Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Русский клуб в Сиднее отмечает 93-й год рождения

Праздничным молебном и торжественным обедом, на который собрались более 120 человек, отметили 29 октября в Стратфилде очередную годовщину сиднейского Русского клуба, ...

Полный текст


1 comment

  • борис мисюк - 4 months ago
    • С праздниками, родные наши! С Рождеством Христовым и рождением Клуба! На 66-летнем юбилее Клуба я был у вас в гостях с капитаном и стармехом дальневосточного парохода "Максим Михайлов" - по приглашению Логуновых, Георгия, Петра Авраамиевича и Нины Яковлевны. И было то здорово!.. А теперь примите рождественский подарок -- свежеиспечённый рассказик. Надеюсь, "Единение" от него тоже не откажется. С уважением = Борис Мисюк 7.01.2018 БРУСИЛОВСКИЙ ПРОРЫВ Люблю отчизну я, но странною любовью! М. Лермонтов Матриотка В краевом Доме культуры – вечер поэзии под названием «Поэт и гражданин». Уютный камерный зал почти, как это ни странно в наш «прозаический» век, полон. Идёт презентация новых книг приморских поэтов – Юрия Смирнова из Находки и Галины Якуниной из Владивостока... - Здравствуйте, друзья! Наш вечер начинает, разумеется, Николай Некрасов: Поэтом можешь ты не быть, Но гражданином быть обязан! А что такое гражданин? Отечества достойный сын. Ах! будет с нас купцов, кадетов, Мещан, чиновников, дворян, Довольно даже нам поэтов, Но нужно, нужно нам граждан! Но где ж они? Кто не сенатор, Не сочинитель, не герой, Не предводитель, Кто гражданин страны родной? Где ты? откликнись? Нет ответа. И даже чужд душе поэта Его могучий идеал! Но если есть он между нами, Какими плачет он слезами!!. Ему тяжелый жребий пал, Но доли лучшей он не просит: Он, как свои, на теле носит Все язвы родины своей... У нас нынче юбилей юбилеев – ровно век, сто лет Великой Октябрьской социалистической революции, сокращённо ВОСР. Молодые умеют по-своему это расшифровывать: Великая отвязная сексуальная революция. Символ первой – крейсер «Аврора», а что – второй?.. /Смех в зале/. Поэт и гражданин – в точности по Некрасову – бритвенно острый сатирик Юрий Смирнов раньше многих стал отмечать столетие. Вот его четверостишие из прошлого года: Ушла «Аврора» на ремонт, Вернётся под парами: Семнадцатый мятежный год Уже не за горами... Гайки нынче закручиваются не вручную, а настоящим гайковёртом с электроприводом. Наш гарант готовится к очередным своим выборам и знай жмёт и жмёт на кнопку гайковёрта. Вот сравнительно недавно ввёл и в без того раскидистый веер штатных подразделений своего и всенародно любимого КГБ-ФСБ новый отдел, клеймённый жирной буквой Э, отдел по борьбе с экстремизмом. И теперь под это Э загоняют, аки агнцев на заклание, не только таких поэтов, как Смирнов, а и целые коллективы – редакции самых смелых и зубастых газет и журналов. Вот жаль, Юрий не приехал во Владивосток, а ведь собирался, точно собирался, звонил вчера... А может, его уже того, загребли?.. Если не за «Аврору», так за его юрики, аналог знаменитых гариков Игоря Губермана, вот за этот, например: Бельё стирают бабы у реки – И в двадцать первом веке так бывает. В стране живут одни силовики, А остальные просто выживают. Каждый настоящий поэт – патриот своей Родины, он болеет сердцем за неё, печёнкой, всей неуёмной душой своей и, желая ей благополучия, счастья, разумеется, не мирится с гайковёртами, со всем, что не даёт народу свободно дышать и строить это счастье не на кипрах и в швейцариях, как кремлёвские полигархи (блогеры придумали это слово), а у себя на Родине. Даже истые, казалось бы, чистой воды лирики, порой не выдерживают. И вот она, Галина Якунина, вскрикивает чайкой: И вновь орёл На запад и восток, Тройной короны вздыбив хохолок, Взирает, В гневе выпуская жала: Гербом державным Стать он снова смог, Но где она, Великая держава?.. Не успеваю продолжить, как сзади, за моей спиной, из конторки под дубовыми панелями, врывается возмущённое: - Вам не нравится страна, так уезжайте, куда хотите! Вы, творческая интеллигенция, богема (!) всегда воду мутите!.. Оборачиваюсь и вижу симпатичную рыжую даму, библиографа ДК, взметнувшуюся хищной кошкой. Она расстреливает меня бешеными глазами, и я, расстрелянный, бормочу от неожиданности что-то в оправдание поэта. Вместо того, чтобы просто продолжить стихотворение: Обманута, Унижена, Больна, Живьём в клочки Разорвана она, Дымятся кровью Свежие границы, И через них Глядит в страну страна – На берег детства, На родные лица... А в голове продолжает зудеть: «Вам не нравится страна, так уезжайте, куда хотите! Богема! Всегда воду мутите!» Мелькает мыслишка: настоящий Васисуалий Лоханкин в юбке, рифмоплёт из «Золотого телёнка». Помните: Варвара, самка ты, волчица ты, тебя я презираю. К Птибурдукову ты