Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

По мотивам «казахстанского Шагала»

Редакция «Единения» получила недавно письмо из Брисбена, в котором наш читатель, Олег Голиков, рассказал о предстоящих выставках Дмитрия Пахомова в библиотеках столицы Квинсленда. Эти выставки автор посвятил 125-летию известного русского художника-авангардиста Сергея Калмыкова, первые живописные работы которого были выполнены еще во времена Серебряного века. Известно, что один из рисунков Калмыкова вдохновил Петрова-Водкина на создание его знаменитой картины «Купание красного коня».

«Дмитрий встречался с Калмыковым в детстве в Казахстане, восхищается его творчеством, черпает энергию и идеи из его работ. 2016 год был объявлен в Казахстане годом Калмыкова и Дмитрий хочет открыть этого художника австралийцам через свои работы, выполненые в авторской технике и современными материалами», — написал нам Олег Голиков.
Выставки работ Дмитрия Пахомова состоятся в Брисбене в октябре этого года в библиотеке Garden Shopping Centre и в январе 2017 г. в библиотеке Carindale Shopping Centre.

Cергей Калмыков — один из интереснейших и своеобразных художников многонационального искусства Казахстана. Сегодня его творчество заново открывается многими любителями искусства во многих странах, а его картины украшают музеи многих городов.

Лучшие годы творчества прошли в Алматы (бывшей столице Казахстана). В свое время Горбачёв назвал Сергея Калмыкова «Казахстанским Шагалом».
Искусствовед Валентина Бучинская рассказывала, что свою необычную живопись сам Калмыков называл «математико-физико-метафизической». Он соединял эмоциональность, и даже повышенную эмоциональность, со сложными логическими построениями, создавал произведения в состоянии творческого волнения, движение мазков очень импульсивное, выразительно в каждом своём движении, в его работах в одно мгновение видеть вечность. Сергея Калмыкова можно назвать одним из создателей «Планетарного искусства». Он объединяет в себе стили и методы, как бы воплощающие в себе традиции культур разных стран и разных времён. Сопричастность Космосу была основой и самой сутью творчества Калмыкова. Он жил в этих многомерных пространствах и параллельных мирах, он в них пребывал, он был им соразмерен. Он обладал мышлением космического уровня, когда нет разделения не только на расы и национальности, но даже на добро и зло, мир здесь цельный.

Дмитрий, как и многие горожане, запомнил его необычную внешность: разноцветные костюмы, красный бархатный берет и большую сумку через плечо, в которой он носил свои дневники и альбомы для рисунков. Когда его спрашивали, почему он так странно одет, он отвечал, что хочет выделяться из общей массы обывателей — «Кто-то смотрит на нас сверху, и видит серую медленную массу народа, и, вдруг яркое красочное пятно — а это я вышел прогуляться».

Знаменитый алмаатинец Сергей Калмыков был фигурой неоднозначной и противоречивой. Он родился в 1891 году в Самарканде. Вскоре его семья переехала в Оренбург, здесь Сережа Калмыков учился в гимназии, затем в школе живописи, ваяния и зодчества. В 1910 году он уехал в Петербург и в течение 4 лет посещал школу В. Н. Званцевой, где преподавали такие известные художники, как Добужинский, Петров-Водкин, Бакст.
Возвратившись в Оренбург, Калмыков стал одним из самых активных оренбургских художников. В 20-х годах Калмыков принял участие в художественном оформлении спектаклей Оренбургского театра и цирка, в разработке эскизов театральных костюмов и афиш. В то время он много ездил со Средневолжской передвижной оперой как главный художник, тогда же Калмыков определился как художник-декоратор и решил связать свою творческую жизнь с театром. В 1935 году Калмыкова приглашают в Казахстан для работы в только что созданном музыкальном театре им. Абая. В Казахстане художник и работал до конца своей жизни. Скончался художник в 1967 году в возрасте 75 лет.

Юрий Домбровский в своем романе «Факультет ненужных вещей» писал о Калмыкове: «Художник работал. Он бросал на полотно один мазок, другой, третий — все это небрежно, походя, играя, — затем отходил в сторону, резко опускал долу кисть — толпа шарахалась, художник примеривался, приглядывался и вдруг выбрасывал руку — раз! — и на полотно падал черный жирный мазок. Он прилипал где-то внизу, косо, коряво, будто совсем не у места, но потом были еще мазки, и еще несколько ударов и касаний кисти — то есть пятен — желтых, зеленых, синих — и вот уже на полотне из цветного тумана начинало что-то прорезываться, сгущаться, показываться. И появлялся кусок базара: пыль, зной, песок, накаленный до белого звучания, и телега, нагруженная арбузами…».
Художник выработал свой собственный оригинальный стиль живописи, иногда его называют «фантастическим экспрессионизмом».

Официальная критика не признавала творчество Калмыкова, оно вызывало «досадное недоумение». Однако сейчас его творения висят в музеях Санкт-Петербурга, Москвы, Астаны и Алматы. Хранятся полотна и в частных коллекциях. А на аукционе Sotheby в Лондоне его полотна стоят несколько десятков тысяч долларов.


1 comment