Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года
  • 23 May 2011
  • 3095

Рецепты доктора Гааза

Российская государственная радиовещательная компания
«Голос России»
Россию и мир связывают судьбы наших соотечественников. Имена одних были незаслуженно забыты, страницы биографий других стёрты временем.
Героями радиопередач и публикаций радиостанции «Голос России» стали государственные и общественные деятели, учёные, художники, дипломаты, представители различных сословий, оставившие о себе добрую память, как в отечественной, так и в зарубежной истории. Некоторые из них были вынуждены стать эмигрантами, но сумели передать любовь и преданность Родине своим потомкам. Это также и иностранцы, приехавшие однажды в Россию и оставшиеся в ней навсегда.
Все они - соотечественники, воплотившие в своей жизни лучшие черты самобытной цивилизации нашего Отечества.
Семейные архивы и устные предания слушателей «Голоса России» и читателей сайта радиостанции помогают не только восстановить стёртые страницы биографий, но и пополнить их именной список.
Все публикации проекта «Собор соотечественников» можно найти на страницах сайта радиокомпании «Голос России» www.ruvr.ru.

Доктор Федор Петрович Гааз, великий гуманист XIX века, родился в Германии, но прославился в России. В наши дни его имя стало символом милосердия. Папа Бенедикт XVI назвал Гааза «человеком, излучающим свет»
Гааз оставил записки, ставшие рецептами от равнодушия и жестокости. «Нужно внимать нуждам людей, заботиться о них, не бояться труда, помогая им советом и делом, словом, любить их, причем, чем чаще проявлять эту любовь, тем сильнее она будет становиться», — писал он.

Современники относились к доктору по-разному: считали и святым, и чудаком, и безумцем. Неудивительно — ведь личность Фридриха Гааза не укладывалась в привычные рамки. Он принял евангельское «возлюби ближнего своего как самого себя» как смысл жизни. Врач от Бога, он исцелял не только тела, но и души. Такое под силу немногим, и доктор порой вызывал не только насмешки, но и открытую неприязнь. Особенно у чиновников.
Для бюрократов он был как кость в горле: этот иностранец, приехав в Россию, разбогател, получил чин немалый, а потом связался с какими-то «отбросами общества», потратил все свое состояние, погубил репутацию. Действительно, судьба его могла сложиться совершенно по-другому

Фридрих Йозеф родился в 1780 году в маленьком городке Бад Мюнстерайфель, в семье аптекаря. Получил разностороннее образование.
С детства полюбил звездное небо, самостоятельно изучил астрономию и до конца жизни не расставался с телескопом. Прослушал в Йенском университете курс философии и математики. Затем поехал в Вену и выучился на врача. Вскоре он сумел стать одним из лучших европейских специалистов. Однажды русский пациент — дипломат Репнин, восхищенный талантами молодого эскулапа, пригласил его в Россию, пообещав самую широкую практику и поддержку влиятельных особ.
Доктор согласился, и с этой минуты судьба его была определена. Фёдор Гааз, которого прозвали «самым русским немцем», полюбил новых соотечественников всей душой: «В российском народе есть перед всеми качествами блистательная добродетель милосердия, готовность и привычка с радостью помогать в изобилии ближнему во всем, в чем он нуждается», — отмечал он.
Карьера на новом месте складывалась вполне успешно. Федор Петрович, как его отныне звали, сначала занимался частной практикой и быстро приобрел имя и состояние. Правда, в отличие от некоторых своих коллег, известный доктор бесплатно лечил бедных. Был одинаково внимателен к пациентам и во дворцах, и в богадельных домах. Лучшими лекарствами считал веселое расположение духа, отдых и умеренную диету. Считал заботу о собственном здоровье нравственным долгом каждого человека: «Берегите свое здоровье. Оно необходимо, чтобы иметь силы помогать ближним, оно — дар Божий, в растрате которого без пользы для людей придется дать ответ перед своей совестью».

