Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Как мои девочки остановили землетрясение

Встреча с человеком необычной, редкой судьбы, приехавшей к нам из Святой Земли, состоялась в воскресенье 30 июля в зале при Петропавловском соборе в Стратфилде. Сестра Марфа (Валль), родившаяся в немецкой семье, выросшая в Германии, оказалась на Святой Земле в Гефсиманском монастыре и была назначена директором православной школы для девочек, расположенной в Вифании. Православная школа, в которой занимаются около 400 арабских девочек, была создана около 80 лет назад.

Русский — один из трех языков, на котором говорят ученицы этой, одной из известных школ в этом районе Палестины. Прекрасно говорит на русском и английском и инокиня Марфа.
Она ненадолго впервые приехала в Австралию, гостила в строящемся монастыре в Бангарби у игуменьи Анны, бывшей настоятельницы Гефсиманского монастыря и сестры Христины. Вернувшись из Бангарби в Сидней, сестра Марфа встретилась с русской общиной города. Она рассказала об истории Гефсиманского русского монастыря, о сложностях сосуществования рядом мусульман и христиан, о преподавании русского языка и о своих необычных воспитанницах.

Сестра Марфа двенадцать лет руководит школой в очень необычном районе мира. Многие наши паломники, побывавшие на Святой земле, встречали эту энергичную, полную жизни и харизмы инокиню, но на встрече в Стратфилде они смогли услышать немало интересных историй о жизни в необычном уголке земного шара, святыне трех мировых религий. Рассказ сестры Марфы и ответы на многочисленные вопросы продолжались более двух часов. Пришедшие на встречу около 80 человек смеялись и плакали во время трогательного рассказа, в котором веселые странички чередовались с серьезными и даже трагическими, как и в самой жизни.

На Святой Земле находится два русских монастыря, Елеонский Спасо-Вознесенский и Гефсиманский святой Марии Магдалины, находящихся в ведении РПЦЗ. Гефсиманский монастырь был основан в Вифании в середине 30-х годов прошлого века. Вскоре здесь была открыта православная школа для девочек, а монахини перебрались на другую сторону Елеонской горы, в Гефсиманию, рядом с русским храмом св. Марии Магдалины, где покоятся мощи великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Школа, в которой обучаются христианские и арабские дети, и по сей день считается одной из лучших в этом месте по своим образовательным стандартам, и является единственной православной школой для девочек на Святой Земле.

Рассказывая о том, что помогает выжить православной христианской школе в окружении с одной стороны Израиля, с другой — мусульманской Палестины, сестра Марфа сказала, что легко потерять духовный путь в благополучной стране, а сложные, подчас опасные условия, помогают быть решительными и поддерживают веру. «Нательные кресты мы носим снаружи, на одежде. Ношение креста — это исповедание веры. И если кто-то будет стрелять, они будут знать в кого. Если это означает мученичество, то мы готовы его принять», — поделилась сестра Марфа.

