Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Пираты 21 века

Хотя в 21 веке на кораблях морских пиратов уже не вывешивают Весёлого Роджера, но эта прибыльная, хотя и опасная «профессия» пока пользуется большим успехом у бедного населения в Сомали и не только там.

Сегодня о пиратах нового века с нами беседует доктор Алексей Муравьев, Директор форума Национальной Безопасности и Стратегии в университете имени Джона Кёртина, Перт, Западная Австралия.

— Часто мы слышим в печати и по телевидению, что яхты и даже большие корабли оказываются захвачены пиратами. Кто же эти сегодняшние наследники капитана Флинта?

— Надо признать, что в целом пиратство является сегодня одной из форм организованной преступности. Хотя в отдельных случаях можно квалифицировать пиратов и как разрозненные группы жителей какой-либо бедной страны, оставшиxся без средств к существованию, поэтoму вынужденные промышлять разбоем, нападая на яхты и небольшие суда, проплывающие в их прибрежных районах.
Но более серьёзные инциденты, происходящие, в частности, у берегов Aфриканского Pога, в водах Сомали, связаны непосредственно с деятельностью хорошо организованной и разветвлённой оргпреступности, связанной с преступными элементами в других частях Света, в том числе, и в Европе.

-То есть существуют организации и люди, расположенные вдали от опасных маршрутов, которые организуют действия пиратов и заинтересованы в результатах их действий?

— Безусловно. Анализируя информацию о нападении на некоторые суда, например, на судно «Фаина» в сентябре 2008 года, перевозившее танки и боеприпасами в Южный Судан, и которое обслуживалось украинским экипажем, можно сделать вывод, что пираты получили оперативную информацию о судне и характере груза. Подтверждает наличие внешнего влияние и расширяющийся радиус действия пиратских судов. Если раньше пираты совершали атаки на суда в своих прибрежных водах, а это расстояние до 13 морских миль, то сейчас нередки случаи, когда пиратские нападения осуществляются на расстоянии 300–400 миль от побережья.

— Я считал, что источник многих морских угроз исходит, в основном, из Сомали, страны в которой идёт гражданская война, и правительство не может контролировать действия своих жителей, но похоже это не совсем так?

— В последние 2–3 года Сомали стала одной из наиболее ярких точек на карте международной пиратской активности. Помимо зоны Aфриканского Pога в настоящий момент проблемными районами являются также воды у побережья Бангладеш, Шри-Ланки и Филиппин, у части атлантического побережья Африки. Десять лет назад мы говорили о серьёзных угрозах гражданским кораблям в водах Юго-Восточной Азии.
K сожалению, пиратство это глобальный феномен, и, учитывая, что морская поверхность покрывает 71 процент Земного шара, пиратская деятельность не ограничивается одним районом на политической и экономической карте мира.

— Недавно в австралийской печати сообщали, что военный корабль-фрегат отправился курсировать в опасном районе, чтобы защищать торговые суда от пиратских нападений.
— После того как международное сообщество оценило масштабы угрозы пиратства, были созданы специальные международные военно-морские группировки TaskForce150 и TaskForce151 для патрулирования опасных зон. Туда входят корабли нескольких государств, включая Австралию, страны НАТО, США, Россию, Японию, Китай и ряд других стран.

— Мы продолжаем слышать об атаках пиратов и сейчас. Какой-то эффект дают эти международные усилия?

— Мимо Африканского Рога проходит один из оптимальных маршрутов торговых кораблей, поэтому количество судов-целей в опасных зонах достаточно большое. Военно-морские группировки осуществляют систему конвоев, когда гражданские суда, иногда в количестве 10–20, направляющиеся через опасные районы, сопровождаются военными кораблями, часто оснащёнными вертолётами палубного базирования для быстрого и эффективного противoдействия пиратам.
Однако присутствие военных кораблей полностью не исключают угрозы нападения. Во-первых, невозможно с 20–30 военными кораблями охватить все опасные зоны. Другой аспект трудностей борьбы с пиратами заключается в том, что нет строго оформленного международного законодательства против пиратов. Можно сказать, что при поимке пиратов 9 из 10 задержанных отпускаются.
Пока военный корабль подходит к пиратскому судну, они успевают выбросить все оружие и прикидываются мирными рыбаками. А если даже кого и задержат с оружием, часто они передаются в свои страны, например, Сомали. И вскоре их вновь можно встретить на морских просторах продолжающим свой «бизнес», полностью оснащёнными и вооружёнными.

