Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Кукиш

Фельетон Абрама Троицына

Сергей Саныч Скудейкин был на вид вполне нормальным мужиком: женат, двое детей, дом на выплате и с работой, где находился уже десяток лет. На работе он занимал положение главного бухгалтера, и начальство было им бесконечно довольно, ибо, по своей натуре, он был человеком зажимистым и весьма бережливо относился к хозяйским деньгам. Так бережливо, что сослуживцы за глаза называли его скрягой.
Стены его небольшого кабинета были оклеены самодельными плакатами с лозунгами: «Хуже всех бед — когда денег нет», «Копейка рубль бережёт» и «Деньги к деньгам липнут». И каждое утро, как правило, прежде, чем начать работать, он для вдохновения читал громко вслух тот или иной лозунг.
Всем тем, кому периодически требовались деньги для покупки рабочего инвентаря, с неохотой его посещали, так как всегда именно в этот момент, он был по горло перегружен работой.
— Занят по горло, — объяснял он, — приходите завтра.

А назавтра возникала ещё какая-нибудь причина, и вот этаким способом Сергей Саныч держал деньги под своим суровым контролем.
Когда же, наконец, людям надоело слушать его бесчисленные отговорки, и они были уже готовы на него пожаловаться начальству, случилось чудо, которое спасло его репутацию: в мире произошёл глобальный финансовый кризис. Хозяева предприятия в панике досрочно уволили десяток своих служащих, а Сергею Санычу строго наказали стать ещё более экономным и бережливым.

Для Сергея Саныча это послужило сигналом «закрутить гайку» ещё туже, и он первым примером экономии денег отказался отпустить отделу заказов финансы на покупку печатной бумаги.
— Бумагу надо экономить,- сказал он,- привыкайте печатать на обеих сторонах листа, таким способом не только сбережёте её, а также и спасёте деревья, из которых она производится!
А когда в буфете запасы сахара и чая стали приходить к концу, он отказался выдать деньги, ссылаясь, что чай пить вредно из-за переизбытка кофеина, а о сахаре уже и говорить не приходится.
— Благодарите наше начальство за предоставленную вам возможность пользоваться бесплатным электричеством для кипячения воды, бесплатным чайником, не говоря уже о бесплатной воде, — осведомил он служащих

Естественно, что и у себя дома Сергей Саныч был не намного добрее. Жену он редко баловал подарками, разве только дарил ей дешёвые духи ко дню рождения, а про годовщину свадьбы всегда забывал. Своим детям на их дни рожденья ничего не дарил, а водил в ресторан «Макдональдс», где покупал им по два гамбургера и по стаканчику апельсинового сока.
Итак, отдавая себе отчёт, что глобальная рецессия ещё более, чем прежде, требовала строгого контроля над деньгами, Сергей Саныч решил выработать новые методы отпуска денежных средств.
Для начала он ввёл систему анкет, которые требовалось заполнить и представить ему на рассмотрение. Заполненные документы присылались в его кабинет, а он каждое без разбора перечёркивал красным карандашом и ставил резолюцию: «ДЕНЕГ НЕТ!».
Вскоре, когда он пришёл к заключению, что эти анкеты отнимают у него добрую часть рабочего дня, Сергей Саныч отменил письменный процесс и заменил его устными заявлениями.

В результате, в его кабинете с утра до вечера стали толпиться люди. Все они галдели в один голос и перебивали друг друга:
— Сергей Саныч, дорогой, нужно сменить покрышки на грузовике….
— Сергей Саныч, нам необходимо купить два новых письменных стола…
А он обводил каждого внимательным взглядом и реагировал коротким ответом:
— Обойдетесь на этот раз. Придите через неделю. Или, лучше всего, через месяц.
Прошла неделя. От криков и галдежа посетителей у него возникли головные боли, и именно тогда пришла Сергею Санычу гениальная мысль: «А что, если вообще не тратить лишнего времени на устные ответы и заменить их символическими знаками!»
Итак, был введён новый метод обращения: знак поднятия большого пальца на руке означал: «Деньги будут отпущены». Поднятие мизинца означало: «Сейчас занят, приходите завтра». А знаком для отказа Сергей Саныч выбрал кукиш.

Следующие несколько дней, довольный своим творением, он провёл испытание нового метода. Незадачливые просители, которым он показывал кукиш в знак отказа, уходили из его кабинета в недоумении и растерянности. И вот в одно прекрасное утро, натрудив до отказа свою руку, он почувствовал в ней странную и тупую боль. Взглянув, он с ужасом обнаружил, что она застыла в форме кукиша.
— Вот к чему приводит тяжёлая работа, — подумал Сергей Саныч и попытался расправить застывшие пальцы. Но они никак не поддавались.
Тогда уже при помощи другой руки он потянул их вверх, затем потянул вправо, влево, но ничего не получалось. В панике Сергей Саныч выскочил из своего кабинета и побежал в туалет. Там, он наполнил до края горячей водой умывальник и погрузил в него, сведённую кукишем, руку.
Вода мгновенно обожгла её, он стиснул зубы от боли и продержал руку, сколько только мог. Почувствовав некоторое облегчение, он вытащил её из воды, но с разочарованием обнаружил, что пальцы остались в том же самом положении. Страх охватил Сергея Саныча, и он вернулся в свой кабинет и бросился в кресло, умственно перебирая варианты, как избавиться от недуга.