Именно Гааз, между прочим, стал одним из основателей курортного дела России. В 1809году отправился в экспедицию на Кавказ, исследовал уже известные минеральные источники, открыл новые, изучил их целебные свойства и первым составил научное описание. Источник № 23 в Ессентуках до сих пор называют Гаазовским. Позже открыл еще несколько уникальных источников в Старой Руссе, положив начало бальнеологии в Центральной России.
В период Отечественной войны 1812 года он без колебаний отправился в действующую армию военным хирургом для организации медицинского обеспечения русских воинов, вместе с которыми и дошёл до Парижа. После окончания заграничного похода русских войск Гааз приехал в Германию и успел попрощаться с умиравшим отцом. Но остаться, несмотря на уговоры, уже не мог. Его неудержимо тянуло в Россию, которую он называл «мое второе отечество».
По возвращении в Москву продолжил частную практику. Его высоко ценили, вскоре Гааз был назначен штадт-физиком — главным врачом города, и награжден орденом Святого Владимира. Был ему пожалован также чин надворного советника. Появились собственный дом, имение в Подмосковье и даже небольшая суконная фабрика. Надворный советник ездил в карете, модно одевался, имел прекрасную библиотеку, был принят в лучших домах. Вечерами любовался красотой звездного неба через линзы нового телескопа самой последней конструкции. Предел мечтаний! Но уже тогда за ним стали замечать некоторые «странности». Он обладал удивительно чуткой совестью и не мог выносить, когда рядом кто-то страдает: «Заступайтесь за отсутствующих и беззащитных. Содействуйте, по мере сил, учреждению и поддержанию больниц и приютов для неимущих, для сирот и для людей в преклонной старости, покинутых, беспомощных и бессильных…» — читаем в его записках.

Главный врач отдавал все свои силы больным, но не мог справиться с двумя бедами — воровством и пьянством персонала больниц. На него посыпались доносы.
Обвиняли во всех грехах, даже в растрате казенных денег. Приходилось нелегко… «Умейте прощать, желайте примирения, побеждайте зло добром», — таков рецепт доктора на этот случай. Постепенно ему удалось улучшить порядки в городских больницах. В то время никто еще не мог представить, что вскоре преуспевающий врач раздаст свое имение, всецело посвятит жизнь «отверженным» и умрет в нищете.
Случилось это после того, как Московский генерал-губернатор князь Голицын пригласил Федора Петровича войти в состав Попечительного о тюрьмах комитета, учрежденного по повелению Александра I. Доктор с радостью принял предложение. День, когда он впервые посетил московскую пересыльную тюрьму, изменил его. Потрясенный увиденным, Гааз решил до конца жизни быть «тюремным доктором». Вскоре осужденные преступники стали для него «больными детьми». По воспоминаниям А.Герцена, Гааз ездил каждую неделю в этап на Воробьевы горы осматривать больных. Всегда привозил с собой корзину разных лакомств — орехов, пряников, апельсинов и яблок для женщин. Это возбуждало гнев и негодование благотворительных дам, боящихся благотворить больше чем нужно». Ему удавалось достучаться до самых холодных сердец.
В стационарных тюрьмах его стараниями были созданы мастерские, а также школа для детей осужденных. Гааз снабжал арестантов едой, одеждой и лекарствами, вел переписку с сосланными, всячески помогал их семьям, устраивал детей, добивался пересмотра дел в судах. Им было подано 142 прошения о помиловании или смягчении наказания. Учитывая количество столоначальников, через которых он проходил с каждым прошением, это был великий подвиг. Но доктор бесстрашно боролся за каждого, никогда не отчаиваясь и не опуская рук. Чиновники отказывали — он обращался за поддержкой к царственным особам.
Известен случай, когда доктор буквально прятал больного старика — арестанта в тюремной больнице, не давая отправить его на каторгу. Знал, что больницу должен посетить Николай I. Когда это произошло, доктор молча стал перед ним на колени. Император, лично знакомый с Гаазом, сразу же велел ему подняться. Тот не вставал и изложил свою просьбу о помиловании несчастного. Пораженный император тут же исполнил ее, и старик был спасен. Но счастливый конец имели далеко не все истории.

Очень скоро стала остро ощущаться нехватка денег на помощь арестантам. Личные средства Федора Петровича закончились. С молотка ушли и дом, и имение. (Из всех ценных вещей он оставил себе только пару телескопов, и в редкие минуты отдыха по-прежнему любовался небом). Но он не стеснялся роли постоянного просителя. «Если нет собственных средств для помощи, — считал Гааз, — просите кротко, но настойчиво, у тех, у кого они есть. Не смущайтесь пустыми условиями и суетными правилами светской жизни. Пусть требование блага ближнего одно направляет ваши шаги! Не бойтесь возможности уничижения, не пугайтесь отказа».
Чиновничество не любило его до такой степени, что однажды надворного советника хотели… выселить из Москвы за «связь с преступниками»! Но тут началась эпидемия холеры, и о «провинностях» тут же забыли. Во время эпидемий Федор Петрович всегда бывал незаменим, потому что не боялся ходить по бедным кварталам, где его почитали и слушались беспрекословно. Одно его присутствие мгновенно прекращало панику.

