Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Подарок

Василиса попросила меня: «Наташа, подсчитай, сколько лет прошло с 53-го года?» Я ответила: «Шестьдесят один». – Надо же, мой муж так и говорил: вот пройдёт 50-60 лет, и ты поймёшь, что я прав. Прошло шестьдесят лет, и я поняла… Видя вопрос в моих глазах, она рассказала.

Приехали они с мужем Алексеем и трёхлетним сыном Митей из послевоенной Германии. Первые два года жили раздельно, с редкими приездами Алексея на выходные. Когда обязательные два года работы по контракту закончились, муж нашёл работу в Аделаиде, и семья воссоединилась.
Прошёл почти год совместной жизни. При большой экономии, скопилась некая сумма из тех денег, которые откладывали с каждой зарплаты. Василиса мечтала о холодильнике, и Алексей об этой мечте знал. Мало того, что это необходимая вещь в жарком климате, но ещё и сам факт такой крупной покупки олицетворял собой стабильность. Ту стабильность и спокойствие, которые так были необходимы израненной женской душе, которая одиннадцать лет мыкалась по военным и послевоенным лагерям.
Перед Пасхой 1953 года, Алексей спросил её, не против ли она, чтобы они с Митькой купили для всей семьи подарок к празднику? Она – против?! Конечно, нет! Василиса сразу же представила себе беленький холодильник австралийской фирмы «Келвинатор». Её правая рука уже мысленно ложилась на прохладную металлическую ручку лучшего подарка в мире, а левая поглаживала его пузатенький бок. В ближайшие дни она распланировала, по каким дням недели теперь будет ходить к мяснику. Размечталась и об освободившемся – от ежедневных походов за мясом и другими скоропортящимися продуктами – времени.
В один из следующих дней Василиса возвращалась с покупками домой. К её большому удивлению муж и сын были уже дома и ждали её на крыльце. Ожидающие свою дорогую мамочку мужчины стояли с такими радостными лицами, что у Василисы сердце подпрыгнуло от радости – холодильник!
Подхватив тяжёлые сумки, муж сказал: «Жена, закрой глаза, откроешь, когда мы скажем». А сын аккуратно провёл маму через порог. Муж при этом продолжал говорить: «Мы купили нашей семье и тебе, наша любимая мамочка, подарок. Самую нужную вещь в доме. Это… Открывай глаза…»
Василиса их открыла. На столе стоял граммофон. Старый граммофон с гофрированной трубой и кучей пластинок рядом. Митька подпрыгивал от радости и говорил без остановки о том, как они будут теперь каждый день слушать музыку и танцевать! И ребята из его класса будут приходить и слушать, ведь все любят музыку! А у Василисы градом покатились слёзы из глаз. А как же холодильник?! Слёзы не останавливались.
Растерянный Алексей спросил:
– Тебе не нравится граммофон? Он настоящий, довоенный. А пластинки, посмотри, русские. Наши, не английские! Это же чудо – купить здесь наши пластинки! Почему ты плачешь? Ты не рада?
– Я хотела холо-ди-ль-ник, – с рёвом ответила она.
Алёша совсем растерялся:
– Холодильник? Зачем?!
Василиса привела свои доводы в пользу нужного кухонного агрегата и упомянула вязание-вышивание в освободившееся время, как дополнительный фактор. Перечисление полезных занятий перемежалось всхлипываниями и размазыванием слёз по щекам.
– Ты же любишь танцевать. Дорогая, мы будем танцевать каждый день!
– Я уже старая.
– Ты – старая? Тебе только тридцать два года. И не спорь. Не уже тридцать два, а ещё! Вот пройдёт пятьдесят или шестьдесят лет, и ты поймёшь, что я был прав. А граммофон в жизни нужнее холодильника! Сейчас ты каждый день без бомбёжки идёшь по свежему воздуху за продуктами, которые можно просто купить. Без карточек. Сколько сегодня душа пожелает. А если холодильник будет, ты ж его доверху набьёшь! Вы же, женщины, известный народ. Что смеёшься? Вытирай слёзы. Ходить раз в неделю в магазин? Смотри, что получится: обязательных прогулок ты лишишься, а счета за электричество увеличатся. А как всё дотащить за один раз? Это ж надо будет пешие прогулки сменить на целый автомобильный вояж. А время и так летит, не ускоряй его автомобильным передвижением. Только идя на своих двоих можно увидеть небо, облака, солнышко и птичек, успеть подумать о важном… А у нас всё ещё будет: и холодильник, и стиральная машина, и автомобиль… Что говоришь? Кроме холодильника, всё лишнее? Конечно, лишнее! Главное, крыша над головой есть, живём без бомбёжки, вся семья здорова, и играет граммофон. Не об этом ли мы с тобой мечтали в немецком лагере? И ты не старая! Через шестьдесят лет ты поймёшь это.
И Василиса поняла.

журнал «Образ» № 2, 2015 г.


Ваш комментарий