Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Матушки

В работе совместного Пастырского совещания духовенства Русской Зарубежной Церкви и Московского Патриархата, посвященного пятой годовщине воссоединения Русской Православной Церкви, наряду с делегатами от духовенства впервые приняли участие и супруги священнослужителей. На совещание матушек пригласили неслучайно. Восточно-Американская епархия уже делает шаги к более тесному сотрудничеству с нашими матушками. Многие из них получили и поздравления к своему Дню Ангела. А это знак того, что их знают не меньше, чем батюшек.

Kinder, Kuche, Kirche?

 

Kinder, Kuche, Kirche, или «3К» - распространенный в Германии лозунг, который переводится как «дети, кухня, церковь»и призывает женщин посвятить себя исключительно этим сферам семейной жизни. Появление этого определения «роли женщины в семье и обществе» относят в 1890-м  годам. Интересно, что приближенным английским эквивалентом этого определения может считаться  фраза Barefoot and pregnant - с явным намеком на то, что женщина не должна иметь собственных интересов за стенами дома и рожать как можно больше детей. Явление «на свет» последнего определения «женской доли» и, вероятно, женской роли, относится уже к более близкому к нашему времени - к 1940-м годам.

Матушки русского зарубежья давно вышли за пределы исключительно дома, и роль супруги священника в русском зарубежье сегодня более многогранна, чем, например, в России. С этим мнением согласен и принимавший участие в совещании московский протоиерей Артемий Владимиров.

Матушка в России - это, прежде всего, хранительница домашнего очага. Такова  русская традиция: выходя замуж за будущего священника, девушка сознательно решается посвятить себя исключительно мужу, дому и детям. Приходская школа, клирос, иконописная мастерская - удел тех, кто все-таки решился выйти за рамки традиции. Реже матушек можно встретить среди медиков и церковных журналистов. Хотя и в России уже не единичны примеры так называемых  «нетрадиционных» матушек, которые и работают полный рабочий день, имеют собственный бизнес, отдают предпочтение джинсам и коротким стрижкам вместо юбки «в пол» и косы до пояса. При этом комфортно чувствуют себя как за рулем автомобиля, так и за плитой, накрывая стол для большой семьи, в которой уживаются вместе представители младшего и старшего поколений.

Матушки в США, помимо поддержки мужа, содержания домашнего очага и  воспитания детей, свою роль чаще видят и в качестве активных помощниц батюшек в их служении, а это, прежде всего, работа с людьми, разнообразные приходские дела: школа, клирос, благотворительность, ярмарки, концерты, популярные в Америке приходские пикники.

 

Иммиграция - понятие православное

 

Особое служение матушек по всему русскому зарубежью - от Северной Америки до Австралии - работа с «новыми» русскими, а точнее, русскоязычными, приезжающими на жительство или учебу в США. С начала прошлого столетия, в какую бы точку земного шара ни приезжали русские, первым делом они строили храм и организовывали приход. С тех пор мало что изменилось. Разве что годы и десятилетия без веры оставили после себя многочисленных мало в церковном отношении образованных наших соотечественников. Но душа, по природе своей христианка, за тысячи километров от родины зовет иммигрантов в русский православный храм. И заботы о новоприезжих чаще всего берут на себя именно матушки. Есть в епархии матушки, которые вместе со своими батюшками-юристами работают в качестве иммиграционных переводчиков, другие помогают новым прихожанам в поисках работы, профессиональной консультацией или теплом и добрым советом.

«Проблема обустройства и привыкания к новым условиям жизни в той или иной степени коснулась всех, кто приехал за океан в последние пятнадцать-двадцать  лет, - считает матушка Ирина Пастух из города Дайтона Бич во Флориде.- Отец Андрей сейчас служит в Андреевском храме в Дайтона Бич четвертый год, а первым нашим приходом был храм в Хасавюрте. Но чеченская война заставила переехать в соседний Ставропольский край. Пятнадцать лет назад, из-за близкой войны и опасной обстановки на Северном Кавказе мы переехали в США. Начинали службы с маленькой общины в Палм-Косте, потом открывали Никольский приход в Дайтона Бич».