Поглощённый мыслями, он даже не и заметил, как в его кабинет вошёл начальник.
— Как дела, Сергей Саныч?- поинтересовался начальник, — Сколько тысяч долларов вы нам сегодня сэкономили?
Сергей Саныч молча поднял свою руку с кукишем и протянул её так, что она оказалась на уровне с лицом начальника.
— Что это значит? — грозно спросил начальник, — и кому это вы фиги под нос суёте?
— Прошу прощения, — смутился Сергей Саныч, — поймите, что это не я лично вам фигу показываю, а моя рука и не по моей воле… Точнее, у меня с ней стряслось несчастье. Мне кажется, её разбил паралич.
И, чуть не плача, он рассказал начальнику свою печальную историю.
— В таком случае, вам нужно немедленно показаться врачу, — приказал начальник. — И спрячьте, ради Бога, вашу безобразную руку в карман так, чтобы никто вас с ней не видел.

Доктор долго и с интересом рассматривал его руку, а потом покачал головой и сказал:
— Болезнь у вас, признаюсь, редкая. В большинстве случаев она поражает банкиров, а в более редких — бухгалтеров. В медицине она называется «скрягус скупердяйникус».
— Эта болезнь, надеюсь, излечима,- пролепетал перепуганный Сергей Саныч.
— Вам ещё повезло, — продолжал врач, — что болезнь у вас в начальной стадии. Запусти бы вы её, тогда бы обе ваши руки свело. А в таком положении, легко себе представить, вы стали бы всецело зависимым от посторонней помощи, как, например, одеваться, есть, пить и, разумеется, посещать туалет
— Тогда пропишите мне лекарство, — взмолился Сергей Саныч, — и в двойной дозе. Мне нужно немедленно поправиться. Меня ждут на работе.
— Лекарство я вам дам. Но помимо лекарства вам необходимо изменить свои старые привычки.
— Не понимаю, — удивился Сергей Саныч.
— Начните, например, с того, что сегодня по пути домой купите коробку шоколада вашей жене и букет цветов тёще.
— Но ведь это стоит безумных денег, доктор, — возразил Сергей Саныч.
— Это не всё,- продолжал доктор, — вы должны изменить ваше отношение к коллегам по работе и отпускать им своевременные ссуды для покупок необходимых предметов для исполнения их обязанностей по работе.
«Откуда ему все про меня известно»? Сергей Саныч даже вздрогнул от такой мысли.
— Вот вам лекарство, — доктор протянул ему маленький пузырёк с таблетками, — принимайте не более одной таблетки в день.

На пути домой Сергей Саныч по старой привычке не стал разбрасываться деньгами и купил жене коробку самых, что ни есть, дешёвых конфет, а для тёщи нарвал цветов у соседа в клумбе.
— Ещё чего не хватало. Буду я деньгами швыряться… На кой-чёрт? Им и так сойдёт — поразмыслил он и зашагал домой.
Дома Сергей Саныч поведал жене и тёще о своём недуге и, воспользуясь случаем, в знак доказательства, поднёс обеим под нос свою руку с кукишем. Жена при виде искривлённой руки заохала и заахала, а тёща от шока лишилась дара речи.

Чтобы успокоить женщин, Сергей Саныч преподнёс жене коробку купленных конфет, а тёще всунул в подмышку букет ворованных цветов. Растроганная жена тут же прослезилась, а тёща продолжала стоять с открытым ртом, как остолбенелая.
Довольный Сергей Саныч сел за стол, где его уже ждал ужин. Поужинав, он принял одним махом три таблетки: мол «кашу маслом не испортишь» и отправился спать.
Всю ночь его мучили кошмары. Несколько раз повторялся сон, в котором Сергей Саныч видел себя сидящим за столом в кабинете с кукишем на обеих руках. Входил начальник и спрашивал его:
— Почему вы бездельничаете?
— Не могу работать, — пожимал плечами Сергей Саныч, — руки фигами свело…
А следующим утром, проснувшись в холодном поту, он первым долгом взглянул на свою руку. Кукиша на ней больше не было, но рука выглядела по-новому странно: раскрытая ладонь с растопыренными во все стороны пальцами, она напоминала китайский веер.
— Этот доктор — мерзавец и подлец, — пробормотал под нос Сергей Саныч и побежал к телефону набрать номер.
— Ваши таблетки мне исковеркали руку, — прокричал он доктору по телефону.
-Не понимаю, — ответил доктор.
— А чего тут не понимать?- завопил Сергей Саныч, — моя рука от ваших таблеток приняла форму веера. Пальцы растопырились во все стороны и не сгибаются.
— Этого не может быть. Сколько таблеток вы вчера приняли? — спросил доктор.
— Три, — ответил Сергей Саныч.
— Вот вам и причина. Вы сами виноваты. Нужно было в день принимать только одну…


Вместо эпилога:

Ровно через месяц пальцы руки Сергея Саныча стали нормальными, благодаря таблеткам и физиотерапевтическим упражнениям. Дома деньгами он ещё пока не разбрасывается, но стал заметно добрее по отношению к жене, тёще и своим детям. На работе он полностью изменился, снял со стен кабинета старые лозунги и отпускает деньги на все необходимые нужды предприятия.
А руку, ту самую, которая принесла ему столько неприятностей, он до сих пор, по старой привычке, прячет в карман.


1 comment