Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Застряли на чужой войне

Во вторник группе международных экспертов в третий раз не удалось попасть на место авиакатастрофы МН 17. До этого сообщалось, что группа международных авиационных экспертов из Нидерландов и Австралии отказалась начинать работу на месте крушения малазийского авиалайнера Boeing 777 и решила вернуться в Донецк из соображений безопасности. Зачем и куда на самом деле отправились австралийцы, попытался объяснить, после первых двух попыток международных экспертов начать осмотр места крушения, журналист, бывший сотрудник австралийского Департамента международной отношений и торговли Matthew Dal Santo.

В ситуации, когда австралийские полицейские оказались в зоне войны с позволения президента Украины, но без получения необходимых полномочий от парламента этой страны, получается, что мы влезли в конфликт, понимание которого нас не заботит, пишет Matthew Dal Santo для АВС.
Австралия, прямые интересы которой до недавнего времени мало затрагивал конфликт на Украине, оказалась, по самой трагической из причин, вовлечённой в это противостояние.
Вчера, команда, состоящая из офицеров Австралийской Федеральной полиции и их голландских коллег, вынуждена была повернуть обратно при попытке добраться до места крушения МН17, когда Украина возобновила огневую атаку в этом направлении.
Австралийцы были посланы для осмотра обломков самолёта МН17 и поиска останков жертв его крушения. На деле, они оказались посреди просторов евразийской степи, очевидно, настолько отдалённой от Австралии, что ближайший консул и представительство страны, которые должны заботиться об их интересах, находятся за 1500 километров. Последний раз, когда Австралия посылала свой персонал так далеко для обеспечения безопасности, было в 1915 году в Галлиполи.

Правительство Австралии многое инвестировало в расследование, которое теперь, при возобновление атак со стороны Украины с целью завладения контролем над местом падения самолёта, может оказаться невозможным. Украинцы заявляют, что установление контроля над местностью необходимо для пресечения попыток по уничтожению следов преступления со стороны ополченцев, ополченцы обвиняют в том же самом Киев — желание захватить район для уничтожения доказательств, которые могут указывать на вину Украины.
В любом случае, превращение места крушения в поле битвы не может помочь расследованию.

Для Киева, фактически, главной целью нападения представляется блокировка удерживаемого ополченцами Донецка от российской границы. Однако, в зависимости от предпочитаемой интерпретации спонсированной Австралии резолюции Совета Безопасности ООН 2166, это Украина, а не ополченцы, теперь нарушают положение о том, что «все военные действия, включая ведущиеся армейскими группами, должны быть немедленно прекращены в районе, непосредственно прилегающем к месту крушения, в целях безопасности международного расследования».

Премьер министр Тони Эбботт попытался отделить МН17 от идущего в зоне крушения конфликта. Когда его спросили на пресс конференции в субботу о том, присоединиться ли Австралия к санкциям ЕС (в отношении России — ред.,)слухи о которых уже ходили, Эбботт ответил: «Тут две различных проблемы: проблема геополитики в Восточной Европе, и люди имеют свое мнение и некоторые страны руководствуясь этим предпринимают действия, и проблема хода операции „Вернём их домой“, и мое внимание — полностью на выполнении этой операции».
Придерживаться такого разделения будет трудно, если вообще возможно.
На прошлой неделе министр иностранных дел Австралии Бишоп не смогла добиться одобрения парламента Украины на участие офицеров Австралийской Федеральной полиции в осмотре места крушения. Согласно ее заявлению, на Украине «кризис в парламенте. Премьер-министр сложил свои полномочия, и у них огромное количество местных проблем, которые необходимо решить, затем парламент уйдёт на каникулы». Это если выражаться мягко.

На самом деле, премьер министр Украины Арсений Яценюк обвинил парламент, в который до сих пор входят члены пророссийской, популярной на юге и востоке Украины партии Регионов, (к которой принадлежал и бывший президент Янукович), в попытке противостояния ведущейся под руководством нового президента Порошенко борьбе с ополченцами. Парламентарии отказались принимать бюджетные меры, которые позволили бы выплачивать заработную плату армии после первого августа.
После сложения полномочий Яценюка, коалиция в украинском парламенте, необходимая правительству для прохождения документов, распалась.
Однако, уход Яценюка явился менее принципиальным, чем это может показаться: партия, лидером которой он является в парламенте, возглавляется Юлией Тимошенко, которая во времена Януковича была осуждена за коррупцию и лишена свободы в качестве наказания. Её освобождение было основным условием для заключения договора о свободной торговле с ЕС, этот договор и явился причиной прошлогоднего кризиса. Также Тимошенко была основным соперником действующего президента на майских выборах, отказ Яценюка от должности демонстрирует начало трёхсторонней конкуренции между Порошенко, Тимошенко и сторонниками Януковича на предстоящих парламентских выборах в ноябре.
Украина, другими словами, расколота. Парламент будет созван для голосования по ратификации «австралийской инициативы», при этом не исключена возможность (хотя и она и невысока), что в приближающуюся пятницу украинская армия, от присутствия которой будет зависеть безопасность офицеров австралийской полиции, больше не будет являться оплачиваемой воюющей силой.

