Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Долина виноделов и австралийские бэтмэны

В Австралии ходят вниз головой. И вода утекает в другую сторону, против часовой стрелки. И звезды на небе другие. Зимой – лето, летом – зима. На закате в эвкалиптовых кронах назначают друг другу свидания белые и черные какаду, а с наступлением темноты стаи ночных бэтмэнов вылетают из своих укрытий. Скрипучий белый песок, сверчки и шум прибоя... Все это хочется унести с собой на память из Парка Юрского периода.

Парк Юрского Периода

Австралия - страна возможностей, неожиданностей и вызова. Люди легкие, простые, открытые. Природа дикая, ядовитая, стихийная. Пожалуй, только аборигены могут похвастаться знанием своей земли, ее законов и скрытых смыслов. Но аборигенов нынче, если и встретишь, не распознаешь. Их культуру и язык  вытеснила британская корона, оставив только единицам в наследство легкую походку, львиную стать, крепкую кость, кудри и огненный взор. Резерваций, как в Америке, не существует, напротив аборигены, обладатели природной, передававшейся из поколения в поколение мудрости, имеют ряд преимуществ по праву старшинства. Так, в самое сердце страны, к священной горе Улуру невзначай не подойти, без разрешения аборигенов, неизменно чтущих и оберегающих свою реликвию.

Каждый уголок Австралии имеет свой привкус. В центре материка -  пустыня, а вокруг – океан, и днем и ночью таящий опасность в виде акул и волн. За культурой надо ехать в Мельбурн, за политикой – в Канберру. За вином – в долину Хантер. Для любителей мегаполисов подойдет и Перт. Сидней сочетает все и понемногу. Остальное в Австралии – нетронутые, нехоженые джунгли, где растут вековечные папоротниковые пальмы и эвкалиптовые гиганты. Именно флора и фауна создают уникальный облик Австралии, ради которого стоит хотя бы раз в жизни совершить кругосветный полет. 

Но не будем внедряться в сердце страны, дабы не тревожить дух Улуру, а отправимся в штат Новый Южный Уэльс, знаменитый своими винодельнями, «бушами» и городом Сиднеем, излюбленным пунктом туристического паломничества. Эти земли были открыты Джеймсом Куком в 1770 году во время его кругосветного плавания.

 

Голубые горы

Любители хайкинга приезжают в Новый Южный Уэльс ради Голубых гор. Этот популярный национальный парк представляет собой изрезанное крутыми ущельями плато. Голубые горы спокон веков были местом обитания аборигенов. Так, в двух часах езды от Сиднея расположен аборигенский поселок Катумба, знаменитый своими эвкалиптовыми джунглями и скальным массивом «Три сестры». Название поселка, означающее «Сверкающий водопад», указывает на одну из местных красот.

Согласно древней легенде, в долине Джемисон жило три сестры из племени Катумба. Звали их Ганнеду, Вимла и Михни. Однажды полюбили девушки трех братьев из племени Непин. Но, по закону, они не имели права выйти за них замуж. Тогда братья решили выкрасть возлюбленных, спровоцировав кровавую битву между племенами. Чтобы спасти сестер от тяжелой участи, благородный шаман Катумбы обратил их в три скалистые вершины. Во время битвы шаман был смертельно ранен и унес с собой в могилу тайну заклятия, оставив девушек навеки запертыми в камень.

Другая история о происхождении скал не менее трагична, хотя в ней и нет любовной подоплеки. Согласно этой версии, девушек заколдовал их собственный отец, чтобы уберечь от чудовища. Но спасаясь бегством, сам он превратился в птицу и потерял волшебную кость, без которой не смог расколдовать дочерей. В память о девушках скалы так и называются: Ганнеду, Вимла и Михни.

 

Долина виноделов

Долина реки Хантер или «Охотничья долина» простирается через весь штат Новый Южный Уэльс. Большая часть населения живет в прибрежных городах Ньюкасл и Лэйк Маккуэри. Угольная промышленность и виноделье – главные источники доходов в долине. Здесь производят знаменитые на весь мир вина – Каберне, Пино-Нуар, Шираз, Рислинг, Мерло, популярные смешанные сорта – Каб-Мерло, Каб-Сав и австралийские сорта - Семиллон, Тарранго и Сиенну. В долине можно насладиться видами и продегустировать вина от молодых до многолетней выдержки. И даже сыграть свадьбу.

В устье реки Хантер расположился город Ньюкасл, постепенно преобразующийся из угольного порта в курорт. В Ньюкасл приезжают на каникулы. Винные бутики, арт-галереи, букинистические и антикварные лавки, бары и лучшие пляжи. В шторм пользуются особым спросом вырубленные в скалах естественные «океанские» бассейны с морской водой. А еще город знаменит своей Консерваторией и Университетом, вошедшим в список престижных ВУЗов мира.

 

Британская корона

Несмотря на этническое и культурное разнообразие, нависшая над страной британская корона, ощущается в мелочах. Во-первых, это левостороннее движение. Во-вторых, отсутствие национальной кухни и пивная культура. Кроме того, корона наложила сильный отпечаток на архитектурный профиль страны. Названия заимствованы из британского атласа. Оторванные от родной земли первые поселенцы пытались повторить свою малую родину. Так, в Сиднее есть свои Кингс Кросс, Гайд-Парк, Ватерлоо, Паддингтон, свой музей Мадам Тюссо и Чайнатаун. 

