Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

По Австралии - вслед за Паганелем

Моя Австралия

Случайно на ноже карманном
Найди песчинку дальних стран-
И сразу мир предстанет странным,
Закутанным в цветной туман.
А.Блок

У многих моих знакомых при слове " Австралия» действительно возникают «странные» для наших широт ассоциации: коала, эму, муравьед, утконос, кенгуру… «Кенгуру» - особенно часто. Но ведь общеизвестно*, что когда-то давным-давно на вопрос первых европейцев, что это за животное, аборигены ответили: «Кенгуру!» - то есть: " Не понимаю!» (правильно это животное называется валлабис). А гости из Европы решили, что это и есть название диковинного зверя. Так и путешествует по миру такое наименование самого большого (но не единственного!) сумчатого животного. А ведь «кенгуру» — «не понимаю» можно отнести ко всему замечательному континенту-стране Австралия.

Впервые про Австралию я прочла в романе Жюля Верна «Дети капитана Гранта»:
«Этот край — самый любопытный на всём земном шаре! Его возникновение, природа, растения, климат, его грядущее исчезновение — всё это удивляло, удивляет и удивит всех учёных мира. Представьте себе, друзья мои, материк, который, образовываясь, поднимался из морских волн не своей центральной частью, а краями, как какое-то гигантское кольцо… где деревья теряют не листья, а кору, где листья… не дают тени,
…где леса низкорослы, а травы гигантской высоты… где у четвероногих имеются клювы… Большинство болезней, начиная от тифа и кончая корью…, здесь неизвестно… Здесь климат… благотворно действует на нравственность… В Австралии все люди делаются лучше… Ученый-ботаник Гримар имел полное основание выразиться о ней так: „Вот она, Австралия, какая-то пародия на мировые законы или, вернее сказать, вызов, брошенный в лицо остальному миру!“»
Согласитесь, трудно описать заманчивее и эмоциональнее зелёный материк! И всё же это Австралия французского писателя ХIХ века Жюля Верна, вернее, его замечательного героя, рассеянного ученого Жака Паганеля. И, несомненно, эта Австралия притягивает, завораживает, зовёт…

Все последующие сведения были лишь подтверждением слов Паганеля. Так, этот огромный остров, оказывается, будучи самым плоским материком, оказался, милостию Божьей, нетронутым во времена мирового потопа(!) Именно Австралия объявлена учёными музеем живых ископаемых. Ведь больше нигде не водятся ехидны, утконосы, коалы, муравьеды и те же кенгуру… Не иначе как райское место на Земле, поэтому здесь проживают райские птицы и радуются жизни птицы, смеющиеся при восходе солнца или плачущие вечером при его заходе… Здесь ВСЁ живёт и выживает, примером чему являются заполонившие страну кролики или верблюды, привезённые сюда, чтобы перевозить по засушливой пустыне разные грузы и расплодившиеся так, что их пришлось отстреливать…
В моём восприятии Австралия оставалась загадочной, парадоксальной, нелогичной, но от этого всё более притягательной… И путешествие на этот зелёный материк становится моей заветной мечтой зелёного цвета…

Оказывается, мечты действительно способны сбываться! Волей обстоятельств моя дочь выходит замуж за прекрасного человека, австралийца по рождению, и вскоре они приглашают меня в гости. Я отправляюсь в сказочное путешествие, удивительно легко пройдя всякие формальности с получением визы, на целых два месяца! Теперь мне самой предстояло либо убедиться в правоте Жака Паганеля, либо опровергнуть его суждения об этой части света. Да ведь и в самом деле, выводам классика приключенческого и фантастического жанра уже более полутора столетий! Неужели всё, о чём он пишет, продолжает характеризовать и современную Австралию?!
Что увижу и пойму я? Какая она — МОЯ АВСТРАЛИЯ?

В том, что природа здесь по-прежнему избыточно щедрая, насыщенно — зеленая и густо населённая всякой живностью, убедилась уже по дороге из аэропорта Брисбен в
Голд Кост. В свете фар мелькали фигурки многочисленных животных, а по обеим сторонам дороги шелестели зелёные кустарники, хотя была середина июня — разгар австралийской зимы.

