Russian newspaper "Unification"
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Connecting people and time

Соединяя людей, день нынешний и прошлое, в Брисбен снова пришла "Неделя русского культурного наследия".

Началась она премьерным показом нового исторического фильма о покорении Сибири «Тобол» и закончилась 19 мая перезвоном церковных колоколов в храме Святого Николая Угодника, старейшем православном храме Австралии.

Благодаря отзывчивости сотрудников Музея Квинсленда нам удалось выполнить обещание, данное в прошлом году, и пригласить всех желающих на увлекательную экскурсию по запасникам музея. Заинтересованных людей, желающих узнать больше о русских австралийцах, оставивших свой след в истории Квинсленда, оказалось столько, что 16 мая были организованы два экскурсионных тура Queensland Museum Curator Tour.

Специально для участников «Недели русского культурного наследия» был организован показ уникальных предметов, связанных с историей русских людей, когда-то приехавших в Квинсленд, работавших много и тяжело в своей новой стране и нашедших вечный покой в ее земле. К числу таких людей, которые сами того не осознавая, писали историю Квинсленда, можно в полной мере причислить русского дизайнера Полину Александровну Губарь (урожденную Канюка). Полина Губарь была одним из самых успешных дизайнеров женской вечерней одежды в Брисбене в 30-50 годы прошлого века и душой русской этнической общины. Двери дома под номером 10 Gibbon Street, Wooloongabba, где жили Полина и Василий Губарь, всегда были широко открыты для соотечественников. Гастролировавшие в Австралии и Новой Зеландии русские балетные труппы находили в лице Полины не только костюмера, но и друга, всегда готового поддержать и помощью, и советом.

Вот некоторые из автографов, оставленных в альбоме Полины Александровны русскими балетными танцовщиками и казаками Платовского Донского Казачьего хора: «Дорогая Поля! Не забывайте случайного „Русского балета“, случайно залетевшего в далекую Австралию. Такие гостеприимные и милые люди, как в Брисбене, не забываются никогда. Люблю Вас. Рая Кузнецова. 09.11.1934 г. Сидней»; «На память Поле! Вдали от родимого края, под ударами жестокой судьбы, я встретил в Австралии „Фею“ — женщину с Русской земли. Чиста, как хрусталь, непорочна, в ней русский дух не угас. Так будь же примером всем русским, гордись же Русью Святой! Быть может, ее я не встречу, но память о ней я оставлю в себе… Желаю я ей великого счастья, успехов и благ в жизни земной! Сотник Кубанского Казачьего Войска Василий Глазков. 24.08.1936 г. Брисбен».

Дочь Полины Ивонн Вебб (Yvonne Vebb), которая до сих пор живет в Брисбене, передала часть ее коллекции Музею Квинсленда. Благодаря этому участники экскурсионных групп смогли увидеть вечерние и повседневные платья, вышивки, детское крестильное платьице, уникальные украшения, изготовленные в мастерской русского дизайнера. Особое внимание привлек костюм боярышни, вышитый жемчугом, бисером и блестками, отороченный лебяжьим пухом. Этот костюм Полина одевала в особых случаях для праздников в Русском клубе. В семейном архиве Полины Губарь сохранилась также фотография ее родственницы Катерины Мехоношиной в этом костюме и с кокошником на голове.

Куратор музея Кармен Бартон (Carmen Burton) рассказала нам историю еще одного экспоната — старинного мужского драпового зимнего пальто, подбитого цигейкой. Как оказалось, пальто это когда-то принадлежало русскому иммигранту Афанасию Бобылеву, приехавшему в Австралию из Иркутска в 1913 году. Афанасий Бобылев был образованным человеком, владевшим несколькими языками. Закончил духовную семинарию, но сан священника не принял, так как решил покинуть страну и найти новый дом для своей семьи. Он не одобрял путь, по которому шло экономическое и политическое развитие в Российской Империи. Он считал, что английское законодательство было лучшим в то время, и решил иммигрировать в Канаду, для чего ему и понадобилось теплое пальто. Добравшись до Японии, он изменил свои намерения и направился в Австралию вместо Канады, где по слухам шла активная добыча золота. Первая мировая война застала его в Брисбене. В то время всех иммигрантов, не прошедших натурализацию, отсылали в шахты на горе Морган (Mount Morgan) добывать медь для армии. Там же оказался и Афанасий.

