Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

В поисках вечной молодости

В этом году на Сиднейском кинофестивале, который проходит в старинном красивом здании State Theatre, в числе 12 конкурсных фильмов участвует и картина российского кинорежиссера Александра Зельдовича «Мишень».

Александр приехал в Сидней с коротким визитом, и нам удалось расспросить его о новом фильме, о жизни в современной России, первых впечатлениях о Сиднее и встречах с австралийцами.

— Александр, вы первый раз в Австралии? У нас сейчас зима, прохладно.

— Да, в Австралии первый раз. Это «условная» зима, я себя чувствую вполне комфортно. У меня замечательные впечатления от первого дня, от города и австралийцев. Такое, во всех отношениях, доброжелательное место, человеческое. Нас уже провезли по городу. Австралийцы, насколько мне удалось пообщаться, имеют свои особые черты, они отличаются от англичан, от американцев, это видно.

— Что вы подметили?
— Во-первых, спокойствие, доброжелательность и заинтересованность. Несмотря на то, что Австралия находится довольно далеко от России, от Европы, и здесь как бы другая планета, или точнее полушарие, у людей нет ощущения отдельности, замкнутости. Австралийцы ощущают себя принадлежащими этому миру и этим миром интересуются. Это чувствовалось по тому, какие вопросы задают люди. В этой открытости нет провинциальной ущемленности, но есть достоинство и интерес, что очень к таким людям располагает.

— Вы привезли на Сиднейский фестиваль свой новый фильм. Я знаю, вы уже побывали с ним на Берлинском фестивале.
— Да, надеюсь, фильм будет участвовать и в других фестивалях. Сейчас маховик только начинает раскручиваться.

— И в вашей съемочной работе «маховик» раскручивается не быстро, но основательно. Этот фильм вы снимали пять лет. Почему так долго, какой у вас подход к созданию фильма?
— Может быть в силу темперамента, фильмы, которые я делаю, получаются большие. Фильм «Москва», который я снял до этого, был посвящен 90-м годам в России. Эта картина -«Мишень» рассказывает о первом десятилетии нового века, хотя действие и перенесено в недалекое будущее. Чтобы снимать такие фильмы, мысли должны накопиться и должно возникнуть состояние внутренней готовности. Наверно, с этим связан темп этой работы. Плюс еще объективные и субъективные причины, связанные с тем, как обстоит дело в кинопроизводстве России при капитализме.

— Можете сказать, сколько стоит сейчас сделать среднее по объему кино в России?

— Минимальная стоимость, за которую можно сделать полноценную полнометражную картину в России, наверное, около двух миллионов долларов. Но это будет считаться недорогое кино.

— Так что мы уже догнали Америку, в частности, по ценам?

— Нет, в Америке минимальный предел для «малобюджетного» фильма будет, пожалуй, 10 миллионов долларов. Хотя в Америке есть и так называемое независимое кино «indies», там картины снимают часто совсем «за копейки». Благодаря развитию технологии кинопроизводство сейчас дешевеет, в частности, монтажный период. Если раньше для этого нужны были большие студийные мощности, то сейчас современные компьютерные программы позволяют это делать в одной комнате. Но съемочный период остается дорогостоящим. Это не может быть дешево. Вы создаете реальность, какой уже или еще нет. То есть, вы заново отстраиваете мир. У нас были сложные декорации, мы использовали съемочные павильоны, было несколько экспедиций, полтора часа компьютерной графики — это был большой проект.

— И актерам нужно платить?
— Актеры сейчас получают приличные деньги. Существенно больше, чем режиссеры. Это во всем мире так, на самом деле. Не все актеры, но те, на которых идут смотреть зрители.

-То есть, нет большого финансового смысла российским актерам сниматься на зарубежных киностудиях?

— Нет смысла, больше не получишь. И потом, чтобы вписаться в американскую киноиндустрию, надо иметь очень определенный американский английский. Но это и не надо. В России хорошие русские актеры сейчас очень востребованы. Хватает фильмов, и оплачиваются они лучше, чем в Голливуде.

— Ваши последние фильмы вы сняли по сценарию Владимира Сорокина.
— Он выдающийся современный русский писатель, переведен больше, чем на 25 языков. Для тех, кому легче читать по-английски, этой весной в США опубликовали две его книги в переводе на английский — «День опричника» и большую трилогию «Лед». Я думаю, что эти книги можно найти в книжных магазинах и здесь.

— Чья была идея этого фильма?
 — Сценарий написан нами совместно, поэтому сказать, чья идея — сложно. Наша идея.

— Фильм происходит в России в недалеком будущем, в 2020году. Всем интересно узнать, что будет в будущем. Но не это было главной идеей?