И продолжает: «Я считаю себя «поддерживающим фактором» для батюшки, постоянно с ним рядом. На приходе мое основное занятие – работа с людьми. У прихожан очень много вопросов, с которыми некоторые стесняются обратиться к батюшке. В первую очередь, это проблемы, связанные с иммиграционными вопросами: вновь приехавшие люди часто не знают, к кому обратиться с тем или иным вопросом, куда пойти в поисках работы. Главное в таких случаях - окружить людей заботой и вниманием, дать понять, что это временные проблемы, и все мы, приехав, переживали то же самое. Первое время в другой стране всем бывает тяжело. Мы на себе это сами испытали».

В будни отец Андрей и матушка Ирина оба заняты на мирской работе в курортной индустрии Флориды. В выходные и по праздникам с младшим сыном, помощником батюшки, все вместе отправляются в храм на богослужение и встречу с соотечественниками.

С новоприезжими: русскими, украинцами, выходцами из Латинской Америки, работает не одна матушка русского зарубежья. Как правило, это переводчицы в адвокатских конторах, где в течение недели трудятся батюшки-адвокаты.

 

«Конверты»

 

Немалая часть приходов Восточно-Американской епархии Русской Зарубежной Церкви говорит и служит по-английски. В сравнительном отношении англоязычных приходов в составе Патриарших приходов - даже больше, чем в РПЦЗ.

Матушка Кира Вэбб - супруга священника Стивен Вэбба. Оба, как и многие православные в Америке, новообращенные - «конверты». Сейчас отец Стивен служит в Никольском храме г. Флэтчер, штат Северная  Каролина. Это их первый приход, куда, приняв Православие, они ходили молиться в качестве прихожан. Потом была Флорида, где Стивен Бэбб стал отцом Стефаном.

По профессии батюшка - иконограф. Матушка заинтересованно рассказывает о батюшкиной работе - цифровой реставрации старинных икон, как радостно говорит и о их церковной, не без трудностей, жизни, о недавнем возвращении домой - в Северную Каролину, о четверых детках и устроенной для них домашней школе.

«Я по профессии - мама. А для батюшки - помощник и друг: и просфоры пеку, и по храму по необходимости помогаю».

 

Имя ей - Любовь

 

Для матушки Любови Лукьяновой, в отличие от других супруг священников, это пастырское совещание - не первое. Не являясь официальным делегатом собраний духовенства, матушка всегда «за сценой» занималась устройством гостей, в том числе из России: предоставляла свой дом, машину, сама была рядом в качестве хозяйки, сопровождающей, водителя.

Для матушки Любы Покровский храм, и приход, и сам город Наяк - родные. С юности  пела здесь на клиросе. Тридцать один год назад вышла замуж за семинариста, будущего протоиерея Сергия Лукьянова. Молодое поколение, многие годы привыкшее видеть батюшку с чудотворной иконой в скаутских лагерях и во главе многочисленных церковных мероприятий Восточно-Американской епархии, вероятно, не знает, что целых 18 лет отец Сергий служил дьяконом на приходе своего отца - известного далеко за пределами Америки протоиерея Валерия Лукьянова.

Матушка Люба помогала и в приходской школе в Лейквуде, и в Никольском приходе в Рэд-Бэнк, известном как Краснобрегово, где по просьбе потомков казаков отец Сергий возобновлял церковную жизнь.

Все эти годы матушка, по специальности учитель русского языка, преподавала русский в местной американской школе, что давало ей возможность всегда быть рядом с батюшкой и при храме. Матушка пела и читала на клиросе в течение недели, пекла просфоры, шила подрясники в те годы, когда пошивочные мастерские церковной утвари были редкостью, и шитье облачения приходилось осваивать матушкам.

В то время как отец Сергий полностью посвятил себя служению Церкви, матушка Любовь, помимо церковных послушаний, выполняла еще одну большую задачу - профессионально обучала русскому языку нынешнее молодое поколение потомков выходцев из России - прихожан Лейквуда и окрестностей, среди которых и пятеро своих детей: два сына и три дочери.

«Когда дети были маленькие, - вспоминает матушка Люба, -  я всегда им говорила, что выше всех нас – только Господь Бог. И когда, бывало, дети шалили, напоминала им, что этим они не меня обижают, а, прежде всего, Господа Бога и Божию Матерь; чтобы они понимали, что все наши дела перед Богом открыты.

