Loading ...
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Даже малые вещи могут принести в мир красоту или Самый знаменитый общественный туалет в мире

  • 19/4/2017
  • 356
  • Татьяна Бонч-Осмоловская
В мире есть множество знаменитых зданий. Париж гордится Эйфелевой башней, Нью-Йорк — высотками Эмпайр-стейт и Крайслер, Сидней — Оперой, а маленький городок Кавакава на севере Новой Зеландии — своим общественным туалетом. Пожалуй, это самый известный общественный туалет во всем мире. И самый дорогой, если люди платят тысячу долларов, чтобы долететь из Европы и Америки посмотреть на это строение. Разумеется, не только на него — когда автор строения был жив, журналисты приезжали взять у него интервью, политики, как то генерал-губернатор Новой Зеландии и посол Австрии — нанести визит, а многочисленные друзья — погостить в его «бутылочном домике», половить рыбу, погулять по лесам и полюбоваться на деревья каури. Последние: рыба, реки, леса и деревья каури остались, но знаменитый архитектор и эколог Фредерик Хундертвассер, проживший здесь около 25 лет, умер семнадцать лет назад.

Хундертвассер родился в Вене 15 декабря 1928. К семидесятым годах двадцатого века он стал одним из самых известных художников современности. У Хундертвассера был свой собственный художественный путь, он был ярким художником с уникальным пониманием искусства, основанном на экологических принципах и отрицании единообразия и прямых линий.

Фамилия Хундертвассер — это псевдоним художника. Раньше он был Стовассер (Stowasser, по-немецки — стоячая, спокойная вода). Под впечатлением от русского искусства юный художник заменил «Sto» на «Hundert». Так художник перестал быть «стоячей водой» и превратился в «воду в ста видах».

В 1972 году он опубликовал свой манифест «Твое право окна — обязанность иметь дерево», в котором призывал строить дома, крыши которых будет покрыты зеленью, а само здание — обладать индивидуальным фасадом. Он считал, что право каждого человека — выбирать фасад своего дома и форму своего окна. Он утверждал, что если человек хочет быть счастлив, он должен оставаться в гармонии с природой, а обитая в городе, должен обращать внимание на свои потребности, ценить свою индивидуальность и индивидуальность своего дома. Посадка деревьев в городской среде должна была стать обязательной, считал Хундертвассер: «Если человек существует в природе, то он гость природы и должен научиться вести себя как хорошо воспитанный гость».

Хундертвассер провозглашал строительство дома как живого существа, обеспеченного растениями и водой. Ключевым для него являлась гармония искусства и природы, архитектуры и внешней среды. Он любил спираль, считая ее эмблемой жизни. Многие из его зданий построены как спирали, как ракушки, разворачивающиеся изнутри наружу. Он воевал с загрязнением природы во всех видах: с загрязнением воздуха, ядерными отходами, разрушением наследия земли.

В 1974 году, уже именитым художником, он купил 370 гектаров земли на северном острове Новой Зеландии и на долгие четверть века поселился там, проводя в Новой Зеландии не меньше шести месяцев в году и наведываясь по делам в Европу и Америк: в Амазонию, Рио Негро, Венецию, Сенегал, Нью-Йорк, Вашингтон, Вену — где только ни открывались его выставки.

