Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Воспоминания о Новой Англии

(Светлой памяти Кэйтлин Николс посвящается). Каждая страна — это прежде всего люди. Австралия для меня навсегда связана с дорогими мне людьми, которых я встретила здесь за многие годы. Австралия — это не только столичные города, знаменитые пляжи и Большой Барьерный Риф, наиболее привлекающие сюда туристов. Это и провинциальная глубинка нашего зелёного материка, и самые разные отдалённые от столиц города, посёлки и фермы, простирающиеся с запада на восток. Мне повезло жить и путешествовать в разных местах Австралии, повезло встретиться с замечательными людьми, благодаря которым я навсегда полюбила эту страну, ставшую для меня новым домом.

Есть люди, подобные маякам, они освещают путь другим, притягивают к себе своим тёплым солнечным светом и согревают всё вокруг.
Кэйтлин Николс, или Энни Кэй, как называли её близкие, была для меня именно таким солнечным маяком, другом и поддержкой с самого начала моей жизни в Австралии…
Энни Кэй приняла меня как родную с момента нашего знакомства, и я сразу почувствовала себя как дома, рядом с ней и в Австралии вообще. Она даже предложила нам ключи от их домика на побережье Кофс Харбор, если у нас будут проблемы с жильём или финансами. Ей тогда было около 75 лет, но она выглядела лет на двадцать моложе. Думаю, что источником её молодости была её доброта, тепло и любовь ко всем, умение радоваться каждому дню.
Мы остановились на первое время в Армидайле, небольшом городе в штате Новый Южный Уэльс. Эти места были названы «Новой Англией» (New England) первыми британскими иммигрантами.
Многие английские названия и обозначения были перенесены в Австралию первыми европейскими переселенцами, в большинстве своём выходцами из Англии, Шотландии и Ирландии.
Моя жизнь в Австралии тоже оказалась связана с «Новой Англией».
Здесь родился мой сын, здесь жили близкие мне люди, в том числе и Энни Кэй.
В «Новую Англию» я возвращалась несколько раз, навестить места, где мы жили, и дорогих мне людей…

Для чего мы путешествуем? У каждого свой ответ на этот вопрос.
Чтобы познать мир, узнать что-то новое, набраться впечатлений, сменить обстановку, повидаться с друзьями или родственниками и наконец, просто отдохнуть от однообразной рутины жизни.
У каждого человека бывают моменты, когда появляется острое желание послать всё подальше, сменить обстановку, взять отпуск и уехать куда-нибудь.
Если не на необитаемый остров, то хотя бы «в дальнюю деревню».
У меня такое желание назревало давно.

В этот раз я ехала в те края, чтобы навестить дорогого мне человека, Энни Кэй. Я давно обещала навестить её в Тамворсе с моим сыном.
Ради неё я и проделала этот дальний путь протяжённостью больше 1200 километров. Это была моя первая такая дальняя поездка, когда самой пришлось вести машину в течение восьми часов почти без отдыха, с двумя небольшими остановками.
Кэй — удивительный человек, целая история Австралии за последние 83 года.
Она очень много повидала и пережила в жизни, но сохранила удивительную доброту души и жизнелюбие.
Кэй и Кен, её муж, встречали нас в аэропорту, когда я впервые прилетела в Австралию. Они жили тогда в Сиднее, и мы остановились у них в гостях перед тем, как осмотреться и решить, куда направиться дальше.
Кэй всегда приглашала нас к себе в гости и приезжала однажды навестить нас в Брисбене. Позднее они переехали в Тамворс, где жили их родственники, чтобы быть поближе к младшей сестре Кэй, последней из сестёр и братьев их когда-то большой семьи. У их родителей было двенадцать детей!
Её отец держал ферму в Глен Иннес, разводил коров и овец, продавал шерсть, очень много работал, чтобы содержать такую большую семью.
Он умер от воспаления лёгких в сложные времена «депрессии» 1930-х годов, когда Кэй было всего 3 года. Она запомнила его, как очень доброго и нежного отца. Мне запомнился удивительный момент из рассказа о её родителях: как отец каждый вечер, вернувшись домой после тяжёлого трудового дня, ещё помогал матери по дому и с детьми.
А после ужина он каждый вечер сам расчёсывал длинные волосы жены и заплетал их в косы, чтобы они не спутывались за ночь, представляете? Такая нежная забота о любимой жене, несмотря на собственную усталость и бесконечную работу по хозяйству…
После смерти отца, мать Кэй осталась одна с двенадцатью детьми на руках. Ей пришлось продать ферму и переехать жить в Тамворс, чтобы быть поближе к другим родственникам. Трудно представить, как удалось одной женщине вырастить и выучить всех своих двенадцать детей в те сложные времена. Энни Кэй всегда вспоминала своих родителей с большой любовью и благодарностью за всё. В Тамворсе Кэй встретила своего мужа и позднее они переехали в Сидней, прожили там много лет.
Я ещё вернусь к рассказу о Кэй, а сейчас — немного о «Новой Англии».