Церковная жизнь в нашей семье всегда была на первом месте. Однажды наша дочка, Катя, которая тогда только что пошла в школу, принесла домой целую кучу центов. Когда мы спросили, откуда эти деньги, она ответила, что собрала в школе у своих одноклассников-американцев, которым рассказала, что ее дедушка строит храм. Так в строительстве храма святого Александра Невского поучаствовали совсем маленькие детки!»

Интересно, что все матушки, с кем я беседовала во время совещания, сходились во мнении, что служение Богу в семье священника - это служение одно на двоих. А когда подрастают дети - церковное служение становится общим служением всей семьи. Так дни и годы, прожитые вместе с приходом, складываются в семейно-приходские традиции.

«У нас маленький приход, и церковного дома для встреч прихожан никогда не было, - рассказывает матушка Любовь Лукьянова. – Раньше как было: заканчивалась служба, и все разъезжались по домам. Мы с батюшкой подумали, что это неправильно. Стали приглашать по праздникам верующих к себе, устраивали общие обеды. А на Пасху стало давней уже традицией собираться всем приходом у нас дома.

Многие из тех, кто приезжают в храм и заходят к нам на огонек, попадают в нашу семью, в нашу общину, начинают общаться с батюшкой и друг с другом, и становятся уже постоянными нашими прихожанами. Среди наших добрых традиций - и елка в «казачьем» храме, и вечера с традиционными русскими блинами. Много у нас приезжих из России, а у нас все говорят по-русски, и люди, оказавшиеся вдали от родины, чувствуют семейное тепло».

Еще одна традиция как для Восточно-Американской епархии, так и для семьи Лукьяновых - это паломничество по храмам и монастырям епархии отца Сергия с Путеводительницей русского зарубежья - чудотворной иконой Божией Матери «Знамение» Курско-Коренной, в котором нередко принимает участие почти вся семья.

«Время, когда батюшка путешествует с иконой - это особая для нас благодать. Я видела, как в России верующие стояли в очередях по многу часов, на коленях встречали нашу икону, чтобы лишь слегка к ней прикоснуться. А у нас чудотворный образ бывает дома, и мы спокойно можем почитать перед ним акафист, помолиться».

 

Две Розы

 

В то время как батюшки обсуждали на совещании епархиальные вопросы, матушкам было о чем поговорить на семинаре, специально организованном для жен священнослужителей. Они готовы были делиться тем, что наработано за годы жизни «при храме». Но, как я заметила, чем старше и опытнее матушка, тем меньше она склонна поучать и давать советы. Потому что нет одинаковой семьи и одинакового прихода. Есть очень разные реальные семьи и реальные приходы, каждый из которых – живой и не похожий на другие.

Коренная американка Роза Стар в 1967 году вышла замуж за будущего священника Романа Стара. Оба – медики.  Оба - с младенчества православные. Предки Романа приехали в США из Галиции. Во время Второй мировой войны маме Романа, медсестре «Красного Креста», часто приходилось работать по ночам, и много времени с мальчиком проводила верующая бабушка. С ней он ходил в храм и мечтал стать священником.

Бывший военный медик, двадцать лет жизни отдавший исследованиям в области раковых заболеваний, сейчас протоиерей Роман Стар возглавляет благочиние Центральных штатов Патриарших приходов и настоятельствует в храме св. Иннокентия Иркутского в Редфорде, штат Мичиган. Его служение Церкви - вот уже 28 лет - не знает выходных. Член Епископского совета, президент Ассоциации священнослужителей св. Иоанна Златоуста Большого Детройта, в которую входит духовенство разных православных юрисдикций; один из старейших священнослужителей, отец Роман является духовником Совета православных Церквей Большого Детройта, братства св. Моисея Мурина, ассоциации православных женщин, православной благотворительной организации Детройта, работает с заключенными, а матушка Роза помогает батюшке в трудах с бездомными и малоимущими.

Особенно много работы бывает с началом зимы, когда прихожане собирают для нуждающихся продукты, теплую одежду, а к Рождеству проводят ежегодную акцию по раздаче варежек и перчаток. Часто за всем необходимым люди идут не только в храм, но и домой к батюшке с матушкой. В будни батюшка часто бывает в отъезде, и матушка сама беседует с прихожанами.

