагеря в другой, в основном по территории Польши, в ожидании дня, когда нацисты будут сокрушены. Он тяжко трудился, в том числе, на физических работах, но не терял надежды.

                В связи с его специфическими научными познаниями он тайно поставлял партизанам различные медицинские препараты через надежных людей. И успел многое передать таким образом, пока не был схвачен. Немцы вознаградили его 20-дневными ужасающими пытками, которые только можно вообразить. Но все же оставили ему возможность выжить, вероятно, думая, что он может им еще быть полезен. Как только война окончилась, он бежал в западном направлении, и вскоре после капитуляции прибыл в Париж. Прежде он уже работал в Париже и вернулся к оставленным делам. В свободное время пытался разыскать сведения о его родных. Но смог найти только брата… «Жизнь снова продолжается», - сказал он нам».

            В те годы многие бежали из разоренной войной Европы. И в этом не было ничего удивительного. Уехал оттуда и С.Я. Парамонов. В Австралии его жизнь не просто «продолжилась», но была отмечена многими успешными исследованиями в науке. Достаточно сказать, что работая здесь, сначала в Сиднее, а затем в Канберре в Национальном Университете (ANU), он опубликовал более 200 научных работ, изучил и описал бесчисленное множество насекомых Австралии (в основном, мух-жужжал). Можно сказать, заложил в Австралии основы для нового направления энтомологии, мало изученного здесь до него. Специалистов такого уровня стране катастрофически не хватало.

            Но вместе с тем, он, как человек разносторонний и начитанный, все свободное время посвящал изучению истории возникновения русской государственности. Много публиковался. Достаточно назвать его книги, чтобы было понятно, о чем он писал: «Слово о Полку Игореве. К 150-летию со дня опубликования», «История "руссов" в неизвращенном виде», «Пересмотр основ истории славян», «Русь, откуда ты? Основные проблемы истории Древней Руси», «Из далекого прошлого славян». И, наконец, самая известная и нашумевшая его работа – «Влесова книга. Языческая летопись доолеговской Руси (История находки, текст и комментарии)». Сегодня о «Влесовой книге» знают и говорят многие. В России выходят на эту тему целые тома исследований. Ее называют то подлинником IX века, то заведомой фальсификацией. Но именно С.Я. Парамонов (писавший и печатавшийся под псевдонимом Сергей Лесной) впервые широко затронул данную тему, и впервые назвал найденный источник именно «Влесовой книгой».

            История обнаружения этой рукописи известна многим, поэтому я затрону ее лишь вкратце. После гражданской войны русский писатель, историк и исследователь фольклора Ю.П. Миролюбов оказывается в Бельгии. Здесь он в свободное от работы время пристально изучает древ­нюю русскую историю и историю славянства. Тогда же он начинает ряд работ на основе сохранившихся у него заметок, среди которых «про древнюю русину», «про русину землю», «про хату русу», «про карпат гору», «про русу стековую», «про князя Кия», «про Киева-града» и другие. Его поиски в исторических архивах, библиотеках и среди русской диаспоры случайно приводят к знакомству с бывшим полковником Добровольческой Армии Али Изенбеком, художником, проживающим как и Юрий Петрович в Брюсселе. Как-то в разговоре с ним Миролюбов, рассказывая о своем увлечении древней историей славянства, посетовал на отсутствие оригинальных источников, препятствующее ему заглянуть доста­точно глубоко в прошлое русского народа. Изенбек рассказал, что в 1919 году, в разгромленной помещичьей усадьбе под Орлом, он нашел кучу небольших дощечек с выцарапанными на них письменами на непонятном, как ему кажется, славянском языке. Будучи участником многих археологических экс­педиций в Средней Азии, он почувствовал, что дощечки эти могут иметь истори­ческую ценность. Поэтому он собрал их и вы­вез из России при эвакуации Крыма. Изенбек позволил Миролюбову заняться изучением и перепиской содержимого дощечек с условием, что Юрий Петрович будет заниматься этим в его помещении. После «адских» трудов, длившихся с 1927 по 1936 год, Миролюбову удалось разобраться в дощечках, местами попорченных временем, частично поломанных с недостающими частями, переписать начертанный на них текст, расшифровать и перевести его на современный язык. По мере обработки материала, названного впоследствии «Влесовой книгой», Миролюбов отсылал переписанный оригинальный текст и его расшифровку в Музей Русской Культуры в Сан-Франциско, куда были посланы также и фотографии найденного. В 1952 г. Миролюбов сообщает в журнале «Жар-птица» (Сан-Франциско) об обнаружении им «древних дощьек». Первую публикацию обнаруженного он осуществил в 1953-1957 гг. С момента публикаций «дощечек» Миролюбовым, ими начинают интересоваться многие. Первым из крупных и неординарно мыслящих ученых откликается на эти публикации С. Лесной. Как утверждает историк А.И. Асов именно благодаря интересу Лесного и его относительно широко разошедшимся публикациям о «Книге Велеса» узнали и заговорили и в мире, и в России. Их тираж уже тогда исчислялся не сотнями, а тысячами экземпляров, он обращался в крупнейшие научные центры, будоражил общественность, высылал свои книги и публикации в СССР, в Академию Наук, с запросами относительно «Влесовой книги».

