Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Куда деваются носки?

Фельетон

— Где мои носки?- прогремел голос Григория Яковлевича, — Мария, я тебя спрашиваю, где мои носки?
В доме через дорогу на крик высунулись две любопытные соседские головы, с интересом глядя в сторону двухэтажного особняка, откуда доносился голос. А тем временем, с лицом, перекошенным от страха и волнения, предстала перед грозным мужем Мария Петровна, или запросто Машенька, нервно теребя в руках кухонное полотенце.

— Гришенька, иди на кухню, я тебе твой любимый завтрак приготовила, — робко пролепетала она.- Кофе то уже, наверное, остыло!
— Я тебя спрашиваю: где мои носки? — повторил «Гришенька», на этот раз намного мягче. — Что ты с ними сделала?
В руках у Григория Яковлевича болталось два носка — один синий, а другой коричневый.
— Тебе хочется, чтобы я в таком виде пошел на работу? В носках разного цвета, чтобы надо мной потом все смеялись? — в упор глядя на жену недобрым взглядом, продолжал он, уже слегка охрипшим голосом.
— Понимаешь, Гришуля, миленький мой, — начала оправдываться Машенька.
— Ничего не понимаю и понимать не хочу. Где мои носки?
— Потерялись твои носки, — на одном дыхании выпалила жена.- Тю-тю… Понимаешь, дело такое…
— Нет у меня времени понимать, я опаздываю на работу, — отрезал Григорий Яковлевич и натянул на ноги злополучные носки. Затем, всунув ноги в любимые ботинки — чёрные лакерцы с пряжками он, слегка пошатываясь в обе стороны после вчерашней очередной попойки с друзьями в пабе, уверенным шагом направился к выходу.

Когда муж уехал, Машенька в изнеможении плюхнулась на диван, мысленно перебирая события прошлого дня. Рассеянно устремив взгляд на окно, ведущее в сад, она без труда представила себе картинку, как вчера автоматически и, по заученной годами привычке, загрузила грязным бельём стиральную машину. Машина, как и ей полагалось, выполнила свои обязанности и по окончании процесса остановилась. Но когда Машенька вытащила из нее выстиранное белье, оказалось, что каждая пара из двух пар носков потеряла по одному своему брату — носку. Таким образом, осталась одна пара разных носков. Не веря своим глазам, Машенька тщательно и несколько раз прощупала барабан машины, а, когда окончательно убедилась, что внутри ничего не оставалось, высушила носки, свернула их вместе и положила рядом с готовым для смены нижним бельём Григория Яковлевича.

Приехав на работу, где он был большим начальником, Григорий Яковлевич, нарочито быстро прошагал в свой кабинет, дабы никто из подчиненных не заметил на нем разных носков, закрыл за собой дверь и вызвал секретаршу — «подругу дней своих суровых», как он ее называл ласково и тайно, когда кроме них двоих никого не было рядом.
— Зиночка, — произнёс он сладким голосом, — сбегай пожалуйста в магазин и купи мне пару носков. А лучше всего две пары.
Зиночка с нескрываемым удивлением взглянула на своего любимого начальника и спросила своим детским голоском:
— Носки? Зачем тебе носки, Гриня? Может, вместо этого бутылочку виски купить?
— Вот зачем, Зинуль, — и Григорий Яковлевич выдвинул, словно на выставку, ноги в разных носках.
Зиночка, скромно прикрыв рот ладошкой, хихикнула.
— Разведусь за такие дела с моей стервой-женой и женюсь на тебе, — пообещал Григорий Яковлевич и, довольный своей собственной остротой, громко хрюкнул.
Зиночка звонко чмокнула начальника в щёку, бросила на него влюблённый взгляд и, полная счастья, с лёгкостью бабочки, выпорхнула из кабинета.

А в эту самую минуту, сидя на широченной кровати в спальне и нервно поглощая одну за другой шоколадные конфеты, Машенька набирала номер телефона своей подруги Кати.
— У меня большая, пребольшая проблема, Катюша, — нервно прожевывая очередную конфету, призналась Машенька подруге, — я снова потеряла Гришкины носки! Но вся беда в том, что на этот раз он заметил разницу и устроил мне головомойку.
— Что значит «потеряла»? Где? — спросила Катя.
— Как где? Разве ты уже забыла! В этой проклятой стиральной машине, вот где! И не в первый раз. Думала, что мой пьяница не заметит и отправится, как бывало раньше в разных носках на работу. Да не тут то было! Заметил, мерзавец! И скандал устроил. Ты бы только слышала, как он на меня кричал и какими называл словами!
— Ты не волнуйся, — ответила подруга, -успокойся. Не стоит из-за такой мелочи себе портить настроение. Ну, потерялись носки — большое дело! Люди большее теряют! И ты — не одна такая. Вот Зина свой бюстгальтер недавно потеряла, а где потеряла, не припомнит! А я только что разговаривала по телефону с Леной Печонкиной, у нее точно такая же проблема, что и у тебя. Вчера целых трое носков исчезло в стиральной машине, и, главное, по одному из каждой пары. И она не беспокоится. Напротив, она хохочет, как сумасшедшая. А позавчера мне Галя позвонила, помнишь, та, что замуж за Петьку — прохвоста вышла… У неё тоже трое носков потерялось, как и у Лены…
— Что же тут происходит? — испуганно спросила Машенька.- Если дальше так пойдет, то вообще никогда в жизни носками не напасешься!
— Не знаю. Ума не приложу. Одно знаю — мистика происходит.