— Не только это. Наш фильм — это попытка зажмуриться и представить себе, что получилось бы, если бы тенденции, очевидные в России за последние 10 лет, продолжали расти и расцветать. Такой вот взгляд, отчасти в прошлое, но и в будущее. То, что мы описали в картине — это достаточно оптимистический сценарий, и у меня нет уверенности, что жизнь пойдет в этом направлении. В фильме через Россию проходит супер-автомобильная трасса, по которой перевозят товары из Китая в Европу. Интересно, что после того, как мы сделали этот сценарий, идея постройки такой дороги начала обсуждаться уже в реальной жизни. Конечно, Китай будет занимать все большую роль в мире. И в некоторых российских школах стали преподавать китайский язык. Это довольно модно и популярно сегодня.

— Развитие в этом направлении и в Австралии хорошо знакомо.
— Я не думаю, что это будет тотальная мировая экспансия, но мир меняется и начинает переливаться какими-то другими цветами.

— И довольно быстро, за время одного поколения. Давайте вернемся к фильму. Вы привезли фильм на фестиваль в другую страну. Что иностранные зрители смогут найти в картине для себя близкого?
— Фильм наш, на самом деле, не только про Россию. Фильм о том, что хочет каждый человек — быть всегда молодым и не умирать. Герои нашего фильма услышали, что есть некое такое место в Алтайских горах, где есть заброшенный бывший советский секретный объект, на котором изучали реликтовое космическое излучение. Такая огромная тарелка или, как местные назвали ее, мишень. И если там побывать, то как-то пропитываешься излучением и перестаешь стареть и даже молодеешь. И фильм о том, что с ними произошло после этого. История это вымышленная, хотя Алтай место такое странное довольно. Люди туда ездят с этой же целью. Принимают мараловые ванны и другие вещи, которые восстанавливают силы и жизненные силы. Может быть, что и на вашем континенте есть такие же места, я в этом даже более чем уверен. Я думаю, что фильм затрагивает какие-то общие для всех нас проблемы.

— В России в последние десятилетия произошла значительная поляризация различных групп людей, яснее видна какая-то «кастовость», что ли?
— Это отражено и в нашем фильме. В будущем обществе люди проходят ежегодно такую тарификацию, общество ранжировано на разряды, высший, первый, второй третий. Причем чем выше разряд, тем люди получают большие скидки, им дешевле жить.

— Страшновато как-то. Кто же будет проводить это ранжирование, и по какому принципу?

— Но это, в общем, и сейчас существует в какой-то мере. В Белоруссии трудящиеся ежегодно проходят такую тарификацию, правда, по профессиональному принципу, сдают экзамен. Да и в России — если ты принадлежишь к какой-то определенной ступени, тебе жить проще. Но так было всегда в России. В 90-годы хорошо было то, что общество сильно перемешивалось, и был мощный вертикальный «социальный лифт». Сейчас общество менее проницаемо, что плохо для страны и ее развития. У молодых людей должно быть ощущение открытого будущего, не должно создаваться впечатление, что все места заняты.
Сложившаяся система управления страной, к сожалению, малоэффективна. Это озвучивают все, вплоть до Медведева. Но одно дело сказать, а другое дело что-то менять. Я тут не скажу нового, что главная система этой неэффективности состоит в отсутствия разделения власти, т. е. законодательной, исполнительной и судебной. Пока этого нет, нет гарантии сохранения и приумножения частной собственности. Как сказал один бразильский экономист, если у вас нет желания посадить дерево, в тени которого будете сидеть не вы, а ваш внук, то завтра для вас не настанет, то есть экономика не будет развиваться. У вас должна быть уверенность, что дерево и через 400 лет будет расти, если молния не ударит. Тогда есть смысл сажать это дерево. А у нас нет пока такой уверенности и не только на 400 лет, но даже не ясно доживет ли оно до послезавтра.

— Будем надеяться, что вечная молодость, полученная от «мишени», позволит увидеть дерево здоровым и через 400 лет. Расскажите об актерах, которые снимались в вашем фильме. У вас, я знаю, были и иностранные актеры.
— Русские стали более интегрированы в окружающий мир не только потому, что они ездят отдыхать в Европу. Существует и бизнес интеграция, и художественная интеграция. Почему бы и нет. Россия большая европейская страна. Почему бы там не сниматься европейским актерам. У нас еще был английский монтажер. Я в этом не вижу большого чуда, хотя для русского кино это случай уникальный. Потому что актриса Джастин Уоделл выучила язык, играла и озвучивала себя по-русски. В фильме снимался также известный актер Максим Суханов из Москвы, молодой актер Данила Козловский из Петербурга, Виталий Кищенко. Еще одна актриса Даниэла Стоянович — она сербка, живет в Петербурге. Ее впервые снял в главной роли ныне уже покойный известный режиссер Владимир Мотыль.

— Что ждать зрителям, которые придут посмотреть ваш фильм. Это философский фильм или захватывающий?
— Я надеюсь, что он и философский, и захватывающий. Приглашаю всех посмотреть его, советую смотреть внимательно, и будете вознаграждены.

В рамках Sydney Festival фильм «Мишень» — Target идет в воскресенье 12 июня в 2 часа дня в State Theatre 49 Market Street, Sydney и 14 июня в 10 часов утра в кинотеатре Events4, 525 George Street.


Беседовал


Ваш комментарий