Всё, о чём писал Жюль Верн, подтверждалось на каждом шагу:
бесчисленное количество парков, заповедников и девственных лесов с диковинными зверями и птицами восхищает и даже обескураживает. Ведь здесь создать заповедник проще простого: только стоит оградить участок земли… По-хорошему умиляет отношение жителей ко всему живому — растениям, насекомым, животным.
Целый месяц меня развлекала семья дочери, вывозя в различные бесподобно красочные места этой парадоксальной страны. Восторг вызвали путешествие в открытый океан и наблюдение за играми китов, ручные попугаи, пушистые камни, висящие на эвкалиптах — коалы, прирученные кенгуру, муравьеды и всевозможные
дивные представители животных земли обетованной. Лучше ученого-зоолога Паганеля, как я поняла, никто не рассказал о природе Австралии.

И всё же любую страну прежде всего характеризуют её граждане. Здесь во взаимоотношениях людей видно столько теплоты и участия, что мне, россиянке, не избалованной повседневной вежливостью сограждан, всё время было приятно ходить по городу, улыбаясь прохожим, отвечая на их приветствия. А может, меня просто тянуло к хорошим людям…
И таких людей немало встречалось повсюду в Голд Косте. Культура нации ведь определяется по отношению к природе, искусству, книгам. После путешествий по паркам и заповедникам приятно погрузиться в тишину и уют библиотек. Несмотря на небольшое количество изданий на русском языке, я, как учитель литературы, воспитанная на русской классике, нашла для себя интересных авторов, с удовольствием прочла женские романы Е. Вильмонт, М. Метлицкой, М. Башкирцевой и переводные произведения Дж. Уобстер, Э.Бронте, Э.Диксон. В целом меня порадовала подборка книг на русском.
В залы библиотек привлекали не только книги, но и беседы о них, проводимые в тесном кругу книгочеев, и детские праздники, на которых ребятишки пели песни, читали стихи. Не хотелось уходить домой. Возвышенное, просветлённое состояние, дающее радостное, праздничное мироощущение, не покидало меня в эти минуты.
А потом, прогуливаясь по берегу океана, томящего новизной ощущений, манящего недосказанностью чего-то важного, зовущего к себе, я даже мало удивилась видению под алыми парусами, но восхитилась и поверила в присутствие чуда в моей жизни — материализацию гриновской мечты — доверительно-светлой, волнующей, сближающей людские души…
Ну разве не сказка?! Сказка! Ну разве не волшебство?! Волшебство! Ну разве не Австралия?! Австралия!
Книги, тишина библиотек, прерываемая эмоциональными возгласами и детским смехом, таинственный океан и живущие в реальной жизни герои Грина-это моя Австралия.

А вот ещё. Как-то, зайдя в парк, я услышала звуки джаза и пошла, ведомая переливами саксофона. О восторг! Джазовый оркестр играл " Маленький цветок».
Как пленительна была мелодия, как очарованы были зрители! И прорвалась из души моей в мир то ли грусть, то ли радость — но прежде всего — благодарность и оркестру, и слушателям, и автору музыки, и стране, где понимается и принимается каждый, сообразно своим увлечениям и настроению. Джазовый наигрыш, вырванный из австралийских парков продолжает звучать в моей душе и сейчас, сквозь время…

Неподдельное восхищение вызывают австралийские супружеские пары, в которых каждый из спутников явно перешагнул своё 85-летие. Как трогательно держат они друг друга за руку, как заботливо мужчины очищают дорожки перед своими спутницами или набрасывают им на плечи пледы! Когда я наблюдала за ними, в
душе моей крепла радость и вера в целесообразность жизни человека.
Видимо, секрет долголетия жителей Австралии как раз и заключается в бережном отношении друг к другу близких людей. Не случайно, по последним данным, именно учёные Зелёного материка создали эффективное средство излечения онкологических заболеваний.

Все эти наблюдения и впечатления создают благостное ощущение гармонии. В Австралии я находилась вдали от всего, что тревожило, невольно вызывало грустные воспоминания, втягивало в отчаянные состояния, навевало мысли, от которых хотелось бежать сломя голову. После затянувшегося душевного смятения обрела я
здесь покой и гармонию.
Доброжелательная, весёлая, здоровая страна долгожителей, край всеобщего процветания и стабильного благополучия, где утоляются печали и рождается Радость, — это и есть моя Австралия.

Н. Дмитриева. Россия, г. Уфа.

* Прим.ред. Последние годы ученые, изучающие древние языки аборигенов, считают, что это скорее миф или легенда.


Ваш комментарий