Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Испытание огнём

Австралия и недавнее бедствие в Виктории стали центром внимания всего мира. Нет преувеличения и в том, что австралийцы — как люди и как граждане — покорили сердца людей почти во всех уголках мира.

Премьер Министр Австралии Кевин Радд, почтив память погибших в пожарах штата Виктория, объявил 7 февраля днём национального горя, «чёрной, траурной субботой» (Black Saturday). «Отныне, — сказал он во время мемориальной мессы в Мельбурне, — каждый год в знак траура в этот день по всей стране будут приспущены флаги...» Подчеркнул также, что в этой трагедии Австралия явила миру своих новых героев...

Трудно говорить о погибших — так быстро, так неожиданно и в таком множестве — в прошедшем времени. Но героями они были.
И есть. Как жертвы, стоявшие не только за себя, но и за своих близких, и за соседей, и павшие в неравной борьбе с огненной стихией. Так и пожарники — бескорыстные, самоотверженные защитники, среди которых не один отдал жизнь «за други своя». Так же и добровольцы, масса добровольцев, которые, невзирая ни на какую опасность, стояли и продолжают стоять на страже человеческой жизни. Можно ли забыть, как эти суровые, казалось бы закалённые жизнью мужчины, не в силах говорить о том, что им на каждом шагу приходилось видеть, рыдали и отворачиваясь от камер репортёров...

Были также и есть простые рядовые австралийцы. Великое множество. Неизменная доброта этих людей, их отзывчивость к чужому горю, сплочённость в несчастье и щедрая помощь, что, обгоняя ураганную скорость пожарищ, неслась из всех уголков страны — не перестают поражать. В течение каких-то 2-3 дней было собрано более 50 млн. пожертвований. Этот феномен сам по себе потряс весь мир.

Было всё. Было горе и отчаяние людей, беззащитных перед лицом стихии — такое горе, что никакими словами не передать. И был гнев, праведный гнев… Была и радость — случайные обрывки интервью с теми, кто сумел спастись, их слёзы и потрясение; или когда погорельцы, считая погибшими своих близких, вдруг находили кого-то живым...
Как не упомянуть о том, что во всех русских православных храмах служили молебны о спасении несчастных! Ведь православные никогда не оставались равнодушными к чужому горю...
Австралия такая страна, что не проходит лета без того, чтобы где-то не вспыхнул пожар. Много причин: страшные засухи, высокая температура, или кто-то по нерадению оборонил сигарету, бросил разбитую бутылку, что само по себе преступно… Но бывают — что греха таить! — намеренные поджоги.

В конце января температура воздуха на юге достигла 47 градусов. Раскалённый ветер из пустыни… Как и боялись, очень скоро в штате Виктория вспыхнули пожары. Горело уже 3-4 дня. Множество волонтёров вышло тогда на борьбу с огнём. Но вот подошла незабываемая суббота 7 февраля. Кому могло прийти в голову, что мирная суббота, несмотря на трудности местных пожаров, превратится в ад на земле!

Так случилось, что в то самое время, когда вспыхнуло на юге Австралии, тонул её север… Почти одновременно горело в окрестностях города Stanthorpe, что в 3-х часах езды от Брисбена, — там около 4-х лет назад тоже бушевали пожары, и тоже не обошлось без несчастья. Но вот именно в тот день, 7 февраля, о нём даже не упоминалось. Потому что бедствие, постигшее Викторию, было настолько ужасающим, что затмило собой всё.

Подозревали, что пожары оказались результатом поджогов. Но это только подозрения… «Виновников», якобы настойчиво разводивших всё новые и новые очаги, поймали. Но скоро отпустили, дескать, нет веского доказательства! Потом снова поймали, т. к. их новые действия показались более чем странными. И снова отпустили: поди, мол, докажи, — пожары-то случаются каждый год! Так что подозреваемых оберегали до выяснения не хуже любых высокопоставленных лиц. На тот случай, чтобы обезумевшая от горя и ужаса толпа их не растерзала. Потому что самое гуманное, что слышалось в народе в те дни, было: «Вешать мерзавцев! Вешать на месте!»
А Виктория пылала. В ту субботу количество жертв росло по часам… С каждым днём цифра увеличивалась. И это было ещё только начало.

Можно ли не понять тех несчастных, потерявших в пожаре родных и близких, которых до сих пор терзает вопрос: а что если бедствие произошло по чьей-то вине?
Многие уходят от суеты больших городов и стремятся поселиться как можно ближе к природе. Как правило, это мирные, спокойные, добрые, очень отзывчивые и очень душевные люди. Сплошь и рядом у них разного рода артистические способности. Мир и покой, семья, добрые друзья, соседи, которые в любую минуту приходят друг другу не подмогу, любимое занятие… Пусть австралийцы не религиозны в том смысле, как это было принято понимать раньше, но Бога они знают, и в основном, живут по Его Законам. Их жизнь полна, они счастливы, именно счастливы.

И много, слишком много бывало примеров, когда какой-то ущемлённой личности, забывшей Бога и, как видно, лишённой этого самого «счастья», очень захочется отнять его у других — и счастье, и саму жизнь. Не всё ли равно садисту, кому мстить! Правда, ничтожество всегда выбирает то, что полегче: детские сады, ясли, беззащитных стариков и, между прочим, поселения, которые больше всего подвергаются опасности, — важно, чтобы жертва была именно беззащитной...

