Loading ...
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Фестиваль «ДИНГО-DINGO», Мельбурн, ноябрь 2016

  • 9/1/2017
  • 239
  • Галина Лазарева
Коль на праздник нас зовут друзья, Отказаться нам никак нельзя…

Ну и как было отказаться, если зовут такие люди, как Исаак Друкман и Миша Яровой (тут если даже и не на праздник, а на тяжелую работу позовут, и то побежишь со всех ног, ибо в хорошей компании даже работа до седьмого пота, и та в радость) — а уж если на фестиваль (festum на латыни и значит праздник), да еще в Мельбурн, да еще и в палатку с костром неподалеку, да еще и с песнями… в общем, вариант был один: ехать. И гитару с собой брать, чтобы не очень скучала.
Слеты бардовской песни мельбурнский клуб «Южный крест» проводил уже не раз, но время шло, клуб подрастал, а вместе с ним подрастали амбиции, налаживались контакты, расширялся круг общения — и было принято эпохальное решение замахнуться на целый фестиваль. С гостями из соседних городов и стран. Без ограничений по жанру — фолк? заходите, пожалуйста; рок? без вас как без рук; детский театр — с нашим удовольствием. Лишь бы глаза сияли да инструменты не стояли без дела. Поляна большая, места всем хватит.

Наше счастье без обмана —
Вот гитара, вот поляна…

И люди. Исаак Друкман, председатель мельбурнского клуба «Южный Крест» — неутомимый жужжащий моторчик, человек-радость, человек-свет, энтузиаст, неиссякаемый источник организационной энергии. Он из тех людей, которые не выступают сами, не собирают толпы слушателей, не привлекают внимания, но без энтузиазма и увлеченности которых ничего не сдвигается с места. Миша Яровой, о концерте которого я уже писала раньше http://www.unification.com.au/articles/read/3105/ — сердце клуба, горячее, горящее, поющее сердце. Такие люди с размаху бросаются в мутные воды организации сложного публичного мероприятия по принципу «кто же, если не я», болеют душой за каждую мелочь, спешат на выручку, не спят ночами, придумывают конкурсы, призы и программы — и в результате все проходит замечательно и гладко, как будто это оно само так сложилось и случилось, как будто посреди кэмпинга в Firth Park сама собой выросла сцена с микрофонами, на деревьях появились забавные объявления о розыске участников, а многочисленные еще не доросшие до авторской песни дети, приехавшие с родителями, оказались заняты полезными и ужасно интересными делами. И даже машины, которые, положившись на указания новой версии GPS «iSusanin», завязли по брюхо в непролазной коварной луже на нехоженой-неезженой тропе, были чудесным образом извлечены из грязевого плена и довезли свой ценный груз до фестивальной поляны.

Динго-Динго — в самый трудный час
Наша дружба не покинет нас.

Поэтому, не в самом конце, а здесь, я хочу сказать огромное, понимающее, человеческое спасибо Исааку, Михаилу и прочим, оставшимся неназванными членам команды, организовавшей фестиваль Динго-Динго. Вы, ребята, не просто молодцы — вы волшебники, дарящие людям самое драгоценное, что у вас есть — свое время и свою душу, в эти дни, в это сложное время, когда в воздухе ощущается несомненный недостаток волшебства.

Под горячим южным солнцем
Мы поем, чего придется,
После пьем, чего нальется
До упаду!

Так и было — за исключением прокола с горячим южным солнцем: непредсказуемая мельбурнская погода выдала на-гора хмурые +16 и неуемный пронзительный ветер. Исполнители кутались в шарфы и теплые куртки, отогревали у костра замерзшие пальцы — но одной погоды было маловато, чтобы испортить фестиваль, а песни, гитары, сцена, микрофоны, улыбки — все было теплое и настоящее. Динго-Динго, Чунга-Чанга, чудо-остров дружбы, любви и надежды.
Удивил и порадовал детский спектакль «Колобок», от которого несведущие зрители не ждали ничего, кроме умилительной инсценировки всем с детства знакомой сказки — а вместо этого все с восторгом наблюдали за приключениями веселого, артистичного героя, которому пришлось уходить не только от бабушки, дедушки и прочих предсказуемых зверей, но и от желающего немедленно полакомиться хлебобулочным изделием ниндзя в черном гидрокостюме — и, наперекор сюжету, остаться в живых. Конкурс на исполнение песен Цоя, можно сказать, провалился — уровень участников был настолько высок, что определить победителя оказалось совершенно невозможно. А на сцене кого только не было: Михаил Яровой, великолепно спетый дуэт «Милан» из Сиднея, чудесная Лана Джангджава с невероятно красивого тембра голосом и новой программой «Снег в апреле», верный странствующий рыцарь авторской песни Николай Вахрушев из Окленда, виртуозно владеющий гитарой, автор-исполнитель Дмитрий Волжский с пронзительными, поэтически сильными песнями о войне, звезда этножанра Зуля Камалова, поразившая меня интонационно и эмоционально точным — на редкость — исполнением Вертинского… перечислять можно долго. Подумаешь, холод, подумаешь, ветер — от сцены невозможно было оторваться.

По гитарно-песенной шкале
Лучше места нету на земле.
Динго-динго — славный фестиваль,
Динго-динго — песни распевай!

И еще долго, долго, глубоко заполночь, на краю земли, на маленьком лесном пятачке затерянного в глуши кемпинга, в красноватом свете потухающих углей костров, звучали песни.

Дома, в Сиднее, спустя неделю, готовясь к концерту, я расчехлила гитару, и от тканого ремня поплыл запах — дымная памятка мельбурнского костра. Не буду стирать, подумала я — под этот запах лучше поётся, легче дышится, да и живется веселее. Пусть останется — до следующего фестиваля.


Стихотворный текст взят из приветственной песни сиднейской команды фестивалю «Динго-Динго».

Ваш комментарий