Russian newspaper in Australia
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Босиком — вокруг света. Включая Австралию

Человек в футболке, шортах и… босиком. На сегодняшний день он прошел — большей частью, пешком, 139 стран мира. Он открывал для себя новые страны, обычаи и делился увиденным в газетных статьях и в своих книгах, первая из которых вышла в 2006 году. С декабря прошлого года Владимир Петрович Несин, известный русский путешественник, путешествует по США и странам Латинской Америки. Это 17-й поход «гражданина мира», а первым его заграничным путешествием стал выход в Монголию, которая в то время условно считалась шестнадцатой республикой СССР.

— Владимир, как и когда вы решили обойти пешком весь мир?
— Прежде чем поехать за границу, я обошел все пятнадцать в то время советских республик. Работал я на севере, в Нижневартовске, и на Дальнем Востоке — бригадиром электриков, водителем, преподавал самбо в детско-юношеской спортивной школе. Отпуск у северян большой, что было очень удобно для путешествий вместе с семьей и горных походов с друзьями и учениками. Отработав лвадцать пять лет, вышел на пенсию, решил посмотреть мир и рассказать о нем другим.
В первое одиннадцатимесячное путешествие, через Монголию по странам Юго-Восточной Азии, мы вышли всемером: двое мужчин, две женщины и трое детей — шести, семи и девяти лет, в том числе и мой младший сын Никита. Из Монголии мы отправились в Китай, но скоро мой напарник подвернул ногу и вынужден был вернуться домой. Дальше наш путь лежал во Вьетнам, Лаос, Комбоджу, Тайланд, Малайзию, Индонезию, на острова Суматра и Ява. На попутном судне добрались до острова Калимантан (Борнео). Это единственный остров, разделенный между тремя государствами — Индонезией, Малайзией и Брунеем. Прошли через островные джунгли и вернулись на Малазийский полуостров.

— Вы с самого начала путешествуете босиком. Почему?
— Детство я провел в деревне и, как все дети моего возраста, любил бегать босиком. Все пятнадцать республик на родине исходил босиком: по горам, снежным перевалам, а потом и по жарким дорогам Африки. Бывает холодно, бывает — жжет подошвы, но мне нравится ощущать свое единение с природой. Сам себе я напоминаю батарейку, которая заряжается от земли.

— А лекарствами во время путешествий пользуетесь?
— За всю свою жизнь я болел только два раза — малярией, от которой нет прививок. Первый раз — в 1997 году — в Лаосе. Тогда на всех у нас была одна палатка. Днем, если шел дождь, все могли там пересидеть, а ночью мои попутчики и дети спали в палатке, а я — снаружи, и во сне меня укусил малярийный комар. Отвезли меня в бедный госпиталь на берегу реки Меконг. Больные там лежали на циновках, готовили и ели на улице. Лечила меня единственная на весь госпиталь врач-волонтер — по национальности француженка. Четыре дня я пролежал под капельницей. Три года назад, спустя восемнадцать лет, я снова зашел в то место. От госпиталя не осталось и следа, и сейчас там стоит мост.
В 2007 году в течение одного месяца два раза болел малярией и оба раза в двух государствах Конго — капиталистическом и социалистическом. Мы проходили через одну деревню, где жители болели малярией, и отдали им все наши лекарства. А когда я сам заболел, лечиться было нечем. Хинин — единственное средство от малярии. Мне повезло: я встретил одного местного жителя, который учился в России, и он отвез меня в госпиталь в Киншасу.
Переболев, отправились дальше по странам Африки — в Морокко, Мавританию, Мали, Буркина-Фасо, Бенин, Нигер, Чад, Камерун, Замбию, Зимбабве, Намибию, ЮАР. Это путешествие заняло у нас целый год.

— Русских во время своих походов часто встречали?
— Практически во всех странах Африки, да и Латинской Америки, существуют, как правило, две русских общины — бедная и богатая. В бедных семьях мужья забирают у русских жен паспорт, увозят домой в деревню, где вместо обещанного шикарного дома — мазанка с крышей из пальмовых листьев, а вместо автомобиля — ослик. В богатых семьях муж — это высококвалифицированный специалист, получивший высшее образование, а иногла и не одно, в разных странах мира. Такие чаще всего живут в крупных городах. В Австралии я встречал новый 1999 год и тоже видел «белый» и «красный» русские клубы. Пришел к «белым», увидел, как старики танцуют польку, хором поют старинные песни, которые я слышал только в фильмах. Там мне рассказали про владыку Илариона, и я решил с ним встретиться. Вдадыка предложил мне у него остановиться. Мне было очень интересно, что епископ сам готовит еду. Пожив у владыки несколько дней, из Сиднея я отправился на велосипеде в Брисбен. Кстати, именно в Австралии я узнал о том, что могу получить паспорт гражданина мира.