— Так что, похоже, победить их полностью пока невозможно?

— Если только не уподобиться простым и действенным мерам, применяемым к захваченным пиратам, которые были в ходу пару веков назад. Hапример, захваченное в начале мая 2010 года российское грузовое судно «Московский университет», было освобождено чёткими и слаженными действиями морской пехоты России, которая осуществила штурм судна с борта большого противолодочного корабля Тихоокеанского флота. После освобождения судна все пираты пропали без вести.
Если же захваченных пиратов моряки привозят и сдают полиции в одну из развитых стран, то отсидев свой, часто небольшой срок, они выходят из тюрьмы с возможностью подать на постоянное проживание в этой стране, что они и делают. И затем сообщают своим родственникам в далёкой стране об «удачно проведённой операции». На их пути, конечно, найдётся немало последователей.

— Хотелось бы уточнить, как, в основном, поступают пираты после захвата судна с экипажем и кораблём?

— Обычно пираты после захвата блокируют экипаж, выходят на связь с владельцами судна и требуют выкуп. В большинстве случаев пираты не стараются прибегать к физическому насилию над экипажем. Чтобы дать понять о размерах выкупа, можно вспомнить захват судна «Фаина», на котором среди различного вооружения были, в частности, 33 танка Т-72. Пираты получили за него порядка 3 миллионов долларов. Общий годовой доход от пиратского бизнеса можно оценить в 450–500 миллионов долларов в год.
И это только известные цифры, реальная сумма может быть существенно больше. Если сопоставить со сравнительно небольшими затратами на необходимый набор пиратского снаряжения, то понятно, что мы можем говорить об очень прибыльном бизнесе.

— Недавно произошёл трагический случай гибели 4 американцев, яхта которых была захвачена пиратами. Обычно государства не ведут переговоров о выкупе с бандитами или террористами, чтобы не поощрять новых преступников, а как бывает в случае с пиратами?

— Правительства и государства стараются не вести переговоров с пиратами и при благоприятных условиях действовать жёстко. Понятно, что если государство идёт на операцию освобождения заложников, как произошло с экипажем захваченного корабля «Московский университет», такая операция должна быть продумана до деталей. Не всегда такое удаётся, поэтому в большинстве случаев преобладает практика выкупа. Обычно эти переговоры ведутся напрямую с компанией — владельцем судна.

— В общем, надёжный вариант для судов, чтобы уберечься от пиратов — это воспользоваться прикрытием военных кораблей и путешествовать с конвоем.

— Альтернативой может быть наличие на борту корабля вооружённой охраны, что применяется в некоторых случаях. Можно и обучить экипаж судна защищать корабль от нападения, но в том или ином случае, возможны жертвы со стороны экипажа.

— Да, новые времена заставляют всех нас жить в новых условиях.

— В глобализированном мире и преступность становится глобализированной. Хотя даже в старые времена, если мы вспомним корсарство, то и Dreik, и Морган тоже были частью серьёзной организованной преступности, которые поддерживались государствами. Можно даже сказать, что pегулярный флот Великобритании, победивший в 1588 году Армаду Испании, был создан на основе пиратских корабельных соединений, зафрахтованных правительством. После победы многим капитанам этих кораблей дали офицерское звание в Британском флоте. Так что пиратство с давних пор было продолжением политики некоторых государств.

— Спасибо за интересный рассказ. Удивляюсь, как, зная опасную ситуацию на море, в кругосветные путешествия на яхтах отправляются порой почти дети! Только в прошлом году на своей 10-метровой яхте Ella’s Pink Lady совершила кругосветное путешествие 16-летняя Джессика Уотсон. Во всяком случае, смелости им не занимать.
Как и 300–400 лет назад, на проторённых маршрутах торговых кораблей их и сегодня поджидают пиратские суда, теперь уже оснащённые гранатометами и спутниковым навигационным оборудованием. И хоть не развивается над ними пиратский флаг с черепом и костями, этот старинный «бизнес» ещё жив и в 21 веке, веке электроники и космических путешествий.


Беседовал


Ваш комментарий