Рассказывает сестра Марфа:
«Вифания — самое сложное место послушания. Здесь у нас сейчас четыре сестры, одна директор, а три остальные, в основном, в интернате. Раньше у нас были арабские нянечки, которые помогали воспитанию детей, но они не ужились с моим немецким характером и ушли. Нам пришлось взять это на себя, чтобы выживать. Маленьким детям пришлось учить русский язык, чтобы общаться с сестрами, а нам пришлось пересматривать свое отношение к монашеству в рамках этого послушания…
Однажды по арабскому телевидению объявили об очередном ожидающемся землетрясении 5 или 6 баллов по шкале Рихтера. И предложили всем школам и общественным заведениям на завтра остаться закрытыми. Я попросила уточнить это по израильским новостям, но там все было тихо. Мы решили, что будет обычный школьный день. Водители школьных автобусов привезли детей, и занятия начались как обычно. Прошли первые три урока, все было спокойно, и я уехала на почту в Иерусалим. И тут землетрясение началось. Учителя рассказывали, что стены на третьем этаже ходили ходуном. Учителя вывели детей на двор, и среди них началась паника. Старшие дети валились на землю и кричали, что умирать они не хотят. Интернатские дети побежали к себе домой, там одна из сестер готовила им обед и сказала: „Вы христиане или нет? Что нужно делать в трудные моменты?“ Они ответили: „Нужно молиться и поклоны бить“. Дети взяли в церкви крест и икону Божьей Матери, вышли во двор и решили сделать Крестный ход, решив, что это будет самым действенным в этом случае. Представьте школьный двор — посередине плачущие орущие дети, а тут вдруг выходит процессия с крестом и иконой, поющие на древнеславянском и на арабском языке. Одна из учителей рассказала, что воцарилась звенящая тишина и христианская часть учеников и учителей примкнула сразу к Крестному ходу. Никто не понял, когда перестала трястись земля. Учителя собрали детей и отправили в классы. Когда я вернулась в школу, все выглядело, как будто ничего и не произошло, дети продолжали учиться…
Я горжусь своими девчонками, что они не побоялись и пошли, что они смогли проявить себя в трудный момент, когда нужно было действовать. А они убеждены, что именно они и остановили это землетрясение. И они правы в этом. Именно они и остановили его, и они знают, как это делать в следующий раз. Как часто мы в повседневной жизни думаем, почему нам нужен Христос, почему нам нужно православие? Как часто мы знаем, как быть христианином, но так не живем. Как часто мы прикусываем языки и не называем грех — грехом. И как сложно нам научить наших детей православию».

Еще одна из историй, рассказанных сестрой Марфой.
«Несколько лет назад в палестинских населенных пунктах шла постоянная борьба за территории. Утром нужно было определить, на чьей земле ты оказался за ночь. Если у тебя в стенах воткнуты желтые флажки, ты на территории ФАТХ, если зеленые — то на территории ХАМАС.
Мы с утра вытаскивали эти флажки, объявляя: „Швейцария, полный нейтралитет“. Флажки вытащить — одно дело, но когда борьба затрагивает и школы, то бывает сложнее. Однажды государственные школы были закрыты три месяца. Пока девочки сидели дома, мальчики шлялись на улицах, со всей своей энергией. Стало так небезопасно, что вынуждены были объявить комендантский час. У нас в школе они баки с водой портили, шланги перерезали, солнечные батареи ломали.

Но и это был не предел. Однажды к нам в школу пришла делегация бородатых мужчин, которые поняли, что христианская школа — также территория за власть, и сказали, чтобы мы их партии показали солидарность и три дня остались закрыты. Когда мы им попытались объяснить, что мы в этой борьбе не участвуем, то мне было сказано „Вы можете открыть школу, но придем и перестреляем детей“. На мое изумленное: „Вы же не моих детей будете расстреливать“, — они только ухмыльнулись и с этим ушли. Конечно, я знала, что это только угроза, но я не была уверена, насколько далеко они могут пойти.

Для меня это был непростой момент, было страшно. Я понимала, что если им один раз поддашься, они придут еще раз. Я пошла к своему секретарю. Она сказала: „Сестра Марфа, ты не забывай, сколько поколений школьниц мы выпустили. Может быть, в роли сестры или дочери у них и нет большой силы, но в роли матери…“ И она начала звонить нашим бывшим ученицам. Секретарь школы всегда знает, кто с кем, кто чья мама, и кому можно позвонить за помощью. С утра у нас была другая делегация, тоже бородатых мужчин, но других. Они сказали: „Вы ведите себя тихо, а мы постараемся, чтобы все было в порядке“. Три дня у нас школьные автобусы подходили одновременно, впускали учеников, и ворота закрывались и запирались. И предупреждали всех девочек быть „тише воды“. А через некоторое время партии менялись, сегодняшние союзники становились „угрожателями“. Но поняли, что важно знать кто чья мама. В тот год мы не закрыли школу ни на один день».

Это лишь небольшая часть историй, которые мы услышали на встрече. Сестра Марфа вернулась в Вифанию и снова со своими воспитанницами. Отпуск, который она взяла первый раз за 12 лет, закончился.

Русские монастыри на Святой Земле и православная школа нуждаются в нашей поддержке. Когда в следующий раз вы увидите, как в наших храмах собирают для них пожертвования, надеюсь, эта статья поможет вам лучше понять, для кого и почему собирается эта помощь.

Записал


Ваш комментарий