Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Сохраняем память о русских АНЗАКах

25 апреля Австралия отмечает День АНЗАК. Это день памяти о солдатах молодой Австралийской армии, принявших первые бои в апреле 1915 года на полуострове Галлиполи в Турции, и позже воевавших во Франции и Бельгии на полях Первой мировой войны.

Эта война оставила глубокий и трагический след в памяти австралийцев. Из 5 миллионов жителей страны в то время, почти каждый десятый был призван в армию и участвовал в боевых действиях. 150 тысяч из них, или каждый третий, были ранены или пострадали в газовых атаках, а более 60 тысяч не вернулись домой с кровавых полей войны.

Среди воинов, находившихся в рядах Австралийско-Новозеландского армейского корпуса (АНЗАК) было около тысячи солдат, уроженцев Российской империи. 25 апреля в парадах по всей стране в День АНЗАК, проходят маршем ветераны Австралийской армии, участвовавшие в войнах и военных конфликтах последних десятилетий. Участвуют вместе с ними в крупных городах и колонны наших соотечественников.

В этом году перед торжественным днем группа русских сиднейцев решила отметить память русских АНЗАКов на кладбище в Manly, на котором находится мемориал одного из солдат австралийского корпуса, рядового Петра Чирвина. Об этом рассказывает один из организаторов, Алексей Ивачёв.

К 100-летию трагической гибели рядового Петра Чирвина (1895 — 1919)

В субботу 13 апреля 2019 на сиднейском Карантинном кладбище в Manly состоялась, возможно, впервые за прошедшие 100 лет, акция памяти молодого русского АНЗАКа из Владивостока. Его жизнь оборвалась неожиданно и трагично в ночь с 15 на 16 апреля 1919 года, когда корабль, транспортирующий военнослужащих Австралийского и Новозеландского армейского корпуса из Европы в Австралию, уже находился в Сиднейской гавани.

Панихиду у мемориала отслужил о. Георгий Лапардин. Собравшиеся возложили у памятника цветы и были произнесены речи памяти погибшего Петра Чирвина и русских АНЗАКов в целом.

Пётр Чирвин (Chirvin — Chervin) родился на Сахалине в 90-х годах 19 века. Прибыл в Брисбен из Владивостока через Японию в октябре 1914-го, указав, что он был репортером. В армию записался в начале 1915-го и отбыл на фронт с 9-м пехотным батальоном 16 апреля 1915 года.

Он воевал в рядах Австралийских имперских сил (AIF) в качестве рядового и подданного Российской Империи. Прошел всю войну, начиная с Галлиполи (1915) и кончая боями на Западном фронте. Был дважды ранен и награжден Военной медалью (Military Medal) за героизм на полях сражений во Франции. В качестве санитара множество раз, рискую жизнью, выходил под обстрелом на опасные участки, спасая своих раненых австралийских товарищей. Получил и другие награды. С фронта писал письма своей матери во Владивостоке. Поддерживал её материально.

После окончания войны Чирвин вместе с другими австралийскими бойцами 28 февраля 1919 года зашёл на борт транспортного корабля "Anchises", увозившего возвращавшихся солдат в Австралию. Плавание длилось более месяца и, как было показано позднее свидетелями, практически всё это время он был в хорошем настроении и предвкушал после четырёх страшных изнурительных лет на войне скорое возвращение в Брисбен..

Предположительно 12—13 апреля 1919-го корабль прибыл в живописную Сиднейскую гавань. В городе в то время свирепствовала эпидемия гриппа, и судно стало на карантин. В это время случилась трагедия. Рано утром в среду 16 апреля начальству доложили, что на палубе найден повешенный мужчина. Им оказался Петр Чирвин.

Назначеное в тот же день на корабле расследование случившегося выяснило, что Чирвин накануне сообщил своему командиру, как из-за его русского происхождения товарищи по фронту стали его третировать, оскорблять и что он готов покончить собой и выброситься за борт. Кто конкретно издевался над ним, он отказался сообщить.

Другие свидетели дали показания, что он последние несколько дней был угрюм и подавлен, жаловался, что он подвергался надругательству, его обзывали большевиком. Отмечалось, что он был обеспокоен теми событиями, которые в то время происходили в Брисбене и по всему штату Квинсленд и были связаны с демонстрациями там русских большевиков и ответной антирусской реакцией на это австралийских властей и патриотов. Боялся, что и он мог стать их жертвой.

