Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

По пути в Канберру

Едем мы с Олей в Канберру по делам, впереди три часа пути. Когда еще можно найти три часа свободного времени, и поговорить по душам, и вспомнить любимые песни юности. Благо машина мчится быстро, двери закрыты, и хочешь не хочешь, а тебя выслушают.

Правда я знаю свои музыкальные способности, поэтому стараюсь не переборщить, чувствую всегда, когда пора остановиться. Спел немного, душу облегчил, теперь можно и о прошлом поговорить. В жизни уже немало прожито. В обычное время из Оли много не вытянешь, у неё всегда в голове - то газета не закончена, то Тимку пора кормить, или перцы фаршировать, или дома хаос, и нужно убирать и пылесосить. А тут три часа свободы от всех дел...

В этот раз автомобильная разговорная тема у нас – спортивная. В старших классах школы Оля занималась легкой атлетикой, в 8 классе даже получила второй взрослый разряд по бегу, в соревнованиях участвовала и побеждала.

- Я тут прочитала в российских газетах интервью с Виктором Санеевым, - говорит Оля.- Он в Сиднее живет. Виктор выступал на четырех Олимпиадах в соревнованиях по тройному прыжку и на трех получил золотые медали. Таких титулованных спортсменов можно на пальцах пересчитать. В 90-е годы, уже закончив выступления, попал в Австралию -преподавать в колледже. Понравилось, решил остаться с семьей. Когда контракт закончился, стало туго, но спортивный характер не давал опустить голову. Какое-то время даже пиццу развозил, чтобы семью содержать, а затем все-таки устроился «по специальности» - в Институте спорта в Сиднее стал прыжки преподавать. Журналисты спрашивают:  «А ваши ученики знают, что их трижды олимпийский чемпион тренирует». «Не думаю,- отвечает Виктор, - многие в спорт здесь из-за прикола пришли. Учеников, относящихся серьезно к тренировкам – единицы».  

И действительно, все дети в Австралии хотят играть в регби или гольф – там спортсмены большие деньги получают. Контракты у лучших - на миллионы считают, а что можно получить здесь в легкой атлетике? Поэтому за последние 20 лет в ряду австралийских бегунов, а точнее бегуний, можно вспомнить лишь Кэти Фримен да Яну Питтман-Роулисон. Мне вспомнился разговор с тренером австралийской команды по парусному спорту Виктором Коваленко. Он рассказывал, что выращенные им чемпионы долго не удерживаются в спорте. Олимпийский чемпион получил за победу в Лондоне двадцать тысяч долларов, а сколько лет и как нужно тренироваться, чтобы завоевать олимпийскую медаль? Спорт на этом уровне уже плохо уживается с любительством.

Я написал Виктору Санееву письмо в Институт спорта полгода назад, хотел интервью сделать, рассказать нашим русским австралийцам, какой известный спортсмен живет у нас здесь. Но ответа не пришло, видимо затерялось письмо или спортсмен уже на пенсию вышел, ему ведь в этом году 70 лет исполняется.

Мы проехали Голбурн, остается час до Канберры. Дорога свернула к исчезнувшему озеру Джордж, и Оля продолжала: Санеев приезжал к нам в летний спортивный лагерь в Подмосковье. Я помню, высокий, красивый, стройный – настоящая звезда. А в манеже братьев Знаменских в Сокольниках, где мы тренировались, видели Брумеля, Борзова – легенд легкой атлетики. Там тогда новые дорожки сделали, рекартановые,  одни из первых в стране. И мы очень этим рекартаном гордились. На тренировках мы бегали в кедах, чтобы дорожки не портить. Кроссовки мало у кого тогда были, их из-за границы привозили и владельцам сильно завидовали. А мы старались, чтоб наши потертые кеды тоже выглядели прилично -  мыли их, шнурки стирали. А мальчишки на кедах гордо писали черной ручкой - ADIDAS.

Спортивные «шиповки» нам выдавали только для соревнований. С этими шиповками тоже история была – ночная. Выдали новенькие «нашего производства» шиповки вечером, а завтра утром – важный забег, надо не опозорить родной клуб. «Только сточите шипы до полусантиметра, - сказал тренер,- а то не допустят на старт». А точить надо было целый сантиметр. Начала вечером напильником по шипу ездить, не поддается, поняла, что дело не быстрое. Все-таки сталь у нас на родине отменная была. Плачь не плачь, а делать надо. Пришлось маму звать, помогать со вторым туфлем. А папа сидит, посмеивается рядом, ему работы не досталась. «Вы,- говорит, - как скрипичный дуэт из консерватории, напильниками, как смычками дружно водите». Закончили за полночь. Пальцы в мозолях. Пять шипов на каждой туфле было, запомнила на всю жизнь. Все-таки спортивный характер не подвел. А как прошли соревнования, я и не помню.

Мы потихоньку росли, стали понимать, что в высоких результатах не только наши усилия играют роль, но и физические данные. В цене были высокие бегуньи, я чувствовала, что мне не хватает роста. Вот смотрю на популярную австралийскую бегунью с  барьерами Роулисон – рост 180 сантиметров или Усэйн Болт – 196 сантиметров.

Пока я показывала результаты, тренеры были очень заботливые, даже массаж делали, когда ноги отказывали. Все-таки бегали и выкладывались по-настоящему, а мы еще дети были. После тренировки в футбол гоняли, мне очень нравилось. Вот там я на мяч неудачно наступила, в голеностопе трещина образовалась. Меня отправили на рентген, и врач сказал: «Травма неприятная, нога нагрузку не выдержит». И правда, когда по наклонной дорожке бежишь – нога болела и через полгода. Результаты не улучшались, тренеры затихли, ничего не говорили, решай все сама. А тут старшие классы, учиться надо больше. Так и пришлось уйти из моего «большого» спорта. Жалко, конечно было, ведь в то время вся жизнь была на это настроена. Но силу характера я на тренировках закалила. В дальнейшей жизни если цель поставлю – старалась изо всех сил, как на дорожке в Сокольниках, на стадионе имени братьев Знаменских. Так и в институт поступила, и диплом красный получила. А нога до сих пор чувствует эту детскую травму, когда устаю. Ничего не дается бесплатно.

Результаты в большом спорте без травм, видимо, не бывают. Как-то после Олимпиады в Сиднее я присутствовал при разговоре олимпийской чемпионки по волейболу со спортсменом- приятелем. Оба красивые, высокие, как говорят, статные. Просто заглядение. О чем вы думаете они говорили – тема была на мой взгляд необычная, - какие лекарства лучше принимать, чтобы боль не чувствовать на соревнованиях. У каждого за их долгую спортивную жизнь накопилось уже столько травм.

Этим я постарался успокоить Олю, чтобы она не переживала за неустановленные рекорды, и поняла, что вовремя уйти – это тоже мастерство.

А тут из-за горы уже показалась канберрская телевышка, мы почти приехали. Вот и прошли незаметно три часа на дороге. Интересно, о чем мы будем говорить в следующей поездке по дорогам Австралии?


1 comment