Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Наш регент — Наталия Станько

Найти своё призвание.

В послевоенные годы все города Австралии и наша Аделаида в том числе, стали принимать иммигрантов, истерзанных войной и мечтающих о спокойной жизни на новой земле. Мечтающих о счастье для себя и своих детей.
В одной из таких семей, в семье Василия и Лидии Гультяевых, подрастали два мальчика: 12-летний Николай, родившийся ещё в Германии, и 6-летний Александр — маленький русский австралиец. А в Рождественский Сочельник 1959 года как подарок всей семье родилась Наташа.

Каждый из нас является звеном своей семейной цепи. Все мы — продолжение своих предков: несём по жизни толику их способностей и талантов, навыков и взглядов на окружающий мир. Зная Наташу уже много лет, я всегда удивлялась её душевной глубине, трудоспособности, стремлению всегда идти вперёд и умению посмотреть на события свежим взглядом. Узнав больше о её родных, я поняла, откуда у Наташи эта чистота и глубокая, незамутнённая вера в Бога и в Его Провидение.
Наташин отец, Василий Николаевич Гультяев (13.03.1923–11.09.2000), родился в селе Гультяи Пустошкинского района Псковской области. Это удивительно поэтичный озёрный край. Трудно поверить, но Псковская область насчитывает более 4 тысяч озёр! Только Карелия обгоняет Псковщину по количеству водоёмов.

Василий Николаевич, будучи 18-летним парнем, во время войны был угнан на работы в Германию. Кто знает, как сложилась бы его судьба в родном краю? Многие деревни Пустошкинского района вместе с местными жителями были сожжены фашистами. От 245 деревень района осталось только 39. Довоенное число жителей района до сих пор не восполнилось. На местах сожжённых деревень всё заросло травой, и только по одному не сгоревшему дубу сохранилось на месте каждой деревни. Как пишет современный краевед Сергей Зарембо: «…Так остались одни названия и дубы, что до сих пор стоят, по одному в каждой бывшей деревне».

В селе был храм, и по воскресным дням и праздникам народ стекался из деревень в село на службу. В селе Гультяи церковь называлась «Приписная Св. Духовская церковь на Пашковском кладбище». Главный престол именовался Рождества Иоанна Предтечи, южный — Крестовоздвиженский, северный — св. Митрофана. Церковь во время войны сильно пострадала, потому что с этой высоты на многие километры простреливалось восточное направление, и при наступлении наших войск в ней довольно долгое время держали оборону немцы. Окончательно разрушена церковь была уже после войны. Ну, а позже тракторами выкорчевали даже фундамент. Сняли 12 метров холма, смешали могилы монахов, немецких и русских солдат, бульдозером сбросив все кости в одну могилу. На месте церкви построили сельский дом культуры и здание правления колхоза. На южном склоне оставшегося холма посадили школьный сад, а вот на восточном, где изначально были могилы монахов, откуда шло наступление наших войск, и шли кровопролитные бои за эту высоту, пытались разбить парк. Школьники каждый год весной на протяжении десятилетий высаживали там деревья, но восточный склон так и остался голым. Теперь по сожжённым деревням стоят одинокие дубы как памятники погибшим людям, а на месте кощунства над монашескими захоронениями ничто не смеет расти.

Многие в нашем приходе, я думаю, помнят Василия Николаевича Гультяева: высокого пожилого мужчину со спокойным взглядом и светлым одухотворенным лицом. Как теперь показало время, многих его односельчан разбросало по свету: Торонто, Дайлян, о. Кунашир. Да и сам он был занесён очень далеко от своего родного многострадального края.
Наташина мама, Лидия Николаевна в девичестве Дионисьева (10.09.1922–2.02.2001), родилась в г. Хорол Полтавской области в семье Николая и Валентины Дионисьевых, дедушка по отцу был митрофорным протоиереем Иоанном Дионисьевым. Семья жила в доме напротив Свято-Успенского собора, главного храма этого старинного купеческого городка. Валентина — мама девочки Лиды и её младшего брата Володи — умерла совсем молодой, 30-летней. Во время войны вся семья: отец Николай Иванович, мачеха Анна Ивановна, Лида и Володя попали в Германию. Там Лидия вышла замуж за Василия Гультяева. Все вместе переехали в Австралию. Николай Иванович несколько лет был помощником нашего приходского старосты, а Анна Ивановна — казначеем сестричества. Отец Наташи — Василий Николаевич был одним из строителей нашего храма.

В Австралии Василий Николаевич работал в аделаидском порту — как механик проверял машины, которые прибывали в Австралию. А Лидия Николаевна, до войны отучившись только один курс на медицинском факультете в Киеве, смогла всё же работать медсестрой в Германии и в Австралии. Она много лет проработала в области психиатрии, в Glenside Hospital в Аделаиде. Семья жила сначала в Ройял Парке, а затем в Хэндоне; и Василий возил свою жену на работу в госпиталь на велосипеде — это 17 км в одну сторону. По нашим временам звучит героически. Такое расстояние и на велосипеде! Вдвоём.