уходишь от меня!.. Да, где она, Великая держава?! Действительно, где она ныне, держава с гордым названием СССР? Будто взорвали её, раскидав по свету бывшие республики, ставшие в большинстве полудохлыми странами, окрысившимися на Россию. Господи, Где она, Великая держава?.. Ведь это вырвалось из уст поэта с такой острой душевной болью, но рыжей библиографине этого почему-то не понять, она, разумеется, переполнена чувством собственной, грудной тревоги за будущее своих детей и потому вполне искренне считает себя в этом зальчике единственной патриоткой. Матриоткой. А в зале уже звучит посвящение «Родителям» Галины Якуниной, больше двадцати лет назад написанное: Просто время пришло – Помолчать, передумать, понять. Оценить всё, что вы Заложили в нас – помните? – с детства. И больную страну, Как ребёнка больного – принять. Никогда не была Наша Родина лёгким наследством... Галя, прими заслуженные аплодисменты!.. И следом Смирнова стихи звенят – в унисон – дамасской сталью: У меня отобрали страну Не в сражениях, не в войну, Толстокожие хамы и врали Просто так отобрали. В прошлом был я хороший солдат, Почему я не взял автомат? Почему не повёл за собой Всех обманутых в бой. Под ногами чужая земля, В быстрой речке вода не моя, Труб фабричных развесистый дым Стал чужим. Стали чьи-то – леса и луга, Без нашествия и без врага. Беспризорная пьяная Русь, Боль и грусть. Нувориш с мёртвой хваткой – урвать Да московско-еврейская рать Пишут заново древнюю книгу Под названием Иго. Поднимись мать-Россия с колен, Алкогольный стряхни с себя плен. Сырьевую постыдную дань Не плати. Гордо встань и восстань. Беспощадное время не ждёт. За поруганный русский народ Выйти в поле твоё Куликово Я готов. Миллионы готовы. Где же вы, псы-рыцари из подворотни, из Э оборотного? Ату! Ату его!.. А позже узнал я фамилию библиографини – Брусилоٔвская. И мгновенно память распахнула прошлый век, может быть, самую геройскую страницу нашего предреволюционного прошлого. Конечно, это Брусиٔловский прорыв! Как славно-то вышло с фамилией! Словно сразу два полюса появилось у планеты, завершив её шарообразование. Закруглился и наш рассказ. Патриот Он родился в волшебном городе Тифлисе в последний день лета, 31 августа 1853 года. Устами поэта «Тифлис является перед вами как будто бы заколдованным и убегает от вас или желает вас озадачить, как капризная красавица, своим неожиданным появлением. Тифлис построен между горами, по обоим берегам Куры, он невидим издали, с какой бы стороны вы к нему ни подъезжали. Духаны, частные сады, засаженные виноградом, скрип арб, встречающихся на дороге, крики, песни, древняя флейта зурна, пронзительно веселящая по садам и духанам грузин – вот он, Тифлис». Дядя Тенгиз дал однажды русскому мальчику длиннющую эту деревянную трубку-зурну и так весело хохотал, когда тот выдувал «киксу»! До шести лет Лёша Брусилов счастливо жил в этом чудном городе. Но летом здесь невыносимая жара. Горожане перебираются на дачи, в горы, то есть километра на полтора в небо, и спускаются в город лишь за покупками. Эти весёлые путешествия – в горы и с гор – запомнились будущему герою Первой мировой на всю жизнь. Маленькому горному орлу, орлёнку, родной город виделся с вершины драгоценной игрушкой, плывущей в зелёно-голубом мареве зноя по зеркалу Куры. Когда карабкались в гору, мальчик успевал познакомиться с добрым десятком цветов и трав – знаменитым сунели (голубой пажитник), который в харчевнях превращается в хмели-сунели – магическую смесь трав: базилик, красный перец, петрушка, сельдерей, укроп, кориандр, лавровый лист и что-то там ещё; больше других нравились ему душистые шалфей и тимьян, у которого есть и второе имя – чабрец, а ещё жёлтый цветок бархотцы, он же имеретинский шафран, фиалковые розмарин и лаванда. Когда жара спадала и они спускались домой, на огороде ему улыбалась-красовалась куркума, розовая принцесса среди цветов, по-другому имбирь. Отец с матерью объясняли, что розмарин цветёт даже зимой, а вот эта красавица куркума и вообще все грузинские травы лечат людей, они целебны, потому что природа горячо любит человека! Вот и горячие источники дарит для бань, а бани – вон они, между Майданом и Кала, старой крепостью. От этих источников и город получил название Тифлис, потому что по-татарски Тепли-су значит – горячая вода. Крепость Кала южнее бань, на покатости горы, на которой нынче раскинулся ботанический сад... Отец нашего героя – тоже генерал, русский дворянин Алексей Николаевич Брусилов, мать Мария-Луиза – полька. Увы, отец умер, когда Алёше было всего шесть лет. А вскоре ушла из жизни и его мама, не выдержав горя и пережив супруга всего на четыре месяца. Алексея и его младших братьев приютила семья их тёти, жившая в Кутаиси. Там