Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Национальные парки Какаду и Личфилд

Поездка на север Австралии, в Дарвин, редко обходится без посещения главных достопримечательностей района, притягивающих как магнитом сотни тысяч туристов ежегодно — Национальные парки Какаду и Личфилд.

Самый известный, далеко за пределами страны, парк Какаду с удивительной природой, мириадами разнообразных птиц, черепахами и крокодилами (их здесь более 10 тысяч), живущими бок о бок в поймах рек и биллабонгов, заполненных зарослями цветущего лотоса и водных лилий. В летний влажный период здесь проливается до полутора метров осадков, вода покрывает в это время более трети территории парка. В гористых частях парка сохранились старинные наскальные рисунки аборигенов. Парк Какаду поражает также своими размерами, его площадь почти 20 тысяч квадратных километров, чтобы было понятней, это как половина Швейцарии. Одного дня не достаточно, чтобы осмотреть парк, да и ехать от Дарвина — больше 200 километров. Поэтому лучше заночевать в одном из нескольких караван-парков или мотелей.

Парк Личфилд (Litchfield), расположенный в два раза ближе к Дарвину, в свою очередь, знаменит своими водопадами и водоемами с чистейшей водой для купания и поразительными магнитными термитниками, выстроившимися как солдаты стройными шеренгами с севера на юг.
Прилетев в Дарвин, мы взяли в аэропорту машину напрокат и, осмотревшись в городе (о Дарвине мы писали в предыдущем номере газеты), отправились с утра в парк Личфилд.

Нужно отметить, что машин на дорогах за пределами города было немного, а знак скорости на шоссе 130 километров в час вселял радостное чувство. Сразу вспомнился Гоголь: «Какой же русский не любит быстрой езды», и педаль газа была нажата почти до упора. За окном пролетали небольшие магазины, торгующие караванами, военные казармы, затем просто невысокие посадки деревьев и широко раскинувшиеся равнины, заросшие подросшей высохшей травой. Остался позади Палмерстон, город-спутник Дарвина с 30 тысячами населения, в дальнейших встретившихся нам «городах» число жителей исчислялось уже в сотнях или десятках, а не в тысячах. В самом крупном из них, городке Бэтчелор, расположенном недалеко от въезда в Личфилд парк, проживает 727 человек.

Хорошей новостью было отсутствие платы за въезд в национальный парк, проехав еще километров 10, по обочинам дорог стали попадаться отдельно стоящие желто-серо-коричневые башни термитников, некоторые высотой более 2–3 метров. На одной из полян мы увидели целую армию выстроившихся в каком-то порядке плоских высоких жилищ термитов, расположившихся узкими сторонами с севера на юг, по-видимому, чтобы избежать перегрева. Термиты пережевывают траву с колючками и землей, в результате, переработанный материал используется для строительства жилищ, затвердевая как глина. Мы вышли на поляну, подошли поближе и рассматривали удивительные жилища. На поверхности одного из них бегали обычные муравьи. Термиты находятся в состоянии войны с муравьями, и иногда муравьям удается захватить часть территории, а термиты прячутся внутри, замуровывая входы, оберегая свою царицу, живущую в особом помещении в глубине термитника. Пока мы изучали с близкого расстояния жизнь насекомых, муравьям удалось потихоньку забраться к нам в ботинки — и мы срочно ретировались в машину, вытряхивая любопытных малышей и выпуская их на свободу. Через несколько километров мы приехали на официальное место осмотра термитников, обозначенное на карте Magnetic Termite Mounds. Здесь была сделана площадка для наблюдения, и никто уже не подходил к термитникам, а издалека делали снимки. Здесь же специальной оградой был обнесен «кафедральный» термитник, высотой метров пять. Красиво, но после недавнего посещения поля термитов нам это показалось уже знакомым.

День подходил к полудню, до единственного кафе в парке на Wangi Falls надо было ехать еще километров 50. Мы решили посмотреть две ближайшие достопримечательности, а пообедать уже на пути обратно в Дарвин. Если сейчас нас спросить, что вам запомнилось из путешествия в Личфилд — мы с Олей оба, не сговариваясь, скажем — купание в чистейшей воде горной речки в Buley Rockhole и плавание под водопадом Florence. Обычно горные реки холодные, но в Северной Территории — вечное лето.

Вернувшись в Дарвин, мы на следующее утро, уже отправлялись в парк Какаду. Кто его так назвал, история умалчивает. Некоторые считают, что это неправильное произношение аборигенского языка Gaagudju, на котором говорят местные жители. Мне кажется это не очень убедительным, я скорее поверю, что «виновник» — один из первых исследователей этих мест Ludwig Leichhardt, имевший немецкие корни. А британское Cockatoo, как известно, на немецком, как и на русском, звучит именно как Какаду.
Первое впечатление при въезде в парк, после 200 километров довольно однообразной дороги — ничего особенного. Лес редкий, животных и птиц не видно, единственная смотровая площадка, до которой нужно было полчаса идти от машины, оказалась не очень впечатляющей.

К счастью, у нас было достаточно времени, чтобы изменить эти выводы на противоположные. Мы ночевали две ночи в Kakadu Lodge в Jabiru, единственном городке в парке. Мы заказали заранее поездку на лодке по реке в местечке Yellow Water. Выбрали самую раннюю, начинавшуюся в 6.30 утра, так советовали бывалые люди. Не все среди нашей дружной команды из двух человек были рады раннему подъему, да и нужно было еще добираться к месту отправления лодки, более 50 км, по местному — просто рядом. Но рассвет над рекой, тысячи уток, австралийских журавлей, крокодилы, плавающие спокойно рядом с лодкой, водяной буйвол, переплывавший реку перед нами — останутся в памяти до конца нашей жизни. Два часа круиза на лодке — самое сильное впечатление, которое мы получили в парке Какаду.

К этому нужно добавить наше посещение места наскальных рисунков аборигенов Burrungkuy (Nourlangie). Конечно, мы увидели только небольшую часть интересных мест парка. Ко многим достопримечательностям можно доехать только на внедорожных автомобилях. Но, кажется, нам удалось увидеть разнообразие парка, проникнуться духом этой необычной земли, на которой жили десятки тысяч лет племена коренных обитателей этих мест. Нужно отметить, что гигантский парк Какаду граничит с еще более грандиозной по размерам земли, называемой Arnhem Land, на которой живут племена аборигенов. Чтобы проехать на эту территорию нужно специальное разрешение, есть правда некоторые туры, которые включают посещение деревень аборигенов в этой земле. У нас не было времени посмотреть эту часть Северной Территории, но читательница нашей газеты, которая недавно побывала там, обещала написать для "Единения" об этом.

А мне остается только добавить, что по дороге в Дарвин из Какаду, мы остановились на реке Аделаида и побывали еще на одном речном круизе, в котором крокодилам на удочке поднимали над водой кусок мяса, а они выпрыгивали из воды, показывая себя во всей красе десяткам туристов, нацеливших на них телефоны и фотокамеры всех сортов.

Вернувшись в Сидней, мы еще долго скучали по теплу Северной Территории, вспоминая удивительную еще не измененную цивилизацией природу этого необычного уголка прекрасной и разнообразной Австралии.

Первые части путешествия в  Северную Территорию можно прочитать в более ранних статьях в "Единении"

http://www.unification.com.au/articles/read/4298/  Дарвин
http://www.unification.com.au/articles/read/3327/   Улуру

Видео о парке Какаду https://www.youtube.com/watch?v=3yi9tk_PvbA

Владимир КУЗЬМИН


2 comments