Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Удивительный остров

Искра Рычагова и Лев Натапов «Этот остров похож на гигантский корабль, стоящий на якоре неведомо где, окруженный вечностью». Ф. Кинг — Губернатор колонии Новый Южный Уэльс

Самолëт приземлился и покатился по посадочной полосе. Мы с небольшой группой туристов прилетели на австралийский остров Норфолк.
Крошечный базальтовый остров, расположенный посреди Тихого океана, в 1700 километрах к северо-востоку от Сиднея, имеет непростую историю. Он был обнаружен капитаном Джеймсом Куком в 1774 году во время его долгого второго кругосветного плавания и поразил своей растительностью. Всюду поднимались огромные стройные деревья, получившие впоследствии название Норфолкская сосна (Araucaria heterophylla). Пораженный Кук восхищенно воскликнул: «Мой Бог, какой прекрасный мачтовый лес!». Кроме того, он обнаружил здесь заросли дикого льна, пригодного для плетения корабельных канатов.
Великий мореход поднял здесь английский флаг и объявил этот
необитаемый остров принадлежностью Владычицы морей — Британии.

Желание посетить его появилось у нас после прочтения романа жительницы острова — знаменитой австралийской писательницы Колин Маккалоу «Мorgan’s run». Она рассказала о драматической судьбе заключенного Ричарда Моргана, прямого предка еë мужа, сосланного в далëкую колонию на остров Норфолк. Живо и увлекательно написанный роман (переведен на русский язык) давал представление о жизни Англии конца XVIII века, ужасах многомесячной транспортировки в трюмах кораблей и судьбе первых поселенцев.
Колония Новый Южный Уэльс, основанная в январе 1788 года капитаном Первого Флота и первым еë Губернатором Артуром Филлипом, испытывала невероятные трудности существования: встреча с чуждой природой, непригодность местного леса для строительства, скудость почв для выращивания урожая и беспощадная летнняя жара.
И уже через две с половиной недели после провозглашения колонии Новый Южный Уэльс А.Филлип, знавший об открытии и достоинствах острова Норфолк из отчета Джеймса Кука, отправил туда своего лейтенанта Филипа Кинга. На корабле кроме команды плыла группа из 22 заключенных и свободных поселенцев.
Кинг, встречавшийся с французским капитаном Лаперузом, который не смог высадиться на Норфолке из-за опасного прибоя, услышал от него, что «это местo пригодно лишь для ангелов и орлов».
Этот небольшой (8×5 км) остров возник три миллиона лет тому назад в результате вулканического извержения и сложен, в основном, базальтами, источником плодородной почвы, а также в меньшем количестве — известняками.

Мы проснулись ранним утром под необычный шум огромных
сосен, вышли на открытую веранду и восторженно замерли. Мы находились на вершине зеленого холма, склон которого сбегал к океану. Удивительный покой царил вокруг…
Кинг и его спутники благополучно сошли на берег 6 марта 1788 года. Им предстояло создать здесь самостоятельную колонию и выполнять наказ короля Георга III — «оградить остров от всяких посягательств других европейцев». Фатальным недостатком этого места оказалось отсутствие спокойной гавани. И, в марте 1790 года здесь произошла трагедия — на рифах разбился флагман Первого Флота, крупный военный корабль «Сириус».

Все на этом острове тесно связано с ранней историей заселения Австралии.
Первое время жители острова страдали от голода и их спасaли яйца и мясо птиц и гигантских морских черепах. На Норфолк стали прибывать новые узники и морские пехотинцы из голодающего Сиднея. Корабли, привозившие их, бросали якорь вдали от берега и высадка происходила на шлюпках через узкий проход между рифами.
Заключенные вырубали и распиливали норфолкские сосны для основной колонии, выращивали овощи и зерно, разводили коз и свиней и отправляли продовольствие в Сидней. Жизнь заключенных была не очень суровой — не было тюрьмы и им даже разрешали заводить семьи, но их безжалостно пороли за провинности и сурово пресекали все попытки бунтовать.
Это Первое поселение просуществовало до начала 1814 года, когда правительство в Лондоне распорядилось закрыть его, как
невыгодное.
Нам удалось разыскать памятную плиту на месте первого кладбища, участки первых поселенцев и даже землю Ричарда Моргана, о котором писала К. Маккалоу.
Гораздо больше нам удалось узнать о Втором поселении,
просуществовавшем с 1824 по 1856 годы, когда Лондон приказал организовать на острове колонию для особо злостных преступников. И на долгие 30 лет остров превратился в суровую каторгу. О ней напоминает cтарый поселок Кингстон, построенный из cветлого пористого известняка, где сохранились стены и руины тюрем, мельницы, солеварни, ряд построенных заключенными коттеджей для коменданта, чиновников и успешных первых поселенцев.

Губернатор Дарлинг приказал вывезти отсюда всех женщин вплоть до солдатских жен. Заключенных заставляли носить тяжелые кандалы, нещадно пороли за малейшие нарушения, а зачинщиков расстреливали. Сильное впечатление произвело на нас выразительное шоу «Звук и Свет».
Мы медленно ехали в автобусе по погруженному в темноту Кингстону и из динамиков звучал рассказ о тяжкой жизни заключенных. Раз за разом вспыхивал свет прожекторов, и за окнами автобуса возникали живые картины, где роли исполняли волонтеры на фоне руин сохранившихся тюремных зданий. Закованных в тяжелые железные цепи узников вели на работу, пороли, швыряли в карцер. А когда они во время ремонта моста, не выдержав издевательств злого надсмотрщика, убили и затем замуровали его, несчастных расстреляли. Этот мост с мрачным именем «кровавый» (Bloody Bridge), стоит и поныне. Мы долго бродили среди руин тюрьмы и старому поселку Кингстон и думали о жизни бедных людей, которые томились здесь долгие годы без надежды когда-нибудь выбраться с этого, окруженного океаном проклятого острова. В середине 1856 года Норфолк опять опустел. Заключенных по приказу из Лондона перевезли в колонию на Тасмании.
Но через 9 лет правительство королевы Виктории вновь вспомнило об острове Норфолк в связи с драматическими обстоятельствами.