и прошло детство будущего славного генерала от кавалерии... Малая родина Алексея Брусилова неотделима от большой Родины – России. Жизненный путь его, свидетельствует современник, «прям, как кавалерийская пика... Он с детства выбрал карьеру офицера и достиг на этом пути наивысшего успеха... Он вкусил славу и почёт, вполне заслуженные». Обучаясь в Пажеском корпусе, «Брусилов с радостью отдавался напряжённой повседневности армейского быта. Ему нравилось проводить занятия с драгунами своего взвода. Он обожал лошадей и верховую езду, охотно учился у седоусых ветеранов тысячелетней мудрости обхождения с конём. Словом, служил в охотку». Многие Брусиловы в XVIII-ХIХ веках служили в Русской армии. И недаром в Санкт-Петербурге в 2007 году в сквере у пересечения Шпалерной и Таврической улиц открыт был памятник нашему герою. В истории войн найдётся не много стратегических операций, названных по имени полководца, одна из них – Брусиловский прорыв. «Идёт Первая Мировая война. Положение на фронте тяжёлое. – Это из книги 90-летнего генерал-полковника Бориса Уткина «Брусиловский прорыв». – На 1916 год назначено масштабное наступление русских войск... А наши генералы считают, что русская армия не способна прорвать оборону противника, ибо он слишком силён. Но приказ есть приказ. И 22 мая 1916 года генерал от кавалерии Алексей Брусилов начинает наступление на широком фронте. Это чтобы немцы не могли определить направление главного удара русской армии. Он разработал новую тактику ведения боя. В общем наступлении русской армии главный удар предполагалось нанести Западным фронтом, но успеха, причём впечатляющего, добился лишь Юго-Западный фронт. Этот успех был вершиной полководческого искусства Брусилова. План командующего был продуман до деталей, в нём указывалось, кому какими силами и средствами и что атаковать, строго определялись порядок действий артиллерии и её взаимодействия с пехотными соединениями, организация атак пехоты наиболее эффективным методом – волнами цепей. Главная же новизна плана состояла в том, что прорыв глубоко эшелонированной вражеской обороны намечалось осуществить сразу на нескольких участках фронта, с тем чтобы рассредоточить внимание, силы и средства противника. План и день начала наступления держались в строжайшем секрете даже от членов царской фамилии! Наступление началось эффективной артиллерийской подготовкой. При атаке позиций австро-венгерских войск наибольшего успеха добилась 8-я армия на Луцком направлении, её прорыв поддержали другие армии. За май-июль был осуществлён прорыв позиционной обороны противника в полосе 550 километров на глубину 60-150 км. Австро-венгерские войска потеряли до полутора миллионов человек убитыми, ранеными и пленными, большое количество оружия; потери русских войск составили около 500 тысяч человек. Германское и австро-венгерское командование было вынуждено перебросить на русский фронт десятки дивизий с запада... Слабая поддержка других фронтов и недостаток резервов вынудили Брусилова прекратить наступление и перейти к оборонительным действиям. Но Брусиловский прорыв стал, по сути, переломным моментом в Первой мировой войне... За разгром австро-венгерской армии и взятие сильно укреплённых позиций на Волыни, в Галиции и на Буковине Алексей Алексеевич был награждён Георгиевским оружием, украшенным бриллиантами». А вот добросовестная и точная оценка этой гениальной военной операции уже нашими современниками: «Брусиловский прорыв поставил Австро-Венгрию на грань военной и политической катастрофы. Чтобы спасти австрийский фронт от полного развала, Германия перебросила с запада большие силы, остановив наступление у Вердена. Однако успех Юго-Западного фронта не дал решающих стратегических результатов, так как не был поддержан наступательными операциями других фронтов. И после подхода крупных резервов противника война здесь вновь приобрела позиционный характер... Развитие успеха ЮЗФ всеми фронтами Антанты могло создать условия для окончания войны против Германии уже в 1916 году... Перед исследователями давно стоит вопрос, почему Брусилова, ЮЗФ оставили один на один с противником, свободно маневрирующим резервами на всём Восточном фронте?» Да, друзья, - я мысленно обращаюсь к залу ДК, всё ещё переживая «прорыв» библиографини, - а ведь Брусиловский прорыв мог изменить всю дальнейшую судьбу многострадальной нашей Родины!.. Двум великим полководцам – Брусилову и Корнилову – вполне ведь по силам было в ту пору остановить технически недоразвитый тогда ещё каток революции и спасти Россию от тысяч страшных бед... О Господи, если б её величество История дружила с сослагательным наклонением!.. Январь 2018. Владивосток

Ваш комментарий

Все поля формы обязательны для заполнения