Мы выехали из Брисбена тёплым воскресным сентябрьским утром, у нас здесь началась ранняя весна с переходом в лето ещё в конце августа, когда по календарю должна быть зима… Я попросила сына проверить, какая погода и температура в Тамворсе, он меня заверил, что там тоже тепло, и я решила не загружать сумку тёплыми вещами. Пара летних платьев, футболки, короткие джинсы, босоножки и лёгкая кофта — типично весенний гардероб нашего тёплого штата Квинсленд, не самый подходящий в соседнем штате Новый Южный Уэльс в это же самое время…
В этом мы явно промахнулись, и я обратила внимание через 2 часа пути, что температура стала понижаться, как только мы выехали из Брисбена и стали подниматься в горы.
Первой остановкой на нашем пути был небольшой город Уоррик (Warwik). Население — примерно 11 тысяч человек. Уоррик был основан в 1840-х годах. Ежегодно в октябре здесь проходит самое крупное родео в Австралии, популярное среди австралийских «ковбоев». Любопытно, что женщины здесь тоже участвуют в родео.
Примерно в часе езды от Уоррика проходит граница нашего штата Квинсленд и соседнего штата Новый Южный Уэльс.
Отсюда начинается дорога в Новую Англию. Она так и называется New England Highway.

Первый приграничный городок на нашем пути был Тентефилд.
Помню, с каким интересом разглядывали меня местные жители в этом городке. Я остановилась на центральной улице и выскочила из машины, чтобы найти булочную-пекарню и кофе. На улице холодно и ветрено, ранняя весна, все местные жители в тёплых куртках, ботинках и шапках, и тут я трусцой им навстречу — в лёгкой футболке, коротких джинсах и сандалиях на босую ногу…
«Здрасьте, а где тут у вас булочная?» На меня смотрели с любопытством, как на не совсем нормальную, по-летнему одетую в такой холод, но улыбались вполне приветливо.

Следующим на нашем пути был Глен Иннес. Этот небольшой провинциальный городок запомнился мне старинной католической церковью и постройками из тёмного кирпича. Город основан выходцами из Шотландии в 1840-х годах.
Кельтская культура и традиции оставили свой отпечаток на местной архитектуре и традициях. Ежегодно здесь проводят Кельтский фестиваль с шотландской музыкой и танцами.
Выходцы из Шотландии начали здесь разведение овец много лет назад. Сейчас здесь специализируются в производстве высококачественной шерсти «мерино», которая популярна во всём мире.
Гленн Иннес также известен тем, что здесь добывают сапфиры, на приисках, расположенных не так далеко за городом. А в некоторых местах встречаются не только сапфиры, но также изумруды, цирконы, топазы, гранат и аквамарин.
Туристы за небольшую плату могут попробовать свою удачу в поиске драгоценных камней. Если бы не ледяной ветер и холод в это время года, я бы тоже посетила места добычи сапфиров. Как-нибудь в другой раз, в более тёплое время года.

От Глен Иннеса оставалось ещё несколько часов пути до Тамворс, куда мы направлялись.
Что меня определённо радует в австралийцах — это их способность видеть «изюминку» в любом месте, где бы они ни жили — в большом городе, в маленькой деревне или на дальней ферме в окружении дикой природы.
Старая поговорка «всякий кулик своё болото хвалит» применима и в Австралии тоже.
На всём пути следования по территории Новой Англии я обращала внимание на многие рекламные щиты, установленные вдоль дороги.
Особенно мне запомнился один такой рекламный щит на въезде в крошечный городок Гайра, население которого чуть больше двух тысяч человек:
«Welcome to Guyra. World’s Best shopping and Activities Centre." («Добро пожаловать в Гайра. Центр лучшего мирового шоппинга и развлечений.«)
Ну очень громкое заявление для торгового центра маленького городка!
Трудно представить себе местный торговый комплекс некой торговой меккой международного значения, конечно. Но тем не менее, Гайра играет свою роль в австралийской экономике как самый крупный производитель помидор.
В центре Гайры установлена большая скульптура барана, которая символизирует сельскохозяйственную роль этого городка в австралийской экономике.

Немного в стороне от Гайры расположен крошечный городок Юралла, рядом с ним — Армидайл, «город Университета Новой Англии и католических церквей».
В Армидайле родился мой сын, там все знают всех, люди здороваются друг с другом на улице, даже если они незнакомы. Мне было непривычно поначалу, когда незнакомые люди кивали мне в знак приветствия, здоровались и улыбались, поздравляли с малышом, когда я гуляла с коляской по городу.
А вскоре я сама стала улыбаться всем подряд и здороваться, это на самом деле совсем несложно, к хорошему быстро привыкаешь…

Наконец мы добрались доТамворс. Этот город уже много лет известен в Австралии и за её пределами благодаря ежегодным музыкальным фестивалям Кантри. Каждый год в январе сюда приезжают многие тысячи поклонников этого музыкального стиля со всей Австралии и других стран…
Первые английские переселенцы начали прибывать в нынешний Тамворс в 1830-х годах. В 1851 году недалеко от города было обнаружено золото и население начало резко увеличиваться за счёт золотоискателей. Были открыты школа, церкви, пекарня, пивоварня, магазины, банк, стала издаваться местная газета, город быстро строился и разрастался.
Интересен факт, что в 1888 году Тамворс стал первым городом в Австралии и во всём Южном полушарии, в котором была построена электростанция и проведено электричество во всём городе. В то время австралийцы называли его «городом огней».
Тамворсу удалось частично сохранить свою историческую часть в центре города, а огромная скульптура «Золотая гитара» — символ ежегодного музыкального фестиваля, стала его «визитной карточкой».

Для меня же этот город навсегда связан с памятью об Энни Кэй, о времени, проведённом вместе с ней в этих местах. Связан с её рассказами и воспоминаниями из истории её семьи, истории Австралии, человеческих судеб. Она для меня — моя Австралия, моя любовь к этой стране.
Прошло два года с тех пор, как не стало Энни Кэй, но я часто вспоминаю её, вспоминаю её слова, согревающие меня своим теплом многие годы:
«Дорогая, ты только, пожалуйста, всегда помни: я вас всех очень люблю…»


5 comments