Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

«Снежная» война

В 1924 году, когда Финская национальная авиакомпания (FINNAIR) начала свою работу, пилоты, летающие над заснеженными просторами своей родины, частенько испытывали затруднения, где им приземлиться. В меховых шлемах, очках и с развевающимися на ветру белыми шарфами, они снижались над полем какой-нибудь фермы и кричали: «Где Финляндия?»

В 1939 году значительно большее число людей задавало тот же вопрос. Финляндия внезапно стала очень популярна в мире. Звучал не только вопрос: «Где Финляндия?» Спрашивали: «Что такое Финляндия?»

… Тревожно было в последние дни ноября 1939 года в Финляндии: в Западной Европе продолжалась война, неспокойно было на границе с Советским Союзом, шла эвакуация населения из крупных городов, газеты упорно твердили о злых намерениях восточного соседа. Часть населения верила этим слухам, другая надеялась, что война обойдет Финляндию стороной.
Но утро, наступившее 30 ноября 1939 года, все прояснило. Орудия береговой обороны Кронштадта, открывшие в 8 часов огонь по территории Финляндии, обозначили начало Советско-Финской войны.
Из книги Э. Энгл и Л. Паананен «Советско-Финская война. Нападение СССР на Финляндию 1939–1940»


Эту войну называют «незнаменитой». Сегодня мало кто помнит, из-за чего она началась. В 1939 году Советский Союз проводил переговоры с правительством Финляндии с целью получить часть Карельского перешейка и возможность размещения военной базы на одном из ее островов. Когда переговоры зашли в тупик, решили действовать силой. Никита Хрущёв в своих воспоминаниях пишет, что на совещании в Кремле Сталин сказал: «Мы лишь чуть повысим голос, и финнам останется только подчиниться. Если они станут упорствовать, мы произведём только один выстрел, и финны сразу поднимут руки и сдадутся». Однако расчеты оказались далеки от истины. Военные действия проходили в очень тяжелых зимних условиях, продолжались чуть больше трех месяцев, а число погибших и пропавших без вести с обеих сторон составило почти двести тысяч человек. Причем советские войска потеряли убитыми около 150 тысяч солдат и офицеров.

Мало осталось очевидцев этой тяжелой войны. Специальному корреспонденту газеты «Единение» удалось расспросить об этой «незнаменитой» войне ее непосредственного участника Иван Ивановича Смирнова, жителя Омска. Во время беседы Ивану Ивановичу был 91 год.
— Откуда вы родом?
— Я родился в январе 1920 года недалеко от небольшого уездного городка Кологрив, в Костромской области, в местах, прославленных Иваном Сусаниным. Это единственный город, где есть железнодорожный вокзал, но нет железнодорожных путей. Рассказывают, что купцы просили правительство России провести железную дорогу через Кологрив, построили вокзал, но соседние купцы перекупили этот проект, и дорога прошла в 80 км южнее. А Кологрив как был, так и остался глухоманью.

— Вы прошли дорогами Финской войны. Расскажите, как она началась для вас.
— В это время я учился в институте. В начале третьего курса я ушёл на войну добровольцем. Ещё с детства я занимался лыжами, поэтому на этой войне, которая проходила зимой, и где нужно было постоянно ходить на лыжах, мне было немного полегче, чем другим. Многие солдаты в наших войсках были не знакомы со снегом и лыжами. А воевать приходилось по пояс в снегу, при морозах — 30–40, в условиях бездорожья в лесисто-болотистой местности. А люди были в лёгком обмундировании! Страшная это была война.

— Можно немного подробнее о причинах войны?

— Граница СССР и Финляндии проходила в 32 км от Ленинграда. Советское правительство хотело отодвинуть границу вглубь Финляндии. Взамен этих земель финнам предлагалась часть Карело-Финской республики, причём, большей по территории. Было проведено много переговоров. Но финны не соглашались, особенно, под давлением европейских стран, которым это было невыгодно. Война началась с того, что СССР обвинила Финляндию, что она, якобы, открыла огонь по нашей территории и были убитые. Финны, в свою очередь, обвинили нас, и в результате 30 ноября начались боевые действия. Война шла всего 105 дней, но погибло в ней более 150 000 людей. А ранено и обморожено было более 250 000. В среднем получалось, что каждый день погибало по 1500 человек. Снег был буквально полит кровью наших воинов…

— В каких частях вы служили?
— Я служил в лёгко-лыжном разведывательном эскадроне. Мы находились на севере Петрозаводского направления. Первое время разведчики ходили в разведку по 15–20 человек. Ходили мы в разное время суток и возвращались по этой же лыжне. Финны проследили и стали устраивать засады снайперов на деревьях и уничтожали наши группы разведчиков. Позже наша тактика изменилась: мы стали ходить в разведку только ночью. Шли, ориентируясь по компасу и карте, и никогда не возвращались по тому же следу.

