Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

ОЗЗИ

Лауреат литературного конкурса «На дальних берегах» Вадим Кузьмин, Россия, Санкт-Петербург — Австралия, Мельбурн

Пожалуй, каждый из нас может припомнить нечто такое, что не имеет ни завязки, ни развязки, что происходит мгновенно и ярко, как вспышка, и потом уже никогда не забывается…

Итак, это было в 2007 году, то есть примерно через год после того, как я переехал из Америки в Австралию, снял дом в Карруме на берегу залива и потратил свою американскую пенсию на старенькую, но душевную лодку для океанской рыбалки и большую машинку, чтобы таскать эту лодку по стране мух, карпов, кенгуру и прочих ее привычных атрибутов.
Лодка была очень хороша, несмотря на полное отсутствие какой-либо электроники, многочисленные ссадины на бортах и периодическое нежелание мотора запускаться. Я не упускал возможности сбежать перед работой на море, чтобы выловить пару-тройку больших рыбин, понырять и подставить лицо беспардонному австралийскому солнышку. И вот в один из таких дней я нарвался на риф, получив трещину «гир-бокса». Это, наверное, называется корпусом редуктора. Какая теперь разница?

Если бы я потратил свою американскую пенсию еще и на сварочный аппарат, то за час проблема была бы решена, включая шлифовку и покраску… Ладно, надо найти какого-нибудь правильного «майта».
— Сто долларов, — глядя на мою старушку, сказал небритый «майт» лет пятидесяти из-под Фрэнкстона. — Заберешь завтра во второй половине дня.
Окей. Сто долларов за час работы — крутовато, но выбора-то нет…
Через сутки приезжаю за лодкой. Майт — в мыле, как будто… Сами придумайте что-нибудь мерзкое и тяжелое!..
— Майт, а ты знаешь, что у тебя левая рессора прицепа была на последнем издыхании? Ты мог потерять лодку в любую секунду! В общем, я ее разобрал, две пластины заменил на новые, и еще две заварил.

Эх, ничего себе!.. Сколько же он с меня за это возьмет, если за дохленькую трещину он попросил целую сотню?
— Спасибо! — говорю. — Сколько с меня за рессору?
— За рессору — нисколько, ‒ отвечает майт.
У меня округляются глаза:
— Почему? Ты же пахал целые сутки, наверное!

А он этак свысока отвечает:
— Нет, майт! Я не могу взять с тебя денег! Ты — оззи, причем ты в большей степени оззи, чем все остальные оззи, вместе взятые!
Ну, думаю, это из-за шляпы, щетины, желтых ботинок и шортов-хаки… А майт, словно читая мои мысли, продолжает:
— Ты привез мне лодку в рабочее время. Ты приехал ее забирать в рабочее время. Ты, не думая, согласился отдать за мелкий ремонт сто долларов… Значит, для тебя важнее свалить на море! Значит, ты не удавишься за лишний доллар, как многие!.. Ты — наш, майт. Я не могу брать с тебя деньги.

Эх, ничего себе!.. Впечатлен, честно.
Алаверды: я смотался за ящиком пива, который мы с Питом вместе и прикончили.
А через день мы сбежали на рыбалку и провели абсолютно роскошный день под бесконечно глубоким австралийским небом с его невероятно жарким солнцем и безмерно яркими звездами от самого горизонта… Говорили о свободе и ничего не делали.
А теперь сами придумайте финальную фразу о смысле жизни!..


1 comment