Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Деду Морозу дали метлу, а Бабу-Ягу оставили без волос

Когда, под Новый год, уезжала с ребенком из России, подруга язвительно заметила, что чего уж точно я лишаю своего отпрыска, так это неповторимой атмосферы отечественных детских праздников, иными словами, настоящей русской елки.

Ну, ничего, успокаивала я себя, привыкнем к иному, чужеродному духу, который почему-то ассоциировался у меня с хороводом вокруг пальмы с гирляндами. Но, к счастью, я ошибалась.


Забегая вперед, скажу, что получив приглашение на новогоднее представление, которое должно было состояться в середине декабря, в центре Сиднея, в помещении St Andrew`s Cathedral School, особенно не обольщалась (как оказалось в действительности — зря). Да простят меня организаторы, хотя я надеюсь, что это сравнение будет расценено ими, как комплемент, все происходящее напомнило мне мои детские елки в Москве. А я ведь рассчитывала порадовать сына хотя бы австралийско-российской квинтэссенцией новогоднего праздника! Однако, что восхитило меня больше всего — дети и взрослые, говорящие между собой на хорошем, литературном русском языке. Конечно, я не могу поручиться за все шесть десятков ребят (а приблизительно столько, по моим подсчетам, было на новогоднем празднике), и еще большее количество взрослых, потому что на представление пришли целыми семьями, но основным языком общения был русский.


Студия детского развития «Тилькин-Дилькин» представила маленьким зрителям новогоднюю сказку о занимательных приключениях в зимнем лесу веселого человечка Тилькина-Дилькина, Деда Мороза и его внучки Снегурочки, одинокой кокетки Бабы-Яги, властолюбивого паука Аракия Тарантуловича и смелых снеговичков.

Представление началось с того, что юных зрителей, в прямом и переносном смысле, ввели в сказку. Сказочница Наташа и Тилькин-Дилькин объяснили ребятам, что такое настоящая российская зима и как надо одеться, чтобы не замерзнуть в заснеженном лесу. Дети старательно «натянули» на себя воображаемые шапки и варежки, «застегнули» шубки и «встали» на лыжи. Лесные тропинки вывели путешественников к избушке Бабы-Яги, которая, не без помощи Паука, уже успела поймать Деда Мороза и заставить мести снег, водрузив на его голову кепку, в которой он был поразительно похож на бывшего московского градоначальника.


Что касается Паука то, по-мнению взрослых зрителей, он отдаленно напоминал Филиппа Бедросовича Киркорова времен официального супружества с мадам Пугачевой, и, естественно, вынашивал коварный план лишить детвору главного праздника — Нового года. Для осуществления задуманного ему не хватало только волшебного порошка, которым владела (и не спешила делиться), ни кто иная, как «старая кочерыжка», Баба-Яга. И вот тогда в ход были пущены основные методы обольщения, которыми владеют классические, в том числе и сказочные, ловеласы. Юные зрители затаив дыхание наблюдали за перевоплощением Бабы-Яги из одинокой, не привыкшей к вниманию со стороны противоположного пола старушки, в счастливую, уверенную в своих достоинствах, «невесту» Аракия Тарантуловича. Цель была достигнута, и порошок перекочевал из одних рук в другие. Однако, веселый человечек Тилькин-Дилькин, который, как и подобает главному герою, всегда оказывался в нужное время в нужном месте, попытался «открыть» Бабе-Яге глаза на двуличие натуры ее избранника.


И вот тут-то разрешите перефразировать цитату из всенародно любимого фильма: «Какое детское представление обходится без погони?» По всей видимости, ни одно, тем более, если речь идет о представлениях студии детского развития «Тилькин-Дилькин». Маленьким зрителям, которые и так принимали непосредственное участие в представлении и были в самой гуще событий, предоставили возможность еще и от души порезвиться. Тилькин-Дилькин призвал ребят поймать Бабу-Ягу, чтобы не дать ей возможность в очередной раз встретиться с Пауком. Перепуганная Баба-Яга устремилась в зрительный зал, но была настигнута пятью или шестью сорванцами, которые так усердствовали при ее поимке, что оставили «бабушку-веселушку» без парика и нижней части юбки. Отсутствие парика было незапланированной и, наверное, главной интригой представления для обескураженных детей и даже какой-то части взрослых — Бабу-Ягу играл мужчина. К всеобщей радости фольклорная старушка разочаровалась в своем несостоявшемся женихе, раскаялась в содеянном и вернула Деда Мороза детям и внучке Снегурочке.

С помощью волшебного порошка Аракий Тарантулович был превращен в игрушечного паука, снеговички прочитали со сцены стихотворения русских поэтов и под руководством сказочницы Наташи спели акапелла финальную песню праздника.

Завершилось все веселым хороводом и раздачей новогодних подарков. Дети, помимо сладостей, получили, подписанные самим Дедом Морозом, волшебные грамоты за «добрые дела, смелость и сообразительность». И теперь юные сиднейцы знают то, что, пожалуй, не известно даже их российским сверстникам, что у Деда Мороза есть своя, именная печать.


Ваш комментарий