Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Вланес

В Австралии: после 2001г.Вланес (Владислав Некляев) родился 28 сентября 1969 г. в Астрахани. Детство провёл в Казахстане (г. Чимкент). С 1986 г. учился на факультете журналистики Уральского университета (г. Екатеринбург), который закончил в 1993 г. Затем был аспирантом филологического факультета Санкт-Петербургского университета. С 1997 по 2001 гг. жил в Афинах (Греция). В настоящее время живёт в Австралии (г. Брисбен). В июле 2007 г. защитил докторскую диссертацию по теории поэтического перевода в Квинслендском университете. В 2009 г. московским издательсвом "Аграф" был опубликован полный перевод сборника сонетов "Дом Жизни" Данте Габриэля Россетти, выполненный и откомментированный Вланесом. В 2010 г. закончил отделение классической филологии Квинслендского университета. В том же году получил одну из главных литературных премий Австралии, Thomas Shapcott Poetry Prize, за сборник поэзии "Another Babylon", написанный на английском языке. Этот сборник был выпущен издательством University of Queensland Press в 2011 г. Помимо своей оригинальной поэзии, занимается переводом всех сохранившихся трагедий Еврипида на русский язык.




















***
Дыхание земли
Во прахе и пыли.


Над нею ночь тиха,
И слышно лишь одно -


Жужжит под кровью мха
Ручья веретено.


Здесь небо тяжело
На лоб земли легло.


Ручей похож слегка
На лезвие клинка:


Отбита рукоять,
И сталь его груба.


Здесь ива, словно прядь,
Отброшена со лба.


Разбит во тьме долин
Рассвета клавесин:


На клавиши упав,
Змеятся струны трав.


И там, где холм покат,
Вдоль высохшей реки,


Как ангелы, летят
Ночные мотыльки.


***
Ни όблака, сплошной туман в пейзаже.
Растаял даже
Собор, вдали стоявший, как на страже.


Покуда капли гулко, словно в яме,
Стучат по раме,
Как дополненье к бесконечной гамме.


Лесная купина совсем промокла,
Лишь ветви блёкло
Ложатся, точно трещины, на стёкла.


И странно схож с тускнеющею чащей
День настоящий,
Из будущего в прошлое скользящий.


Из каждого гнезда на ветке шаткой
Горят лампадкой
Глаза, сюда смотрящие украдкой.


Не чувствуют ни гнева, ни обиды
Кариатиды
Извилистых стволов, видавших виды.


Травинками пруда покрыта кромка,
Что вьются тонко,
Как волосы на голове ребёнка.


Сам пруд, былая гордость антиквара,
Как от удара,
Расселся, отражая клубы пара.


Но ливень возвращает взгляд обратно,
И хлещет внятно,
И по стеклу размазывает пятна.


Но за стеной белёсой ты, похоже,
Находишь то же,
Хотя и видишь лишь холма подножье.


И чем тусклее этот день весенний,
Тем полноценней
Подобия предметов, птиц, растений.


Так, под стихий угрюмое бряцанье,
Воспоминанье
Научит память музыке и тайне.


Душа и Камень

Трепещет маргаритки лепесток,
Где ветром вынут мраморный сосок.


Весь мрамор полыхает, как трава,
И, словно море, мреет синева.


Невиданная эта белизна
Плывущей тучею оттенена.


Вихрь больше не опустит влажных крыл
На блёклый лоб, который позабыл


Тот миг, когда резца тугая сталь
Из камня извлекла его печаль.


Ребёнок словно яблоко в ночи,
Собравшее закатные лучи.


На пальчиках, сцеплённых, как замок,
Оставил поцелуй незримый бог.


Идёт, слегка качаясь, как коса,
Что души отпускает в небеса.


Сквозь окна глаз заметен вдалеке
Свинцовый храм на розовой реке.


И если молча руку протянуть,
То пальцы, проскользнув, продолжат путь.


И если что-нибудь произнести,
Застынет слово камнем на пути.


Ребёнок приподнялся, как кинжал,
И обнял камень, и поцеловал.


Как сердце, что с рассудка сорвалось,
Замедленно прошёл его насквозь.


Светила точно камни на ковре,
В расплавленном плывущем серебре.


Цветов сырые, смятые клубки
Неспешно распускают лепестки.


Над впадиной, где чёрная вода,
Как вишня, наливается звезда.

 


* * *

Как тень от высокой скалы -
Отбитая кромка земли.


Как груды холодной золы -
Кусты, что давно отцвели.


На прошлом - отсвет серебра,
На сердце - налёт янтаря:


Смешались и зла, и добра
Невысушенные моря.


Не веря, что всё отошло,
Слилось в эту рыхлую мглу,


Поморник вдевает крыло
В неё, словно нитку в иглу.


Звенящий, как связка ключей,
Упругий, как пламя свечи,


Разносится, словно ничей,
Крик птицы: кричи-не кричи...


И если, на век отойдя,
Опять возвратиться сюда,


То вспомнишь и запах дождя,
И всё, что забыл навсегда.


Здесь хижину видно с горы,
Здесь ветра меняется строй,


Здесь звёзды, стальные шары,
Подброшены детской рукой.

 

 


Ваш комментарий