Дочь супругов Стар - Элизабет - руководит церковным хором, внук прислуживает в алтаре. А внучка (как тут ни вспомнить рассказ матушки Любови!) однажды начала собирать банки, чтобы вырученными за них деньгами помочь приюту для сирот в Мексике.

«Самое важное для нас – чтобы внуки не растеряли нашу православную веру», - делится матушка Роза и улыбается.

Ее тезка - матушка Роз Легуте приехала на конференцию с о. Грегуаром из одной из беднейших стран мира – Гаити. В стране всего два православных священника, и оба – школьные учителя. При приходе св. Моисея Мурина в столице государства - городе Порт-о-Пренс – действует специализированная школа для детей инвалидов, которой руководят отец Грегуар и матушка Роз. Матушка разработала и воплощает в жизнь ряд программ для женщин и детей, кроме своей родной дочери Анастасии воспитывает приемную девочку - Кристи, от которой отказались родители.

«Когда мне было шестнадцать лет, я встретила Грегуара, влюбилась - да разве такого можно было не полюбить! – рассказывает матушка Роз. - Сама я из семьи католиков, была активной прихожанкой, пела в католической церкви. Сейчас тоже пою, но уже в нашем приходском хоре».

«Самые большие трудности для православной миссии на Гаити связаны, в первую очередь, с бедственным финансовом положением, в котором находятся жители страны и православные члены миссии, в том числе, умноженные на горе и страдание, которые принесло жителям страшное землетрясение, - продолжает матушка Роз. - На Гаити не прихожане содержат храмы и священников, а священники поддерживают своих прихожан, которые в прямом смысле борются за выживание. Но, несмотря на порой невыносимые трудности, Православная миссия Русской Зарубежной Церкви на Гаити расширяется, прихожане молятся о экономическом благосостоянии для страны и о том, чтобы сегодня, когда до процветания общества еще далеко, Церковь имела возможность помогать нуждающимся, воспитывать сирот и детей-инвалидов. А для этого нашим священникам нужно здоровье, сила и мудрость».

 

*   *   *

 

Самая молодая участница пастырского совещания - супруга диакона Ефрема Вилмарта из Джорданвилля - матушка всего четыре месяца. В семье Джоанны священники - ее отец и дядя. С детства примером матушки, помощницы по жизни и в служении, да и просто женщины для нее была мама.

«Добрая, деликатная, ненавязчивая помощница, мама всегда была и остается примером и для прихожан нашего храма в штате Мейн, - считает Джоанна. Эту ненавязчивую поддержку ценит в своей молодой супруге и диакон Ефрем.

...Конечно, за три дня пастырского совещания невозможно было обговорить все многообразие проблем и радостей, которые есть в жизни спутниц нашего духовенства. Как не могут эти небольшие зарисовки о наших матушках охватить всего многообразия семейной и церковной жизни - той стороны этой жизни, с которой мало знакомы наши прихожане. Но даже эти заметки, хочется надеяться, дадут возможность читателю задуматься о роли Церкви в жизни русской православной семьи и семьи - в жизни Церкви.

Мне хотелось бы сказать доброе слово также и в адрес тех многих матушек, которые хотели бы приехать на совещание и разделить радость общения, но выбрали - мирскую работу. Потому что есть православные приходы, где храм финансово поддерживают работающие батюшка с матушкой, а иногда - на том или ином этапе - и одна матушка, которая дает возможность батюшке отстраивать или восстанавливать храм и собирать приход. И все те добрые слова, которые были сказаны в дни совещания, и молитвы, возносившиеся в Покровском храме в Наяке  и в Трехсвятительском в Гарфилде - относятся в равной степени и к ним.

...И еще хотелось бы отметить общую для всех жен священников в Америке традицию: все они, вне зависимости от языка, на котором говорят: английского русского или французского - предпочитают, чтобы их называли добрым русским словом - «матушка», по аналогии с тем, как священников называют «батюшками». Пусть и пишут они эти слова латинскими буквами и произносят их с акцентом! Но таким образом естественно и смиренно принимают на свои плечи и в свое сердце то великое служение, которым Господь благословил их на долгие годы их совместной земной жизни.


Ваш комментарий