В Новой Зеландии Хундертвассер нашел то единение с природой, к которому он стремился всю жизнь. Он перестроил дом и добавил несколько новых строений в соответствии с принципами своей архитектуры. Он мог жить там в большой степени самодостаточно с помощью солнечных батарей, водяного колеса и биологической установки для очистки воды. В 1986 году он получил гражданство Новой Зеландии, чем был очень горд. Хундертвассер нарисовал новый флаг для Новой Зеландии — конечно, в форме его любимой спирали, здесь — цвета зеленого папоротника на серебряно-белом фоне. По мнению художника, это символ бесконечного цикла, вечно обновляющейся жизни. Хундертвассер много работал, чтобы этот флаг стал официальным, но не успел достичь своей цели. Для меня посещение здания, построенного Хундертвассером в Новой Зеландии, было первым в списке приоритетов при составлении плана путешествия по северному острову. Много раз я гуляла вокруг его «Спирали» в Дармштадте, любуясь на различные, все индивидуальные окна этого здания, закругленные стены, естественно поднимающиеся и опускающиеся полы. В прошлом году я побывала в Вене, и видела там не только самое знаменитое здание, первым построенное Хундертвассером, но и фабрику по переработке отходов на окраине города, тоже переделанную по его дизайну.

Я давно знала, что одно из тридцати зданий, созданных Хундертвассером, находится совсем недалеко от нашего маршрута и хотела увидеть его, поэтому из аэропорта Окленда мы сразу направились на север. Разумеется, мы сделали несколько остановок — на острове множество культурных и природных явлений, с которыми стоит познакомиться. Так что на следующую ночь мы еще не добрались до деревни Кавакава, но остановились в городке Вангарей. И здесь нас ждал сюрприз. Оказалось, местная организация друзей Хандервассера собирает средства на строительство еще одного здания в знаменитом стиле архитектора — с плавными закругленными стенами и травяной крышей.

Это будет совместный проект Художественного центра Хундертвассера в Вангарее и художественной галереи Вайрау Маори. Содружество уже добилось разрешения на строительство и завершает сбор средств. А пока построено самое маленькое здание — будка «Seed» (семя) — Te Kakano (на языке маори). Она расположена на набережной Вангареи и служит пробным элементом для будущего художественного центра.

Так что уже в первый день поездки мне удалось погулять вокруг и по наклонной мощеной дорожке зайти внутрь будки Хундертвассера, с цветными и прозрачными поверхностями, округлыми окнами и колоннами с набалдашниками — характерным знаком его архитектурных сооружений.

На другой день мы встали рано, и преодолев всего семьдесят километров, въехали в деревню Кавакава, где обнаружили себя в вотчине Хандервассера: уже въезд в город был обозначен аркой, выполненной в характерном, узнаваемом стиле. На углу главной улицы располагался сувенирный магазин — с хандервассеровскими колоннами, зеленой крышей и раскрашенной стеной, напоминающей одновременно и картины Вандервассера, и статуэтки маори. А через дорогу — место паломничества, уже с утра облюбованное туристами.

Идея этого строительства возникла у общественного комитета городка в 1997 году. Но Хундертвассер в тот момент был в Европе, и сначала был построен обычный общественный туалет. В следующем году, когда архитектор вернулся в город, его попросили разработать дизайн нового здания. Хундертвассер предложил сделать травяную крышу, посадить деревья вокруг здания, сделать впереди цветные колонны, а также добавить новый элемент, который он освоил при реконструкции своего новозеландского дома — сделать окна из цветных бутылок. Это здание стало единственным сооружением Хандервассера в южном полушарии — и его последним прижизненным сооружением.

В июле 1999 года началась реконструкция, быстро превратившаяся с полноценное строительство. Дело оказалось сложнее, чем думали. Когда строители начали укладывать травяную крышу, обнаружилось, что стены старого туалета не были укреплены. Пришлось разрушить стены и плоский пол и начать строительство заново. Многие жители поселка участвовали в строительстве. Кто изготавливал окна, подбирая цементный раствор, способный удержать и не сломать бутылки. Кто рыл котлован, кто подготавливал деревья и кустарники для посадки.

Кто-то выкладывал плитки на мостовой с отпечатками листьев. Школьники делали цветную керамику для стен. Хундертвассер придерживался концепции вторичного использования материалов — на стены пошли кирпичи разобранного здания местного банка. Жители приносили старые вещи, которые закладывали в стену на память: подкову, тормоз от коляски, ручку от холодильника, шарнир от стола, пропеллер… Хандервассер сам смотрел, куда их укладывают и как они выглядят. В конце строительства художник признался, что считает это здание лучшим из своих сооружений.

