Russian newspaper in Australia
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Диверсионные рейды союзников на гавань Сингапура в 1943-1944 годах

В 1943 году диверсионный отряд, состоявший из британских и австралийских коммандос, осуществил успешный диверсионный рейд на гавань оккупированного японцами Сингапура, потопив несколько грузовых судов. Атаку можно было считать исключительно успешной еще и потому, что диверсанты не потеряли ни одного человека. Повторная попытка, которую союзники предприняли в 1944 году, окончилась трагедией…

Через месяц после падения Сингапура, в феврале 1942 года, офицер британской разведки, майор Айвен Лайон узнал о том, что одному из опытных британских моряков по имени Билл Рейнолдс удалось пройти на реквизированном рыбацком судне вместе с 15 европейцами, одним китайцем и одним малайцем на борту весь путь от Суматры (Индонезия) до Цейлона. Имея с собой компас, часы и вырванную из руководства по навигации страницу, этот опытный моряк довел лодку до цели через шторма, штили, страшную жару и обстрелы с японских самолетов. Лодка прошла около 1 700 миль за 52 дня… Опытному офицеру пришла в голову мысль: использовать это рыболовное судно, неотличимое от сотен других, бороздящих воды морей Юго-Восточной Азии, для рейда на японские суда и портовые сооружения в гавани Сингапура. Он набросал план операции и передал его в Департамент Специальных Операций (SOE — Special Operations Executive) в Индии, где идея получила одобрение. SOE обратился к австралийскому департаменту, занятому в осуществлении разведывательно-диверсионных операций (SRD — Services Reconnaissance Department), с просьбой провести отбор, обучение людей для подобной операции, обеспечить их необходимым снаряжением и перебросить к месту операции из Австралии.

Лайон переименовал судно Kofuku Maru в Krait (название шестифутовой азиатской змеи, яд которой обладает нервно-паралитическими свойствами и убивает за считанные минуты). Он дал планируемой операции название Джейвик/Jaywick, заимствовав его у сильного дезодоранта, широко применявшегося в Малайе и Сингапуре. Лайон нашел замену изношенному двигателю своего судна, который был доставлен в Таунсвилл и установлен на Krait. 9 августа 1943 года коммандос отправились на своем судне из Кэрнса/Cairns в залив Эксмут/Exmouth (Западная Австралия). Там бригада специалистов с американского вспомогательного корабля Chanticleer, занятого в техобслуживании подводных лодок, осуществили полный ремонт судна Krait. В трюм судна уложили 150 фунтов взрывчатки, чтобы уничтожить его в случае захвата противником. 2 сентября Krait покинул залив Эксмут. Среди коммандос было 10 австралийцев.

Уже на судне Лайон рассказал морякам и коммандос о предстоящей операции. Планировалось, что шестеро диверсантов покинут Krait на одном из островов, расположенном как можно более близко к сингапурской гавани, и оттуда осуществят атаку на трех каноэ. Krait спрячется между островами и подберет их после операции. Над судном будет постоянно поднят японский флаг: ожидается, что судно проскользнет к цели, замаскировавшись под рыбацкую лодку. Лица и тела моряков и коммандос будут выкрашены в коричневый цвет, одеты они будут в саронги. На пути к цели моряки будут держаться подальше от судоходных трасс, продвигаясь между островами и мелководьями.

В ночь 16 сентября Krait бросил якорь рядом с островом Помпонг. Диверсанты Дэвидсон, Кэйн и Джоунс сошли на берег и закопали на берегу консервные банки с водой и прочие припасы. Весь следующий день коммандос искали остров, откуда можно было бы осуществить атаку. Несколько раз им приходилось быть готовыми к бою, когда с ними сближались японские катера, один раз судно прошло мимо наблюдательного пункта японцев, находясь в полной видимости. В итоге, такой остров был найденКоммандос перевезли на берег лодки-каноэ, провизию, медицинские аптечки, оружие, боеприпасы, специальную одежду и сумку с золотыми голландскими гульденами. Лайон вновь собрал своих людей. Было решено, что на рейд будет отпущено 12 дней и что диверсанты будут подобраны на острове Помпонг, расположенном в 50 милях от Сингапура, — там, где коммандос ранее закопали экстренный запас провизии.