В далеком 1789 году, на судне «Баунти», направлявшемся в Вест Индию, вспыхнул бунт против капитана Уильяма Блая. Его и еще 18 человек бунтовщики высадили в открытом океане в шлюпку, а сами уплыли в сторону Таити. Блаю, несмотря на отсутствие карт, удалось совершить переход длиной в 6700 км, добраться до острова Тимор и навсегда войти в историю мореплавания. А мятежники вернулись на Таити, где разделились. Часть их осталась в этом райском месте, где их вскоре арестовали, доставили в Англию и повесили на реях. А 9 человек под водительством организатора бунта Флетчера Христиана, прихватив с собой таитянок и нескольких местных мужчин, уплыли на восток в сторону от морских дорог. Об их судьбе ничего не было слышно до 1808 года, когда американский китобой подошел пополнить запасы воды к крошечному необитаемому острову Питкэрн (в 6400 км от Норфолка). Его команда с изумлением обнаружила там англичанина Джона Адамса, последнего из моряков, уплывших на «Баунти». Он рассказал, что беглецы сожгли «Баунти», чтобы не привлечь внимания проходящих кораблей и пресечь попытки покинуть островок. Мужчины погибли в ссорах, но они успели завести семьи и на острове жили их многочисленные дети, обращенные Адамсом в христианство. И вот, через 40 лет после обнаружения этих людей, говорящих на странном англо-таитянском языке, по повелению Королевы Виктории было решено перевезти их на Норфолк и наделить земельными участками.

С момента появления здесь питкэрнианцев 8 июня 1856 года и началась история Третьего поселения, жители которого были свободными людьми. Поэтому 8 июня ежегодно празднуется как День острова. Сегодня это самоуправляемая австралийская территория, на которой британскую Королеву представляет генерал-губернатор Австралии. Здесь постоянно живет около 2300 человек.
На центральной улице — Burnt Pine современной столицы острова — Кингстон мы любовались монументом в память этих переселенцев. Под изящной скульптурой «Баунти» помещена плита с именами 192-х прибывших сюда питкэрнианцев, среди которых 42 носили фамилию Христиансен. Ныне потомки этих метисов в основном и населяют остров Норфолк.
В музее на берегу мы не только почувствовали себя свидетелями трагедии «Сириуса», но и с увлечением посмотрели фильм о подъеме аквалангистами пушек и якорей затонувшего судна.
Красочная циклорама двух талантливых австралийских художниц, сделанная с любовью и большим вкусом посвящена целиком драматической судьбе «Баунти» и истории заселения острова Норфолк питкэрнийцами.

Мы объехали весь остров, побывали на вершине горы Питта, откуда открывaлась восхитительная круговая панорама,
подходили к впечатляющим базальтовым обрывам, фотографировали небольшие глубокие бухты и любовались
очаровательными пейзажами внутри острова. Кроме величественных араукарий (символ острова на его флаге), так восхитивших капитана Кука, мы повсюду видели и густые заросли дикого льна, не оправдавшие к сожалению его надежд. Наше внимание привлекли высокие деревья с пирамидальной кроной и обильными ярко-розовыми цветами. Это — Norfolk Island Hibiscus (Lagunaria patersonii) — местное растение, впервые описанное на этом острове в 1792 году и отнесенное к семейству мальвовых как и другие великолепные кусты хибискусов. Их яркие крупные цветы с каплями росы каждое утро украшали наш стол в ресторане. Стройные декоративные пальмы Кентия (Howeas) c изящными изогнутыми фрондами здесь выращивают специально для сбора и продажи семян. Сегодня все эти растения, устойчивые к соленому воздуху украшают наш Сидней и многие города восточной Австралии.

Последний вечер на острове преподнес нам неожиданный сюрприз. За час до прощального ужина в ресторане нам принесли белые арестантские штаны и рубахи с черными пиковыми тузами. Ужин, на котором присутствовало множество
новоиспеченных «арестантов» из разных стран, проходил шумно и весело. Порядок поддерживали облаченные в старинные красные формы «офицеры». Все плясали свои народные танцы и пели. А наша небольшая группа исполнила подходящую к случаю песню о тюрьме «Таганка».
В разгар веселья в зале появился «Комендант острова», который в конце вечера огласил приказ короля Георга III о том, что он дарит всем арестантам свободу, что было встречено восторженными ликующими криками.

Мы покидали Норфолк, переполненные теплыми чувствами к этому удивительному острову и его дружелюбным жителям.
Этот крошечный кусочек суши посреди бескрайнего океана стоит посетить тем, кого тронула драматическая история этих мест и кто обладает способностью восхититься и замереть от безграничных просторов, густого воздуха, насыщенного океаническими брызгами, и великолепной природой.
Побывайте на этом острове, который остался далеко в океане, обдуваемый всеми ветрами и напоминая о тех временах, когда, как поэтично написал житель каторжного поселения, «среди шелеста сосен и шума вздымающихся волн слышался издалека стон человека».


Ваш комментарий