Открытие здания состоялось 10 декабря 1999 года. В 6 утра началась церемония маори «паухири». На официальном открытии Хундертвассер не присутствовал, сославшись на то, что он никогда не присутствует на официальных мероприятиях, посвященных его зданиям. Но он написал речь, которую прочла его друг и глава общественного комитета городка Норма Шепперд: «Это здание — всего только туалет, но оно должно показать, что даже малые вещи могут принести в мир красоту. Мы живем лишь однажды, и зарабатывать деньги это еще не все. Мы хорошо чувствуем себя в гармонии с красотой и в гармонии с природой. Красота — важная вещь. Красоту часто недооценивают. Красота это не излишество».

С тех пор общественный туалет верно служит городу уже больше семнадцати лет, не только по прямому назначению, но как значительный туристский объект, привлекающий десятки людей каждый день и значительно поднимающий экономику городка. Днем улица заполнилась туристами, они приезжали на автобусах и на машинах, обступали хандрервассеровское здание и заходили внутрь. И мы рассмотрели туалет со всех сторон. Там в самом деле нет ни одной прямой линии, ни одного прямого угла — все цветное, кривое и неровное. Хандервассер обожал изогнутые линии, считая прямую — неестественной, не существующей в природе, а значит — подавляющей и угнетающей человеческую психику. А в изогнутых линиях он находил естественность, в ярких красках — радость, в растениях — жизнь, в разнообразии оформления окон, стен, пола и потолка — в самом деле, разнообразие. Это дерево позади туалета — последнее, посаженное Хундертвассером. Всего за первые шесть лет своего пребывания в Новой Зеландии он посадил 27 363 дерева. Потом это число еще немного увеличилось.

Через два месяца после открытия здания Хундертвассер отправился в Европу, как он давно мечтал, на круизном корабле «Королева Елизавета Вторая». Через несколько дней, когда корабль проходил мимо севера Австралии, Хандервассер скончался. Его тело было доставлено в Новую Зеландию и похоронено поблизости от Кавакавы, в выбранном им самим месте. Гроб обернули в придуманный им флаг и опустили в яму, которую выкопали новозеландские друзья Хундертвассера. Последнее пристанище архитектора было таким, каким он видел свои дома — с непрямыми стенами, дно выложенное его любимыми листьями папоротника. В изголовье посадили дерево.

Жизнь человека завершилась, а общественные здания по его идеям продолжают строиться. Как оказалось, и жители Кавакавы не собираются ограничиться общественным туалетом и аркой у въезда в город. Они запланировали строительство парка, и уже освободили площадку позади существующего здания. Впрочем, в отличие от проекта художественного центра в Вангавее, здесь до окончания согласований и сбора средств еще далеко.

Но идеи Хундертвассера живут и развиваются не только в больших общественных проектах, требующих крупных капиталовложений и одобрений мэрии. В городках Кавакава и Вангарее можно обнаружить почтовые ящики, уличные тумбы, фонари, цветочные кадки и просто стены, раскрашенные под Хандервассера. Школьники делают художественные проекты, изучая экологию и искусство. Художники повторяют и используют его идеи. Планируется, что в будущей галерее в Вангарее будут выставлены собственные работы художника, предоставленные обществом Хундертвассера в Вене, а также работы других авторов, в том числе современных художников маори. Хундертвассер интересовался изучением, сохранением и распространением культуры маори и находил, что их искусство близко ему.

Можно надеяться, что строительство центра начнется уже в ближайшие месяцы, а к концу 2019 года завершится и это здание станет еще одним зданием в стиле Хундертвассера в Новой Зеландии. Мы обязательно полетим посмотреть, только боимся пробок на дороге!

Ваш комментарий