Наташа, окончив начальную школу (Alberton Primary), поступила в гимназию Royal Park High School. Это был первый набор во вновь открывшейся школе, таким образом, Наташа была в первом её выпуске. Интересно, как тесен мир: учителем по искусству в этой школе был Джерри Калелла — муж нашей прихожанки Нины Николаевны Калеллы.
После окончания школы, в 1976 году, Наташа поступила в консерваторию (Elder Conservatorium of Music), которая в нашем городе является частью университета (Adelaide University). Её специализацией были фортепиано, пение и кларнет. После консерватории Наташа окончила дополнительный курс и получила Honours Degree. Также, чтобы иметь право преподавания, надо было дополнительно пройти курс для учителей на Diploma of Education. После завершения образования Наталия могла поехать на выбор в другие города Южной Австралии: Whyalla, Port Pirie, Port Augusta, но осталась работать в Аделаиде, потому что к тому моменту Наташу ожидало самое радостное событие в жизни любой девушки — свадьба. 1 марта 1981 года Наталия Гультяева вышла замуж за Алексея Станько. Несколько месяцев назад супруги отметили 35-летие совместной жизни.

Все знания, накопленные за долгие годы учёбы, не прошли даром: все свои умения, навыки, талант педагога Наталия дарит детям. Тридцать пять лет работы в школе Наташа это и колоссальный опыт, и великий труд, и сила воли, и простая физическая выносливость, и терпение. За эти годы Наталия со своими учениками участвовала в различных конкурсах: от городских до общеавстралийских. В 1986 году духовой оркестр их школы выступал в столице Австралии, Канберре. Сама Наталия играла в оркестре на кларнете.
В 1988 году на двухэтажном автобусе они объехали всю Южную Австралию (на севере доезжали до Алис Спрингс). Выступали сразу и хор, и оркестр, и танцоры (всего 50 человек). Успех был выдающимся! И, надо отметить, это были ученики не специализированной музыкальной школы, а простой районной (Henley High School). Просто в одной школе собрались сразу несколько талантливых педагогов: по музыке, танцам и пению.

Более 20 последних лет она преподаёт в школе Findon High School. Несколько лет Наталия Васильевна вела уроки музыки в нашей Свято-Николаевской русской школе. Она учила детей петь и играть на балалайке. Потом, к большому сожалению, ей пришлось уйти из-за большой загруженности.
Играть на балалайке Наталия научилась в студенческие годы, она играла в Русском Доме в балалаечном ансамбле под управлением Виталия Шатилова. Позднее она играла на балалайке в ансамбле Hot Zakuski под управлением Дитера Хауптмана. Также она участвовала в русском танцевальном ансамбле. А в школьные годы была скаутом, её лесное имя Берёзка (на мой взгляд, скауты всегда очень точно подбирают лесные имена).

В юности Наташа сначала не знала, кем она хочет быть. Хорошие отметки в школе позволяли выбрать любую дорогу. Но мамин совет и собственная любовь к музыке привели её в консерваторию. Наташа никогда не пожалела об этом. Более того, она говорит, что теперь понимает, как Господь вёл её к главному делу всей жизни — к регентству.
В 19 лет Наташа стала петь в нашем церковном хоре. Её туда привела покойная ныне Марина Дмитриевна Доннер. Тогда регентом был Иван Евгеньевич Строковский, который руководил нашим хором 37 лет: с 1960 года до 1997. Помнится, как в начале 90-х годов Наташа руководила молодёжным хором, который собирался на спевки в церковном зале каждую неделю и радовал нас своим пением. Нам, тогда только что приехавшим из России, было особенно удивительно видеть в этом хоре австралийцев, которые, не говоря по-русски, пели в русском хоре. Мой муж начал свой путь хориста именно тогда, в молодёжном хоре.

Первый длительный опыт руководства церковным хором к Наташе пришёл, когда Иван Евгеньевич с супругой уехали в путешествие на 8 недель. Может быть именно тогда она впервые поняла, что вся её кропотливая учёба примерной и послушной ученицы, все годы упорного труда стали приносить свои реальные плоды. По её собственным словам, ей никогда не хватало темперамента как сольному музыканту-исполнителю. Но, став сначала учителем, а затем и регентом церковного хора, она поняла, что оказалась на своём месте.
Когда на Пасху 2000 года по стечению обстоятельств ей неожиданно пришлось стать постоянным регентом, она с большим трепетом взяла на себя этот тяжёлый труд. У Наталии были сомнения в своих силах, но вера и тёплые слова поддержки нашего настоятеля о. Владимира помогли ей принять это нелёгкое решение.

Хороший руководитель любого коллектива непроизвольно становится как бы родителем своим подопечным. Можно сказать, что Наташа — заботливая мама своим хористам. Она достойный руководитель: терпеливый, умелый и творческий. В ней есть постоянное стремление расти самой и помочь в музыкальном образовании своим хоровым детям. У неё большие планы на будущее развитие нашего хора.
Наташа говорит, что она самый счастливый человек в мире, что она чувствует Божью Милость и благодарна Ему за то, что нашла своё призвание в жизни!

А мы на каждой службе слышим это. Ведь счастливый настрой и слаженность голосов в хоре даёт всем нам возможность вместе со звуками пения приподняться над землёй и поблагодарить Бога за всё!
 


2 comments