В старой застройке викторианский стиль соседствует с типичными английскими таун-хаусами и так называемой террасной архитектурой – это небольшие частные дома, от двух до трех этажей с широкими выносными балконами и полукруглыми деревянными козырьками. Из британского урбанистического наследия – кирпичные бараки, разработанные в Туманном Альбионе в качестве бюджетного жилья для рабочего класса. Кроме того, австралийцы придумали свою версию стиля Модерн. В первую очередь, это рестораны и мотели, а иногда даже и административные и культурные учреждения.     

И все же, австралийцы обскакали британцев. Они никогда не встречают по одежке, а из ежедневного семейного ритуала уже давно выпало священное пятичасовое чаепитие. За их приветливостью не скрывается подводных камней. Особенности произношения, лексикона и гардероба не имеют значения ни в партнерских, ни в личных отношениях. Отсутствие кастовой системы и расового превосходства сделало общество демократичным и открытым. Однако к таким достижениям Австралия пришла совсем недавно. Говорят, еще в середине 20 века британцы, по принципу «кто успел, тот и съел» - держали в своих руках бразды правления, вытесняя итальянцев, голландцев и других свежих переселенцев.   

Австралийцы народ стихийный. Они напоминают русских и американцев - широтой натуры и общительностью. Это лучшие черты. Побочная сторона стихии - пристрастие к алкоголю и расслабленность. Территория настолько обширна и пуста, что отпадает надобность в конкуренции, а каждый встречный воспринимается как друг, словно вас выбросило на необитаемый остров, где нужно держаться вместе, чтобы выжить.

 

 

Австралийские бэтмэны

Отдыхают австралийцы почти всегда на океане, семьями или большими дружными компаниями. Самый распространенный вид спорта – серфинг. Альтернатива – поход в лес, в горы с палаткой, для уединения с природой. Благо, есть все условия для того, чтобы почувствовать себя первобытным человеком. Словно этот мир только что покинули птеродактили и динозавры. Поэтому даже на отдыхе приходится сохранять бдительность. Этот край плодороден не только для иммигрантов со всего света, но и для всякой живой твари, которая плодится и растет как на дрожжах. В океане водятся акулы, в лесах – комары и змеи, в дома заглядывают пауки, муравьи и тараканы. Из разряда высших существ - кенгуру и коалы, но встретить их не так просто. Они существа не публичные. На рандеву с ними можно рассчитывать только в зоопарках, либо на ранчо. Кенгуру – ангелоподобные, утонченные создания, подойдут к вам на расстоянии вытянутой руки, если вы протяните им кусок хлебы. А погладить сможете только коалу, и то в специально отведенные часы. Эти вечно жующие эвкалиптовые листья плюшевые мишки, излучают столько радости, что за один сеанс объятий вы пополните запас серотонина на целый год.     

Из птиц чаще всего встречаются какаду – белые попугаи с желтыми хохолками или черные – с красными хохолками. На закате они слетаются стаями для любовных игр и кричат как резаные поросята. А с наступлением темноты над головой проносятся гигантские летучие лисицы, разновидность летучих мышей. Они как бэтмэны вылетают на ночную охоту. На вид кровожадные, с волосатыми головами, острыми клыками и размахом крыльев до двух метров, на самом деле они безобидны и, как говорят, умны, а питаются только плодами и цветами.   

 

 

Сидней

Современная Австралия начиналась с Сиднея, первого колониального поселения, основанного в 1788 году Артуром Филиппом, возглавлявшим тогда Британский флот. Город чуть было не назвали Альбионом, однако в последний момент было принято решение именовать его в честь министра колоний лорда Сиднея. За городом надолго закрепился статус места ссылки заключенных, ведь добровольно на край света никто не отважился бы отправиться. Путешествие на корабле из Европы в один конец могло занять от нескольких месяцев до года. Да и трудно было осваивать новые земли, строить цивилизацию.

Погрузиться в колониальную эпоху можно в музее Карантина, организованном на месте пристани, куда прибывали корабли, команда и инвентарь которых, прежде чем их допускали на территорию страны, подвергались тщательной инспекции на инфекции. На карантинной станции были выстроены жилые корпуса, столовая и госпиталь. Многим так и не удалось покинуть ее территорию. Местные жители утверждают, что по сей день души погибших моряков не могут обрести покой.  

Сидней протянулся вдоль океана. Пляжи особенно хороши в районах Мэнли и Бонди. Центр города располагается в глубине материка в уютных бухтах залива, где сосредоточены основные достопримечательности и культурные учреждения – музеи, Ботанический сад, Зоопарк и Сиднейская опера.

 

Театр-мираж

С самого начала Сиднейская опера была поводом для дискуссий и баталий, обернувшихся личной трагедией для архитектора, датчанина Утзона, спроектировавшего здание по аналогии со шхуной, с расправленными парусами пришвартованной к мысу Беннелонг Пойнт.

Идея использовать в основании подиум заимствована из мексиканской архитектуры. Кровля сконструирована как дольки апельсина. Будучи единой сферой, она разделена на ребристые сегменты - сборные бетонные панели в форме раковин, облицованные глазурованной плиткой. Комплекс объединил оперный театр, концертный зал, драматический театр-студию и ресторан. С балконов и фойе открывается панорама Сиднейской гавани и вид на мост «Харбор бридж».

В минувшем году театр отметил свой 40-летний юбилей. Это здание коренным образом изменило ход развития театральной индустрии в 20 веке. И главное, Утзон создал неповторимое лицо Австралии, Сиднейский театр-мираж.

 


3 comments