В 4 утра 17 сентября диверсанты — Лайон, Дэвидсон, Пэйдж, Фоллз, Джоунс и Хастон пожали руки своим товарищам и высадились на берег. На острове диверсанты почувствовали, что их ноги стали «ватными» от долгого пребывания в море. Они перетащили припасы и снаряжение вглубь острова и потратили следующие два дня на восстановление физической формы. После наступления их второй ночи на острове они перетащили свои каноэ и снаряжение к воде. В первом каноэ были диверсанты Лайон и Хастон, во втором — Дэвидсон и Фоллз, в третьем — Пэйдж и Джоунс. В течение еще трех ночей диверсанты прошли на своих гребных лодках более 20 миль, отдыхая днем на небольших необитаемых островах. На третью ночь они увидели над горизонтом огни Сингапураи высадились на острове Донгас/Dongas. Взобравшись на одну из местных высот, используя телескоп, они несколько часов рассматривали гавань. Диверсанты провели на острове Донгас еще почти два дня, наблюдая за перемещениями самых различных кораблей и судов. Казалось, ни в море, ни в воздухе не было никакого систематического патрулирования, не было заметно, что японцы предпринимают какие-то меры безопасности близ гавани, ночью в городе не было затемнения.

На второй день, после полудня, конвой из 13 судов и кораблей проследовал на стоянку близ выхода из порта, готовясь к тому, чтобы покинуть гавань. Это была слишком привлекательная цель для атаки, чтобы упускать ее, и, после наступления темноты, диверсанты спустили свои каноэ на воду. В полночь, все еще в паре миль от стоянки конвоя, стараясь преодолеть приливное течение, диверсанты попали под луч прожектора, но все обошлось благополучно. Тем не менее, в тот раз они приняли решение поискать другой остров в качестве базы для будущей атаки на японские корабли и суда. Они добрались до острова Субар/Subar, расположенного в семи милях к западу от Донгаса. Когда к полудню исчезла дымка, они вновь начали разглядывать через телескоп гавань, вынося на план результаты наблюдений и планируя ночную атаку. Наступила безлунная ночь, и диверсанты тронулись в путь в направлении сингапурской гавани. Уже в гавани им дважды пришлось залечь на дно своих лодок, когда по ним скользили лучи прожекторов, но японцы не подняли тревогу. После это диверсанты разделились в поисках целей для атаки.

Продвигаясь вдоль пристани Букум, Пэйдж и Джоунс прошли мимо транспортного судна водоизмещением около 5 000 тонн, затем мимо небольшого сторожевика и крупного, хорошо освещенного танкера, на котором работали сварщики. Чтобы подойти к борту судна, диверсантам пересекли довольно широкий, хорошо освещенный участок акватории порта и затем начали продвигаться вдоль транспортного судна, оставляя ниже ватерлинии мины-липучки. Таймеры взрывателей были установлены на 5 часов утра.
Отойдя от транспорта, Пэйдж и Джоунс двинулись в направлении крупного современного судна с большой осадкой, вероятно, основательно загруженного. Акватория вокруг него была хорошо освещена судовыми огнями, было видно множество огоньков сигарет куривших на палубе моряков. Несмотря на риск, диверсанты сумели прикрепить к борту судна мины. Третьей целью диверсантов стал еще один грузовой пароход, к которому были прикреплены все оставшиеся мины. Затем диверсанты тронулись в путь к острову Донгас, где планировалась встреча с остальными коммандос.

Лайон и Хастон, расставшись в гавани со своими товарищами, проникли на якорную стоянку для досмотра судов, где, как ни удивительно, не было почти никакого освещения. Диверсанты гребли на протяжении двух часов, пока им не удалось разглядеть красный огонек и силуэт танкера. Они обошли глубоко сидящий в воде танкер и, решив израсходовать на него все свои мины, прикрепили три мины над машинным отделением, еще три в непосредственной близости от винта и начали продвигаться вдоль правого борта танкера. Прикрепив к борту танкера еще три мины, диверсанты начали отход…

Дэвидсон и Фоллз проникли в бухту Кеппел, где диверсантам удалось прикрепить мины к трем транспортным судам. Они услышали, как часы театра Victoria Hall пробили час ночи, и отправились в обратный путь, к острову Помпонг, где была запланирована встреча всех коммандос. Лайон, Хастон, Пэйдж и Джоунс добрались до острова Донгас непосредственно перед рассветом. В 5.15 утра они услышали глухой шум взрыва, еще через шесть минут — шум второго взрыва. В последующие 20 минут до диверсантов донесся грохот еще пяти взрывов.