Прошла неделя. Машенька, обзвонив десяток других подруг узнала, что её проблема далеко не уникальна и что у каждой из них таинственно исчезли в стиральных машинах носки их мужей. Никто из женщин до сих пор не придал случившемуся особого значения, хотя некоторые из них, уже начали немного беспокоиться. А так как потери носков возмещались покупками новых и похожих на старые, ни один из мужей не заметил подмены.
Прошел ещё и месяц. Проблема исчезновения носков с каждым новым днём обретала более усложнённый характер. В супермаркетах и на улицах города потерпевшие потери, а это, главным образом были несчастные женщины, ведь по традиции на их плечах лежала ответственность за стирку белья, группами обсуждали пропажу носков в поисках ответов и взаимной моральной поддержки. Но, как ни странно, ответов не находилось. Просто-напросто никто из пострадавших не имел представления, куда и почему после стирки исчезают носки.
Между тем, продажа носков в магазинах возросла в три раза, а вместе с этим, как и полагалось ожидать, удвоилась их цена. В центре города открылся новый, оригинальный магазин с хитроумным названием «Носки и только носки» , в котором продавались носки не только парами, а также и особыми комплектами, как: «Пара носков, плюс один носок». Последняя инновация пользовалась особым успехом, так как покупатели считали, что этаким способом они смогут преодолеть свои проблемы.

А когда, наконец, местная газета «Городские новости» решила напечатать передовицу под заголовком «Стиральные машины — потенциальные носкоеды», в городе возникла паника. Во-первых, продажа стиральных машин резко упала. Во-вторых, более находчивые люди начали стирать носки по старинке, вручную и на деревянных стиральных досках, изготовленных в Индии.
Стали чаще вызываться механики — знатоки по стиральным машинам, их задача была разобрать машину на части, чтобы добраться до истины — куда пропадают носки и по какой причине.
Само собой разумеется, что спрос на механиков возрос до такой степени, что приходилось записываться на вызовы за три месяца вперед. Приехав, механик разбирал стиральную машины до последнего винтика, копался в ней, но пропавших носков так и не находил. Воспользовавшись возникнувшим положением, механики установили новый тариф: «за разборку машины — сто долларов, а за обратную сборку 150». Часто случалось, что у кого-то не доставало денег, чтобы заплатить за сборку, в таких случаях машины оставлялись разобранными до лучших времён.
Носки продолжали исчезать, но, привыкший к сложившейся ситуации, народ уже не реагировал так остро, как прежде. На воскресных рынках, словно из-под земли, выросли лотки с носками — одиночками, где было возможно подобрать себе пару к потерянному единичному носку. Это мероприятие оказалось весьма популярным, так как искатели успешно и чаще всего находили пару своему носку. Параллельно и почти одновременно открылось Общество Взаимного Обмена Носками (ОВОН), где на добровольных началах, в заброшенных пакгаузах города, собирались все, у кого стиральные машины похитили носки.
А мэр город Денис Халабуда этим временем тайком посмеивался, считая эту суматоху с носками плодом воображения, пока ему самому не пришлось испытать растущее бедствие на собственной шкуре. Потеряв в своей импортной стиральной машине в течение одной недели, минимум, восемь пар шёлковых носков итальянского производства, он, крайне угнетённый, велел организовать «Комиссию по делу о пропажи носков в стиральных машинах».

Комиссия была собрана из двух пожилых детективов в отставке и одного опытного ясновидца и с рвением принялась за работу.
И уже спустя три недели в газете «Городские новости» появилось следующее заявление:
«Комиссия по делу о пропажи носков в стиральных машинах доводит до сведения населения города, что процесс расследования исчезновения носков пока ещё не принёс конкретных результатов. Тем не менее, у Комиссии уже есть поводы для подозрения, что носки похищаются гремлинами — этакими злыми гномиками».
Сделав это заявление, Комиссия успокоилась и больше о ней ничего не было слышно.
Спустя некоторое время небольшая группа местных академиков и учёных активно подключилась к аналитическому расследованию наболевшего вопроса. Были написаны десятки диссертаций, выдвигая самые невероятные версии причин для исчезновения носков.
Но, несмотря на усилия самых выдающихся умов учёных и академиков ничего конкретного не было найдено. В конечном результате группа поместила статью в газете, в которой утверждалось, что возможность похищения носков злыми гремлинами уже не такая отдалённая от реальности, как это всем кажется.

Таким образом, тайна пропажи носков в стиральных машинах остаётся неразрешённой и по сей день. Может, всё-таки, когда-нибудь найдётся ответ. А пока что нужно надеяться и ждать. Ведь недаром в народе говорится, что всё приходит к тем, кто умеет ждать!


Ваш комментарий