Вскоре вместе с Марией Езерской он, обладая хорошим певческим голосом, организовал хор в Рокхемптоне (Rockhampton). Хор ездил с гастролями в Брисбен, зарабатывая деньги на нужды армии. В 1920 году Афанасий Бобылев вернулся уже в Советскую Россию за семьей — женой Марией и дочерьми Людмилой и Анной, но был заключен в тюрьму в Одессе за нелегальный провоз золота. Каким-то образом он ухитрился сбежать из тюрьмы и вернуться в Австралию. Жена с дочерьми приехали к нему в 1924 году. Их путешествие со слов матери записала внучка Афанасия — Констанс Мелиш (Constance Melish), дочь Анны. Уникальная книга эта хранится в фондах Музея Квинсленда, и нам еще предстоит ее прочитать. Ну, а пальто все-таки пригодилось даже в жарком климате Квинсленда — уж очень хорошо оно получалось на фотографиях! Русским нравилось в нем фотографироваться — придавало солидности!

Как оказалось, в хранилище музея находятся архивные материалы и личные вещи скульптора Джорджа Вирин (George Virine), которого многие до сих пор считают французом, переехавшим в Австралию в 1951 году. Дочь скульптора Галина Артур (Galina Arthur) поведала нам необыкновенную историю жизни своего отца. Настоящее имя скульптора — Юрий Езерский. Его отец Милий Викентьевич Езерский был писателем первой половины двадцатого века, книгами которого «Гракхи», «Аристоник», «Дмитрий Донской», «Тарас Шевченко» многие из нас зачитывались в детстве и юности. Юрий вырос в атмосфере искусства и творчества и сам стал скульптором, но его карьере помешала война, в результате которой он оказался узником концентрационного лагеря Бухенвальд в Германии. Он совершил три попытки побега из лагеря, из которых только последняя стала успешной. Передвигаясь по ночам, он прошел шестьсот километров до границы с Люксембургом, в этом путешествии его спасло только то, что он хорошо владел немецким языком. Оказавшись в Люксембурге в 1944 году, он по счастливой случайности познакомился с архитектором Камилем Фрейден (Camille Freiden), который приютил его в своей студии и помог найти заказы. Юрий изменил имя на Юри Виардо (Juri Wiardo) Казалось, жизнь началась налаживаться, но СМЕРШ вышел на след «изменника Родины». Юрию снова пришлось спасаться бегством, на этот раз, выпрыгнув из окна второго этажа здания, где находилась студия, в которой он работал над бюстом герцогини Люксембурга. Оказавшись в Париже в 1946 году, он официально сменил имя на Джордж Вирин и уже через пару лет смог вернуться к профессии скульптора. Его работы выставлялись в Grand Galleries и Salon Des Vedettes. В 1951 году Юрий уезжает из Франции в Австралию, подальше от идей коммунизма, распространяющихся по Европе, и в очередной раз начинает все с нуля, даже без знания языка. Поражает сила духа этого человека, который без какой-либо поддержки, в течение нескольких лет снова сумел вернуться к любимому делу. Скульптура одному из первых авиаторов Австралии Берту Хинклеру (Bert Hinkler) работы Джорджа Вирин до сих пор высится в Бандаберге (Bundaberg). Удивительная судьба Юрия Езерского заслуживает подробного рассказа на страницах «Единения»…

В ходе беседы экскурсанты помогали музейным кураторам правильно произносить русские имена, названия городов и предметов. В конце экскурсии куратор музея Джудит Хиксон (Judith Hickson) попросила нас прочитать надпись на ярлыке на грифе старинной балалайки, которая была частью экспозиции. Как оказалось, балалайка была произведена на фабрике музыкальных инструментов «Скороходъ» и куплена в магазине «Лира» в Харбине. Это вернуло нас к судьбе русских харбинцев, построивших свою Россию на китайской земле и потерявших ее снова через несколько десятилетий. Говорили долго, взволнованно и на английском, и на русском. Экскурсию, которую планировали завершить за 40 минут, не смогли закончить и за полтора часа. Так пусть же никогда не прерывается связь времен и поколений…

Наталия САМОХИНА, Брисбен

 


7 comments