Буквально через сутки все диверсанты были на борту своего судна Krait. Обратное путешествие прошло почти без происшествий. 19 октября Krait бросил якорь в заливе Эксмут через 47 дней после выхода в море на пути в Сингапур, пройдя около 5 000 миль.

Хотя потерянные японцами в результате рейда на Сингапур суда имели общее водоизмещение всего 37 000 тонн, что не было существенным по сравнению с потерями, которое японское судоходство несло в результате атак американских подводных лодок, сам факт дерзкой атаки мог бы сильно поднять боевой дух союзников, но сведения о ней не попали в СМИ. Информация о ней была полностью засекречена, так как союзники сочли, что японцы, узнав слишком много о рейде на Сингапур, сделают все возможное, чтобы обезопасить свои порты от подобных атак. Коммандос вернулись в состав Группы Z, не зная о том, что японцы обвинили местных — истинных или мнимых саботажников — в потоплении своих судов и начали расследование, которое привело к заключению в тюрьму, пыткам и казням сотен китайцев и малайцев и даже небольшой группы европейцев, интернированных на острове.

Айвэн Лайон, произведенный в подполковники, будучи уверенным в том, что японцы не будут ожидать новые атаки на Сингапур, предложил осуществить еще один, более масштабный рейд в 1944 году. Британский Департамент Специальных Операций одобрил эту идею, и Лайон отправился в Англию, чтобы ознакомиться с новыми видами оружия и снаряжения. Он, в частности, нанес визит на большой подводный минный заградитель Porpoise и испытал Спящую Красавицу/Sleeping Beauty — небольшую лодку длиной всего 13 футов, способную перемещать человека со скоростью 4.5 узла на поверхности и 1.5 узла под водой и имеющую радиус действия около 12 миль с полностью заряженным аккумулятором. Это было все, что опытный диверсант хотел получить в свое распоряжение: подводный минный заградитель и Спящих Красавиц. Он вернулся в Австралию и приступил к отбору и обучению добровольцев, пожелавших принять участие в операции, которую он назвал Римау (по-малайски — тигр). Обучение происходило близ морского порта Фримантл (Западная Австралия). Лайон принял решение привлечь к операции четверых из тех, с кем он осуществил успешный рейд на Сингапур: Дэвидсона, австралийцев Пэйджа, Фоллза и Хастона и еще 17 британских и австралийских моряков и коммандос.
11 сентября 1944 года подводный минный заградитель Porpoise покинул базу. В него было загружено 15 Спящих Красавиц, 11 специально подготовленных складных каноэ, 15 тонн грузов, включающих оружие, боеприпасы, мины-липучки, радиооборудование. У берегов острова Борнео коммандос захватили двухмачтовую джонку под названием Mustika и отвели ее острову Педжантан, где на нее было перегружено снаряжение диверсионной группы. Purpoise с командой джонки вернулся в Австралию. Было запланировано, что через 40 дней подводная лодка вернется, чтобы подобрать диверсантов.