            Обнаруженный Миролюбовым источник дополнил давние исследования Парамонова на тему истории вопроса происхождения Древней Руси – истории борьбы норманизма и антинорманизма. Этой теме он посвятил десятитомный труд «Истории руссов в неизвращенном виде», который лишь в 2012 году вышел на родине автора, в России. Причем, одновременно в двух разных издательствах. В ней он затрагивает вопросы о происхождении русского государства и его культуры, становления Киевской Руси и возникновения Руси Новгородской, истоках славянской общности, языка и государственности. Оригинально книга вышла в 1953-60 годах. Конечно, за последние 50 лет наука значительно продвинулась в данной теме, вышло много новых исследований, были обнаружены новые находки, доказаны давние предположения, допущения и теории. Тем не менее, нужно отдать должное кропотливому труду С.Я. Парамонова (Лесного), как исследователя и историка-любителя. Во многом он остался оригинален и неопровержим в своем стремлении не повторять за другими историками общепризнанные взгляды, а подойти к рассматриваемым вопросам с собственной точки зрения.

            До прибытия в благословенный австралийский край, где ученый прожил 20 лет, где пользовался признанием и где мог заниматься любимым делом, он прошел через войны, оккупацию, лагеря.

            Родился он в 1894 году в Харькове. Отец Сергея Яковлевича был лесничим, и в детстве он много времени проводил на природе, в лесах Украины и Бессарабии, так что неудивительно, что позже выбрал себе именно такой псевдоним – Сергей Лесной. Однако, использовал его лишь для публикаций вне науки, вне своего основного занятия. В 1912 году он окончил среднюю школу в Аккермане (Бессарабия) и поступил на физико-математический факультет (отделение естественных наук) Киевского университета, который с успехом окончил в 1917 г. Из-за октябрьского переворота он вернулся в Бессарабию в 1918-м. Затем в начале 1920-х годов переехал в Киев, где успешно работал в Академии наук.  В 1940-м получил докторскую степень в Киевском университете и работал директором Зоологического музея Украинской Академии Наук. Как указано в исторической справке об этом музее, «в Киеве Зоологический музей начал работать в 1919 году и сразу стал главным хранилищем зоологических коллекций страны». По сути эти уникальные коллекции были большей частью собраны стараниями самого С.Я. Парамонова во время его 10 научных экспедиций в Бессарабию, Херсонскую губернию, Крым, на озера Баскунчак и Эльтон, в Армению. С наступлением Второй мировой войны он не стал эвакуироваться. Полагаю, прежде всего потому, что его уникальная коллекция, как и многие научные материалы были брошены в Киеве за неимением времени и возможностей к вывозу. Слишком стремительно наступали немцы. Во время оккупации он оставался в городе и продолжал работать в Академии наук. В 1943 г., когда нацисты решили перевезти уникальную коллекцию киевского Зоологического музея в Германию, Парамонов последовал за ней. Так он оказался в Познани, о чем свидетельствуют его научные статьи, опубликованные в том же году в немецком научном журнале «Zeitschrift für Angewandte Entomologie». В его автобиографии, составленной при приеме на научную работу в Австралии, С.Я. Парамонов указывает, что из Познани он был отправлен в немецкие лагеря. Откуда в 1945 г. освобожден британской армией. К сожалению, иных свидетельств и источников, доказывающих это, мной не обнаружено. По окончании войны Парамонов переехал в Париж к родному брату Алексею. Некоторое время работал в Британском музее. Затем, уже получив приглашение в CSIRO, он сел на морской лайнер «Asturias», ходивший в Австралию из британского Саутхэмптона (Southampton), и через 5-6 недель оказался в Сиднее. Его маршрут проходил через Мальту, Суэцкий канал, Аден и Коломбо, о чем Сергей Яковлевич написал стихотворение «В Индийском океане».

            Он выпустил только две тоненькие книжки своей лирики, которые, тем не менее, в лучших традициях Фета, Тютчева, Есенина передают нам окружающую красоту природы, легкие дуновения ветерка, колыхание травы, изгибы рек и прозрачность озер. Благодаря многочисленным переездам, командировкам и биологическим изысканиям, он всюду в качестве зарисовок лирически воспроизводил местность, находил в ней особенные узоры и характер. Вел задушевные беседы.

            Будучи антинорманистом, он, вместе с тем, уважал и любил Европу. В своей работе «Мы и наша древняя история» Парамонов (Лесной) писал:

       «Представление, что Россия по своей культуре страна азиатская или полуазиатская, лишено всяких оснований. История России - это история перемалывания азиатских культур и победоносного шествия культуры европейской в Азию. Носителями и внедрителями этой культуры в соответственной части Азии были и остались только русские. Разница в культуре Запада и России только кажущаяся, и, главным образом, основана на недостаточном знании России Западом. Удаленность, изолированность, громадность России создавали и создают на Западе представление, что Россия так же далека от Запада по сути своей, как Индия или Китай. Это коренная и трагическая ошибка для Запада».

            Настоящий историк не только заглядывает в прошлое, пытаясь разобраться в нем, но и анализирует его применительно к будущему. Старается быть пророком и предугадывать ход событий. Именно таким и был Сергей Яковлевич Парамонов (Лесной), чей прах ныне покоится в австралийской земле, но чье сердце, мысли и судьба были и остаются на родине, в России.

© Андрей Кравцов, Москва - Мельбурн

 


3 comments