Было решено Чирвина на время изолировать от других военных и поместить в больницу на корабле, присматривать за ним и не оставлять одного. И вот что заслуживает особого внимания. Было дано показание, что видели, как к нему в больницу вечером зашел некий неопознанный мужчина, и они вместе вышли из больницы, и что Чирвин взял с собой покрывало. Около 10 вечера, когда он не вернулся в больницу, забили тревогу, искали по всему кораблю, но так и не нашли. Нашли только утром — повешенным.

На основании показаний, полученных на корабле в день смерти Чирвина, было вынесено заключение, что он покончил жизнь самоубийством. В тот же день его тело было перенесено в морг при Карантинной станции, а на следующий день его похоронили на близлежащем Карантинном кладбище.

Помимо расследования, которое было проведено на корабле в день смерти Чирвина, было также проведено официальное дознание причины его смерти городскими властями. Состоялось оно 22 апреля после пасхальных выходных. Документы этого дознания не сохранились в архиве штата Новый Южный Уэльс, что позволило бы получить более полное представление насколько оно было тщательным и т.д. Газеты того времени подробно о ходе этого дознания ничего не сообщали, только то, что городской коронер подтвердил заключение расследования на корабле о самоубийстве - причина смерти удушье через повешение. Всю правду того, что произошло в ту роковую для Чирвина ночь мы сегодня,  к сожалению, так и не узнаем...

На могиле Петра Чирвина изначально был установлен крест, но со временем он был утрачен, как и само точное местонахождение могилы, а в 1997 году неподалеку от кладбищенских ворот состоялось торжественное открытие небольшого мемориала — камня с укреплёнными на нём бронзовыми табличками в память о 14 АНЗАКах, которые похоронены на этом сиднейском историческом Карантинном кладбище.

Вот у этого мемориального камня 13 апреля этого года и была отслужена панихида. Пришедшие почтили память русского православного воина АНЗАКа Петра Чирвина, а также всех других наших соотечественников, воевавших в Первую мировую войну в рядах Австралийских имперских вооруженных сил, павших на полях сражений или нашедших свое последнее пристанище в австралийской земле и за океаном.

Со вступительным словом выступил инициатор мероприятия — автор этой статьи, который поблагодарил священника собора о. Георгия Лапардина за проведение панихиды. Рассказывая о судьбе Петра Чирвина, автор выразил особую благодарность историку Елене Говор, внесшей огромный историографический вклад в освещении участия русских АНЗАКов в Первой мировой войне.

После панихиды выступил с коротким словом о. Георгий, отметив важность сохранения святой памяти всех наших воинов, которые в рядах союзнической Австралийской армии воевали против общего грозного врага.

Накануне 25 апреля, в этот торжественный и трогательный национальный австралийский праздник, мы отмечаем их память с чувством скорби, благодарности и восхищения их подвигами.
Светлая им всем память!

Алексей ИВАЧЁВ, Сидней  alexey.ivacheff@gmail.com

Постскриптум
1 Рекомендую посетить сайт Елены Говор о Русских АНЗАКах: http://russiananzacs.net/ и открыть страницу о Петре Чирвине (Chirvin).
2. Относительно «Волнений под красным флагом» в Брисбене, рекомендую зайти на сайты 1)http://russiananzacs.net/, 2) https://www.greenleft.org.au/content/lessons-red-flag-riots, 3) https://www.abc.net.au/news/2019-04-04/red-flag-riots-and-islamaphobia-australia/10954220/ и 4) сайт Владимира Крупника — http://australiarussia.com/REDFLAGRIOTS.html
3. Материалы о рядовом Петре Чирвине, включая запись показаний данных свидетелями 16 апреля 1919 года, находятся в открытом доступе на сайте: https://recordsearch.naa.gov.au/SearchNRetrieve/Interface/DetailsReports/ItemDetail.aspx? Barcode=3244028&isAv=N
4. В этих документах в Национальном архиве указаны следующие адреса во Владивостоке, где предположительно в то время проживала его мать, Наталия Васильевна: Пологая улица 15, и Бородинская улица 22.


7 comments