О дальнейшей судьбе диверсантов стало известно только после войны, когда документы, касающиеся операции Римау, были рассекречены и увязаны с информацией из отчетов офицеров японской спецслужбы Kempei Tai и из других источников, в том числе, сведений, полученных от жителей Сингапура и островов региона.
Покинув Porpoise, Лайон и его группа на джонке Mustika вошли в архипелаг Тысячи Островов в поисках подходящей базы, с которой можно будет осуществить рейд. 4 октября они высадились на острове Мерапас/Merapas, где оставили припасы, снаряжение и, по-видимому, четверых диверсантов: Уоррена, Кэмерона, Крафта и Кэри. В дальнейший путь к гавани Сингапура на джонке Mustika отправились 19 диверсантов. 10 октября 1944 года, за два часа до заката, Mustika проходила небольшого острова Касу. Диверсанты были уже совсем недалеко от своей цели — гавани Сингапура… Когда джонка проходила мимо острова Касу, навстречу ей вышел катер Морской Полиции, в котором находилось с полдесятка малайцев, носивших японскую военную форму. Следует отметить, что после операции Джейвик японцы усилили морское патрулирование и наблюдение в примыкающих к Сингапуру водах, что и подвело диверсантов… Один из коммандос открыл огонь по катеру, убив всех малайцев, кроме одного, который спрыгнул за борт, поплыл назад берегу и, добравшись до него, сумел сообщить японцам о случившемся по радио…. Понимая, что японские военные катера и самолеты уже вскоре появятся на месте происшествия, Лайон принял решение остановить операцию. Он приказал своим людям разделиться на четыре группы и уходить на каноэ в направлении острова Мерапас. Группы возглавили сам Лайон, Дэвидсон, Пэйдж и Росс. Сама Mustika была взорвана вместе со Спящими Красавицами. О взрыве стало известно японцам, которые послали на остров группу ныряльщиков, но, согласно документам, им не удалось ничего обнаружить.

Хотя диверсанты, преимущественно, просто искали возможность спасти свои жизни, есть свидетельства тому, что Лайон и его диверсанты Дэвидсон, Росс, Хастон, Стюарт, Кэмпбелл и Уорн сумели подойти к внешнему рейду и прикрепить мины к нескольким судам. Во всяком случае, допрошенные после войны свидетели говорили о том, что в ночь на 10 октября в гавани Сингапура были слышны взрывы. Так или иначе, считая, что взрывы были дело рук местных подпольщиков-саботажников, японцы отыгрались на простых сингапурцах. Однако, когда известия об инциденте у острова Касу достигли штаба контрразведывательной службы японцев Kempei Tai, началась масштабная охота на диверсантов. К этому времени они рассеялись по многим островам региона.

14 октября информатор сообщил японцам о появлении на острове Панкгил белых людей. На остров была послана рота солдат, но диверсанты (это были их группа) успели переместиться на соседний остров Соре. В 2 часа дня 15 октября японцы высадились на острове Соре… Известно, что в бою с японскими солдатами на острове Дэвидсон и Кэмпбелл получили тяжелые ранения. Когда после перестрелки японцы отступили, чтобы дождаться подкреплений, им сделали уколы морфия, усадили в каноэ и отправили подальше от места боя… Они направились к острову Тапай, в то время как Лайон и еще двое остались, чтобы задержать японцев и дать возможность своим товарищам уйти как можно дальше.
Более сотни японцев прибыли на место боя в качестве подкрепления. Лайон, Росс и Стюарт продержались еще целую ночь, отбивая атаки японцев огнем из автоматов и ручными гранатами. Они убили и ранили десятки японцев, но к рассвету в живых оставался только раненый Стюарт. Он сумел оторваться от японцев, но позднее был схвачен и подвергнут пыткам. Дэвидсон и Кэмпбелл 16 октября 1944 года добрались до острова Тапаи, а уже 17 октября на остров высадился японский патруль. Диверсанты приняли бой, и, вероятно, застрелились.
Австралийским радистам удалось перехватить закодированное сообщение японцев о присутствии примерно 20 диверсантов близ Сингапура. С миссией, нацеленной на спасение диверсантов, в район боевых действий была направлена британская подводная лодка Tantalus, которой командовал лейтенант-коммандер Хью МакКензи (Hugh MacKenzie). 15 октября Tantalus вышел в море. Ему было приказано дойти до ранее намеченного места сбора диверсантов — остров Мерапас — к 7 ноября и оставаться там до 7 декабря, если будет необходимо. В полученном им приказе не было указаний на срочный характер миссии и говорилось о том, что безопасность его корабля является приоритетом и, если подводникам не удастся встретиться с участниками операции Римау, или, если возникнет угроза срыва операции, командир лодки не должен будет остановиться перед тем, чтобы покинуть намеченное место встречи.