Австралийская полиция теперь далеко не «в стороне» от ведущегося конфликта, столкнулась с тем, что называется «внутренние местные проблемы», связанные с междоусобной конкуренцией между представителями украинской элиты за власть и ресурсы, конкуренцией, начавшейся со времени перехода к независимости. Конкуренцией, которая подогревается и частично поддерживается культурными и политическими расхождениями между западом и востоком Украины.
Расхождения идут своими корнями не только в вековую историю российской империи и власти советов, но также сущности обретения «украинской независимости» 1991 года. Тогда «национальные демократические» силы, сконцентрированные в западном регионе Галичины, имели целью собственное освобождение от российского империализма, a приверженцы коммунистической партии, которые до сих пор популярны на востоке страны, в русскоговорящих регионах, видели независимость как единственно возможный способ защитить себя от российской демократии под руководством Бориса Ельцина, которая, после неудачи августовского путча, включала в себя и криминализацию самой коммунистической партии.
Частично, это объясняет, почему русское большинство в Крыму голосовало за независимость. Как и Донбасс, Крым был бастионом власти и влияния коммунистической партии.
Когда австралийские полицейские оказались в зоне войны с позволения президента Украины, но без получения необходимых полномочий от парламента этой страны, получается, что мы влезли в конфликт, понимание которого нас не заботит.

Кто со стороны Австралии либо Украины дал совет министру иностранных дел Австралии Бишоп, что привлечение невооружённых австралийских полицейских будет фактически возможно?
Какой совет получила министр по поводу неустойчивости правительства в Киеве?
Почему, во время своего визита в прошлую пятницу австралийский министр не получила гарантий от Порошенко в том, что военные атаки не будут возобновлены в районе места крушения?
Знала ли она, или подозревала, что Порошенко придаёт важное значение возобновлению кампании, которая противоречит положениям резолюции, которую сама Бишоп триумфально спроектировала в Нью-Йорке?
Вне зависимости от ответов на эти вопросы, успех двух австралийских инициатив — резолюции в СБ ООН и операции «Вернём их домой» — в настоящее время лежит на правильности политических и геополитических расчётов сущности кризиса. А именно смешения культурных и лингвистических составляющих на Украине, неразрешенные геополитические последствия распада СССР, но самое главное — расширение НАТО и ЕС на восток за счет интересов России в Восточной Европе.

В связи с этим возникает ряд других вопросов. Обязательство правительства Австралии по осуществлению справедливого суда над виновными в катастрофе МН 17 вызывает восхищение, но какова позиция австралийского правительства по отношению к геополитическому анализу сущности конфликта, в результате которого и произошло крушение?
Другими словами, какова политика Австралии по отношению к России? И заметьте: неприглашение Владимира Путина на саммит G20 в Брисбене в расчет не принимается.

Пока что, представляется, что Австралия была последователем американского стратегического мышления. Однако, после двух с половиной декад намёков на «партнёрства» и «перезагрузки», итоговым результатом стало превращение плохой ситуации в очень плохую. Безответственно подбадривая толпы к свержению Януковича в прошлом году, ясно, что теперь Вашингтон сам потерял контроль над ситуацией.
Забудем, однако, падение великих и властных друзей. Когда речь идет о «сначала думать, потом делать», фиаско в Донецке указывает на то, что австралийское правительство вполне способно к действиям, наносящим вред собственному персоналу.
Matthew Dal Santo is a freelance writer and foreign affairs correspondent. He previously worked for the Department of Foreign Affairs and Trade.

http://www.abc.net.au/news/2014-07-29/dal-santo-stranded-in-a-war-zone-we-dont-understand/5630636 

Статью перевела Алла Павленко.


1 comment