— Хоть и недолгой была эта война, но многое вам пришлось перенести…
— Когда мы дежурили, то на посту стояли только по 1 часу, дольше было не выстоять. Если хотелось спать, то падаешь лицом — в снег и спишь. Один раз в засаде на морозе замерз затвор винтовки. С трудом, удалось открыть.
Помню ещё один случай, произошедший в конце войны. Возвращались мы из разведки, снег — по колено. Первому труднее всего, поэтому менялись каждые 300–400 метров. Когда я сменился, Виктор Пермяков прошёл вперёд и подорвался на финской мине. Ему перебило ноги, лыжи разнесло в щепки. Я отдал свои лыжи, и мы положили его на них. Нам нужно было пройти всего 300–400 метров. Так мы 3 часа шли это расстояние.
Однажды когда мы пришли на передовую и стали обустраиваться, один из наших студентов пошёл на озеро неподалёку. Там артиллеристы поили коней. В это время прилетели три финских самолёта и стали бомбить. Этот парень попал между двух взрывов. Его не ранило, даже не было ни единой царапины, но его сдавило и получилось внутренее кровоизлияние.
А однажды мы пошли в тыл финнов и переходили на лыжах какое-то болото. Оно было припорошено снегом и мы не видели, что находилось под ним. Проблемы начались сразу: лыжу ставишь, а под ней — вода и след тут же замерзает. Следующий шаг делаешь, опять проваливаешься лыжей до воды и так далее. Кое-как перебрались. Хорошо, болото было не широкое. Не дай Бог, если бы встретились нам на пути противники — перебили бы нас, как цыплят. Из нашего института на этой войне было 7 человек. Один погиб, еще одного ранило, а меня контузило.

— Где вы жили среди снегов белых?

— В землянках. Там копоть, дым. Давалось всего 15 минут и шайка воды, чтоб помыться. За 3 месяца войны ни разу не были в бане.

— Каковы были результаты войны?
— Перед войной Финляндия построила комплекс оборонительных сооружений — линию Маннергейма протяженностью 135 км и глубиной до 90 км. В строительстве участвовали и европейские государства. Ни одна бомба или снаряд не могли пробить толщину оборонительных укреплений. Эти временные укрепления имели большие запасы продовольствия, поэтому сопротивляться они могли длительное время. Несколько попыток взять эту линию штурмом не увенчались у нашей армии успехом. Поэтому оборонительную линию обошли. В итоге, финны капитулировали. В соответствии с мирным договором от 12 марта 1940 года границу отодвинули на 150 километров от Ленинграда в сторону Финляндии — на Выборг, Сортовала, Карельский перешеек. К СССР отошли ряд островов в Финском заливе, небольшая территория с г. Куолаярви, часть полуостровов — Рыбачий и Средний, и на 30 лет в аренду отдали полуостров Ханко с правом создать на нём военно-морскую базу.
Я считаю, что именно благодаря этому, Ленинград и выстоял во время немецкого наступления. Если бы граница оставалась на прежнем месте, то город бы сразу разрушили. Например, город Минск немцы смогли захватить. А Ленинград выстоял.
Финская война
— Рассказывали ли вы журналистам раньше свои воспоминания?

— Я не очень люблю рассказывать, мне лучше 100 вёрст на лыжах пробежать!

— В Обществе ветеранов войны Омска вы помогаете в написании «Книги Памяти»?

— Мы готовим две книги. «Книга Памяти» о тех, кто погиб и книга «Солдаты Победы», о тех, кто вернулся с войны. Сейчас, спустя 70 лет решили вспомнить о Финской войне. Сюда, в общество ветеранов приходят люди, чьи родственники служили на войне, но их имён нет в книге. Я беседую с ними, записываю информацию. Многие из участников войны, вскоре после Финской ушли на Отечественную войну. Мы проверяем полученную информацию и вносим дополнения.

— Большое спасибо за интервью, Иван Иванович! Желаем вам здоровья и завершения работ по сохранению памяти о прошедшей войне!

Омск-Кернс


Ваш комментарий