Как-то в холодную зимнюю ночь Гааз возвращался домой пешком, и в подворотне двое, угрожая ножами, потребовали отдать им старую волчью шубу, в которую был одет доктор. Тот стал уговаривать их не трогать его, потому что без шубы он простудится и заболеет, может быть даже смертельно, а у него еще много дел и забот, и, главное, много людей зависит от него. В ответ Гааз услышал только смех и стал тогда просить разрешить ему дойти в шубе до дома, а после он ее отдаст им: «Меня здесь все знают, я доктор Гааз, живу в Малом Казенном…» -«Да что вы, Федор Петрович! — неожиданно воскликнул один из грабителей. — Что же вы сразу не сказали, что это вы, кто же вас тронет!» И они сами проводили его до дома, чтобы больше никто не побеспокоил доктора.

Приняв на себя всю тяжесть тюремного попечения, Федор Петрович не оставил своей давнишней мечты — открыл первую в России больницу скорой помощи, где бесплатно лечили бедных и бесприютных. Попасть в Полицейскую больницу, в народе именуемую Гаазовской, для многих было единственной надеждой на спасение. Сюда привозили подобранных на улицах бездомных, потерявших сознание от голода или замерзших, беспризорных детей. Попадались совсем опустившиеся, спившиеся, озлобленные. О них заботились наравне с другими, потому что главный врач призывал: «Старайтесь поднять упавшего, смягчить озлобленного, исправить нравственно-разрушенное».
Лечили, кормили, утешали. А потом не выбрасывали вновь на улицу, но устраивали их судьбы: одиноких стариков пристраивали в богадельни, детям старались найти приемных родителей, способным работать помогали хоть как-то обустроиться. Персонал больницы подбирался лично главным врачом. Первые уроки служения ближним получили здесь сестры милосердия из общества «Утоли моя печали» под патронажем княгини Шаховской. Сам Федор Петрович жил в крошечной квартирке при больнице.

Главный врач московских тюрем и ходатай по делам заключенных, Гааз стал также и лекарем духовным. Спасал и осужденных, и осуждающих, призывая к милосердию и побеждая сердца… любовью. Так появился главный рецепт Гааза: «Торопитесь делать добро! Не стесняйтесь малым размером помощи, которую вы можете оказать в том или другом случае. Пусть она выразится подачею стакана свежей воды, дружеским приветом, словом утешения, сочувствия, сострадания, — и то хорошо».
Злые языки приписывали ему ссору с Митрополитом Филаретом (Дроздовым), который также входил в состав Попечительного тюремного общества. Однако когда Федор Петрович тяжко заболел, митрополит разрешил о нем, до конца жизни остававшимся католиком, служить молебны в православных храмах Москвы. Навестил Федора Петровича перед его кончиной, чтобы обняться и проститься по-братски. Умер доктор в 1853 году.
Хоронили за казенный счет, но десятки тысяч человек провожали его в последний путь.
На могиле доктора на старинном московском Немецком (Введенском) кладбище и сегодня лежат свежие цветы.

В 1909 году во дворе здания, в котором жил Гааз и где размещалась открытая им больница, был установлен памятник доктору работы знаменитого московского скульптора Андреева, который работал над ним безвозмездно из уважения к памяти бескорыстного доктора.
По воспоминаниям современников, Федор Петрович никогда не жаловался и даже в самые тяжелые минуты был спокоен и радостен. «Самый верный путь к счастью в том, чтобы делать счастливыми других» — утверждал он. Старинные рецепты доктора Гааза по-прежнему нужны людям.

***
«Голос России» — радиовещательная компания, ведущая передачи с 1929 года. Радио с историей и традициями, уникальным стилем работы, это современное и интересное СМИ, знакомящее слушателей с жизнью России, с различными точками зрения на события в стране и мире.
На территории Австралии передачи «Голоса России» можно услышать на французском языке на коротких волнах на частотах: 17805 kHz; 17665kHz; 17650 kHz
Материалы радиопередач можно принимать на мобильные телефоны, а также найти на интернет-сайте «Голоса России» www.ruvr.ru. в любом удобном мультимедийном формате: аудио, видео, а также в жанре фоторепортажа


Ваш комментарий