Чем объяснить то, что происходило в страшные февральские дни? Дай Бог, чтобы это не оказалось злодеянием на чьей-то совести… иначе — как потом жить?! Ведь пылали бесконечные километры лесов; то и дело вспыхивали новые и новые очаги как будто нарочно, чтобы людям труднее было спастись. Казалось, непред-сказуемая огненная геенна как бы кому-то в отместку вырвалась из преисподни и понеслась бешеным шквалом, пожирая на своём пути всё — мирных и беззащитных людей, их дома, животных, пастбища, лесную живность, птиц...

Согласно последним данным, потеряно не менее 210 человеческих жизней; но эти цифры не точные, потому что не все пропавшие без вести найдены, не все жертвы опознаны. Более 2000 поместий исчезли с лица земли. Только в самом начале бедствия огонь выжег более 1500 кв миль. Окончательный итог можно будет подвести много позднее.
Средства массовой информации… Фотографии в газетах и по всем каналам телевизоров — одно: «Гори, пылай моё счастье!» Даже сейчас, месяц спустя, когда Виктория всё ещё горит, хотя уже не с такой силой, жутко становится при виде почерневших полей, обугленных поселений, расплавленных автомобилей… с останками несчастных. Жертвы… ничем невосполнимые человеческие жертвы!

Сторонние наблюдатели такую разруху сравнивают разве что с войной. Для людей же, оказавшихся тогда в огненной ловушке, разразился сам ад...
По какой-то причине кому-то суждено было остаться в живых. Не для того ли, чтобы поведав свою историю другим, благодарить Создателя за своё спасение? И многие действительно о Нём вспомнили. Ничто так не возвращает людей к Богу, как несчастье.
Из множества рассказов о том, как пострадавшие сумели избежать верной гибели, почему-то выделяется один эпизод, хотя в сущности — все они похожи. Истории эти страшны, но в то же время поучительны.

«Нас предупреждали, что огонь несётся «быстро», — вспоминал один очевидец, который сам только чудом спасся, да ещё сумел вырвать из пылающего дома жену и ребёнка. Однако слово «быстро» — по мнению всех, переживших этот ад, — сюда совершенно не подходит. Не то слово. Скорость огня можно сравнить только с бешенством ошалевшего локомотива, который в порыве безумия слетает с рельс...

Казалось, почти все пострадавшие были готовы встретить опасность. Если такое вообще возможно. Тем не менее, требования пожарников были выполнены: трава вокруг домов скошена, всё лишнее убрано, вёдра воды и шланги под рукой… В то же время огонь был настолько далеко, где-то в горах, что не тревожил. В самом деле, он не представлял никакой опасности.

И вдруг люди заметили в километрах двух от себя дым: ветер рванул огонь через долину и понёс его к поселениям. Многие отнеслись к этому спокойно: ничего, обойдётся! Однако, на всякий случай приготовились оборонять дом. Но в следующую же минуту — да нет же, доли секунды! — произошло что-то невообразимое: вместо дома, людям пришлось оборонять свою жизнь...

Шквал огня летел быстрее человеческой мысли. Ужасающий жар. Вой раскалённого ветра. Думать о чём-либо, соображать — на это уже просто не было времени. Кто-то бросился к шлангам, намереваясь поливать крышу… но воды в шлангах не оказалось: расплавлены! Кто-то ахнул: языки пламени несутся через загоны и пастбища в гору, прямо к дому, а ведь трава была скошена! У других огонь — уже возле дома.

Буквально в считанные минуты многие оказались окружены огнём. Жар нарастает такой, как если бы разверзлись недра ада. От него можно замертво упасть. А вода… От пластиковых стенок вёдер отделяются ручки — не поднимешь! Кто то, не выдержал и в панике бросился бежать, сам не зная куда… Иные, стараясь не терять присутствие духа, вспомнили инструкции пожарников: «укрываться в доме, пока не пройдёт стена огня».
Между тем, жар свирепеет как в доменной печи, огненным градом летят вокруг раскалённые докрасна угли — они проникают в щели дома, наполняют его густым ядовито-чёрным дымом, так что ничего не видно вблизи. Дышать становится всё трудней, почти что нечем. У кого-то в гараже пылает автомобиль, у других взорвался, не каждому посчастливилось вовремя отвести машину в сторону...

Счастье? А что это такое? Ведь нужно ещё вырвать из дома тех, кто там остался, и затем прорваться к машине. А уже перед глазами ничего не видно. И ураганный ветер швыряет огонь во все стороны, — вдоль участка, поперёк узкой колеи для автомобилей, валяются горящие ветки и поваленные деревья. Не проедешь. Только покрышки расплавишь. Впору всех святых вспомнить...

И всё же остаётся ещё один, самый последний шанс остаться живым, — твердили пожарники, — это укрыться в машине и включить на всю катушку кондиционер. Иначе — верная смерть.
Какие-то единицы нашли в автомобиле для себя убежище. Другие — вечный покой...
Герои — благодарную память.


Ваш комментарий