Тем временем до острова Мерапас, где ранее на пути к Сингапуру был сделан склад припасов и снаряжения, к 4 ноября добрались 18 (или 19) диверсантов. Однако староста местной деревни передал японцам информацию о появлении белых людей, и уже вскоре на остров высадился небольшой отряд японцев, который был атакован диверсантами. В бою погибли двое из них: Риггз и Кэмерон, оставшиеся разделились на две группы, которые ушли на другие, видимо, близлежащие острова. Диверсантам пришлось бросить на острове значительное количество снаряжения и радиостанцию. 7 ноября 10 диверсантов были в месте намеченной встречи с подводной лодкой, но она так и не появилась в поле зрения: вместо спасения диверсантов МакКензи принял решение приступить к охоте на вражеские суда и корабли в этом районе. Основной боевой задачей Танталуса оставались атаки на суда и корабли японцев… 21 ноября подводная лодка подошла к острову Мерапас. На рассвете, 22 ноября 1944 года, двое офицеров Группы Z, находившихся на подводной лодке, добрались на шлюпке до предполагаемого места встречи с диверсантами. Они нашли следы пребывания на острове коммандос. Похоже, диверсанты были вынуждены в спешке покинуть остров приблизительно две недели назад. Офицеры не стали расспрашивать местных жителей о том, что произошло на острове, и вернулись на подводную лодку. Офицеры Группы Z и МакКензи сошлись на том, что операция, скорее всего, провалилась и больше нет смысла возвращаться на Мерапас. Tantalus вернулся к боевому патрулированию и возвратился в порт Фримантл 6 декабря 1944 года.

По имеющимся сведениям, диверсанты ждали подводную лодку до 7 декабря, то есть, как было запланировано, еще месяц после первой даты назначенной встречи. Скорее всего, диверсанты время от времени посещали остров Мерапас или приближались к нему на своих каноэ, но разминулись со спасательной миссией… Прождав положенный после 7 ноября месяц, остававшиеся в живых диверсанты поняли, что спасения ждать не приходится. Они предприняли попытку добраться до Австралии своими силами, но не прошло и двух недель, как все они были схвачены или убиты японцами, или просто утонули в океане.

Всего японцами было захвачено 11 диверсантов. Вскоре один из них — Марш, умер от малярии. Позднее, после капитуляции, японцы уверяли расследовавших эти события британцев и австралийцев, что они сочли своих пленников воинами, сражавшимися в духе кода Бушидо, которые были захвачены в бою, а не сдались в плен, отнеслись к ним с уважением и обращались с ними, в целом, неплохо. Однако это не вполне соответствовало действительности: стало известно, что пленникам не давали пить и есть по 3 дня, и, когда они, не выдержав этой пытки, раскрыли секреты операции Римау, японцы, по-видимому, нормализовали обращение с ними. Суд над диверсантами состоялся в начале июля: диверсантов обвинили в участии в тайной операции, отсутствии на них полной военной формы и в демонстрации японского флага с целью ввода противника в заблуждение. Их признали виновными и приговорили к смертной казни. Диверсантам отрубили головы самурайским мечом, а трупы сбросили в безымянные могилы. После войны тела казненных были эксгумированы и вместе с телами тех, кто погиб на островах недалеко от Сингапура, включая тело Айвэна Лайона, захоронены на военном кладбище Кранджи на острове Сингапур.

Теперь уже трудно сказать, какую роль в этих событиях сыграла задержка в прибытии подводной лодки Tantalus к месту встречи. Хью МакКензи в своем рапорте написал следующее: «Хотелось бы надеяться, что задержка в осуществлении операции не стала причиной гибели этого отряда храбрецов, но, к сожалению, это вполне возможно." В 1957 году ветераны Группы Z нашли Krait, который в то время использовался для перевозок древесины вдоль побережья острова Борнео. Судно было возвращено в Австралию, восстановлено и теперь находится в Национальном Морском Музее (National Maritime Museum) в Сиднее. В городе Эксмут (Западная Австралия) имена всех участников операции Джейвик увековечены в названиях улиц.

По материалам John Brown - http://warfarehistorynetwork.com/daily/australian-raiders-the-assault-on-singapore-harbor/
 и сайтов www.navy.gov.au, abmm.org, people.brunel.ac.uk


2 comments