Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Инга Даугавиете

В Австралии: с 1994г. Родилась в Риге, окончила Латвийский государственный университет. Живёт в Мельбурне. Финалист и призёр ряда конкурсов, в том числе «Пушкин в Британии», «Эмигрантская лира». Публиковалась в газетах «Литературная газета», «Интеллигент» и «День», в журналах «Белый ворон», «Австралийская мозаика», «Интеллигент. Избранное» и «Витражи».

Передача об Инге Даугавиете на Русском Радио Австралии:

 

ОСЕНЬ

 

Чем дольше веришь – тише слова молитв.

Светлее ночь. Размереннее строка.

Невероятно ярок осенний лист,

И растекается в рамке небес закат.

 

Из города – все дороги ведут к воде,

(Чем ближе дюны – пронзительней синева),

И в янтаре тает короткий день.

Всё – забывай. Намеренно – забывай!

 

Касается края воды золотой клубок,

Идешь, почти не касаясь седой земли....

 

И вдруг понимаешь, как равнодушен Бог.

И как – нечеловечески – справедлив.

 

 

* * *

– Помнишь, соседка была, говорила "Алла..!"

И замирала, к небу подняв глаза.

В нашем квартале (пять минут от вокзала),

Жить без молитвы было никак нельзя!

 

Здесь Богоматерь на трех языках просили

(Все, говорят, дороги приводят в Рим!)

Выпив, кричал Иван, что светлей в России

Солнце… седой раввин соглашался с ним.

 

Плыл над кварталом запах вина и хлеба,

Послевоенный запах, хвала Богам!

В городе нашем дороги взмывали в небо,

Бережно огибая последний храм.

 

 

* * *

Казалось, закрыть глаза и наступит лето...

Полить цветы? Откладываешь вязанье.

Бесследно проходят годы, почти бесследно,

зеркальный круг отражает забытый замок,

распущенный гобелен и седые кудри.

Ах да, цветы. Остаётся шагами мерить

пространство спальни. Эхо на гулкой кухне

вздыхает, играет ветер дубовой дверью.

За окнами силуэты? – Скелеты башен,

другое небо, иные, чужие зимы.

И всё вязать, неизвестно зачем, рубашку…

Хотя бы имя вспомнить.

Хотя бы имя…

 

 

* * *

Сползает солнце за горизонт,

становится небо сплошным желе.

Затвор проверить – ещё разок –

да вещмешок, да бронежилет.

На всякий случай перекрестись, –

свинья, неважно, такой же зверь –

Эдем пылает, мелеет Стикс,

и выцветает узор ветвей

столетних вязов, дубов, секвой,

кору отслаивает эвкалипт…

Простое право – самим собой

остаться здесь, в загоне Земли.

Упрямо, ровно ( в последний раз)

патрон в обойму, колчан – стреле...

Молись – даст Бог! – не заметит нас

петля предутренних патрулей.

 

 

НОСТАЛЬГИЯ

 

Привычно просыпаться по утрам,

перебирать слова, тарелки, мебель

передвигать, а в равнодушном небе –

не облака, а радуга реклам.

Так жить в Париже, Рио… Где ещё –

в Житомире? И всё такой же вечер,

На горизонте купола мечетей

или костёлов. Рабби или ксёндз

угрюмо-равнодушен, как и тот,

кто… Да простятся прегрешенья наши!

Себя в себе не расплескать, как в чаше,

в любой стране под небом-шапито.

 

 

* * *

Дорога – до леса, дорога – до лета

До борта, до гонга, до – трапа дорога...

Последней молитвы – смотри – до рассвета

Осталось всего лишь два слова – и амен.

Ты меришь взаимность – детьми и годами,

Рождественским утром и запахом хлеба...

Мне – мало! Ты слышишь – мне мало – над нами

Сегодня ещё распростёртого неба...

 

Мне – мало.

 

 

* * *

"А Бог не играет в шашки. Хотя умеет"
                                               Черная Лиса

 

Ни в шашки, ни в шахматы, но, порой, в поддавки.

Снимает перчатки, тщательно мелит кий,

Невероятно точен удар, другому вот так – слабо!

Тает в стакане осколок льда. В мире царит любовь.

 

Она – шепотом – Господи, благодарствую за

Всё что есть, а втрое – за то, чего нет!

Каждое утро – вновь открывать глаза,

Слушать, как под окошком сгребают снег.

 

И (продолжая громче, чуть осмелев) –

За то, чего нет, Господи, именно так!

(слава, деньги, сказочных королев

Платья, и – ослепительная красота),

 

Узнику – недосягаемый горизонт,

Наказаньем целителю – тяжкий недуг.

Как выбирать из всевозможных зол

Самую незначительную беду?..

 

В такт пульсации вен, тяжело дыша –

Господи, воля твоя, ну ещё чуток –

 

И замирает, не докатившись, шар.

Ведь никогда не спрашивала – за что?

 

 

* * *

"Натереть пару яблок, добавить сахар и соль",

Бабушкин голос, и как знакомы слова!

"Полстакана муки, постой, не забудь яйцо..."

Просыпается медленно город. Пора вставать.

 

И даже не знаешь, лучше ль такого сна

Под глазами – бессонниц радужные круги.

Невозможно забыть, но так часто не вспоминать,

Помоги, Всевышний… пожалуйста, помоги.

 

 

 

На видео Инга Даугавиете читает свои стихи на фестивале "Эмигрантская лира" (Льеж, Бельгия. Август 2012 года):


Ваш комментарий