— Расскажите подробнее, что это такое?
— На тот момент я путешествовал три с половиной года, за это время обошел всю Азию и всего прошел тридцать стран, в том числе и такие «горячие точки» как Иран, Пакистан. В Сиднее мне сказали, что по образу мышления и образу жизни я подхожу под определение гражданина мира, подсказали, куда следует обратиться, чтобы получить паспорт. В Сиднее в полицейском участке сдал отпечатки пальцев, и все мои бумаги отправили в офис в Вашингтон. В то время я уже шесть месяцев путешествовал по Австралии на велосипеде, который мне там подарили. Следующим пунктом моего назначения были Филиппины, где в Представительстве Российского Дальневосточного морского пароходства я и получил паспорт гражданина мира.

— Как вы общаетесь во время путешествий? Какие языки знаете?

— Английский и испанский языки специально не изучал, а выучил во время путешествий, как это делал бы ребенок, оказавшийся в незнакомой языковой среде.

— Владимир, а на какие средства вы путешествуете?
— В России у меня пенсия 10 тысяч рублей — это 130 долларов. Во Владивостоке меня знают капитаны пароходства, и когда я начинал путешествовать, они брали меня на свои суда как пассажира.
В день во время путешествий я обычно трачу 1 доллар на еду, 1 доллар на воду и один — на интернет. Обычная моя еда — рис с жареным луком и морковью. В Америке одного килограмма риса мне хватает на два дня. Готовлю на костре, развести костер могу в любую погоду, даже в дождь. Во многие странах в пунктах бесплатной раздачи еды можно получить свою порцию, тем более, если помочь на кухне. Конечно, я экономлю, чтобы была возможность в течение года купить один билет на перелет или переезд из одной страны в другую.

— Сколько весит ваш рюкзак?
— В среднем мой рюкзак весит 15–17 килограммов. С собой у меня палатка, легкий спальник, видеокамера, латиноамериканский длинный нож мачете, который удобнее обычного топорика. Хожу в шортах и в футболке, и еще есть одна  футболка на смену.

— Приходилось ли вам сталкиваться с неординарными, может быть, даже шокирующими ситуациями или обычаями?
— В Австралии, например, это обычаи аборигенов, в частности, связанные со смертью. Среди других открытий — отсутствие в лексиконе аборигенов, скоре всего, это некоторые племена, слова «нет». Пришел я, увидел топор — могу взять. Каждый ребенок можем подойти к любой женщине племени, попросить еды, и она должна ему дать поесть, как своему родному ребенку. Муж и жена живут одной семьей до тех пор, пока нравятся друг другу. Как только надоели друг другу, расстаются. Дети все равно находятся под присмотром — все папы и все мамы, личного имущества нет. Черед какое-то время ушедший может вернуться, и другая половина не может сказать «нет».

— Чего не следует делать в незнакомой стране?
— Не надо бояться не знать языка, при необходимости вы всегда сможете договориться. Не следует давай людям денег, в бедных странах люди просто могут убить того, кому досталась мелочь. Не старайтесь выглядеть туристом, турист везде — источник денег. По возможности постарайтесь казаться своим среди своих.

— А какое место вы считаете своим домом?
— Весь мир для меня — дом. В России я появляюсь примерно раз в три года раз на пару месяцев. В Канаде живет мой младший сын Никита, там же у меня и жена — Вероника, которую я встретил в путешествии: она подвезла меня по дороге на Аляску. Моя старшая дочь живет в Германии, другая — на Украине, третья — на Сахалине. Со всеми я поддерживаю связь по интернету, а встречаемся, к сожалению, редко.

— В этом году куда направляетесь?
— С началом лета я вернулся в США и собираюсь пройти по Аппалачской тропе, которая проходит сквозь 14 штатов — от Джорджии на юге — до Мэйна на севере. Маршрут берет свое начало на вершине горы Спринг, идет по Аппалачской гряде и заканчивается на горе Каландин. Тропа на всем своем протяжении — это государственный заповедник.

— Какие страны у вас еще остались в запасе?
— Я специально оставил «на потом» некоторые европейские страны, куда собираюсь попасть, когда буду старше, и здоровье не позволит отправляться в экстремальные путешествия, а также некоторые островные государства и страны восточного побережья Африки.

— А когда перестанете путешествовать?
— Когда устану удивляться, тогда и перестану путешествовать.

Фото автора


1 comment