Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Австралийский след Миклухо-Маклая

В апреле в Австралии находилась съемочная группа, снимавшая для телеканала Культура документальный фильм о жизни известного путешественника, этнографа и антрополога Н. Н. Миклухо-Маклая (режиссер А.Столяров, продюсер Н.Березина, оператор П.Цымбал).

Перед отъездом мы встретились с режиссером Александром Столяровым и попросили рассказать, что удалось увидеть, какие интересные встречи произошли за 9 дней в Австралии.

— Мы открыли для себя Австралию. Если историческим прошлым этой страны мы интересовались при подготовке к съемкам, то встреча с сегодняшним днем перевернула наше представление с ног на голову.

— То есть, вы стали смотреть на мир так же, как и австралийцы — антиподы, «живущие вверх ногами».
— Когда мы приближались к району Мэнли на ферри, вокруг нас на волнах покачивались многочисленные яхты. У меня возникли перевернутые ассоциации с тем временем, когда сюда приплывали европейские корабли, и русские в том числе, их встречали джонки аборигенов. А сейчас все происходит наоборот.

Гуляя по городу, мы чувствовали, что в сравнении с Москвой или Киевом, Сиднею не хватает истории. Все-таки у нас памятники архитектуры уходят в 12 век. Но то, что случилось здесь с людьми — это полная противоположность тому, что происходит сейчас в России, Украине. Люди в Австралии не говорят о патриотизме, но мы почувствовали любовь жителей к своей стране.

У нас были встречи со многими русскими иммигрантами, приехавшими в страну и 20, и 60 лет назад. Современная Россия, как правопреемница Советского Союза, не извинилась перед эмигрантами. Ведь не от хорошей жизни люди вынуждены были бросать свой дом, друзей и уезжать. Перед эмигрантами, уехавшими после 1917 года, перед теми, которых выжили во время и после Второй мировой войны, и теми, кто вынужден был уехать из страны во время перестройки и позже. Просто извиниться, и для многих бы этого было достаточно. И сейчас кто-то тоже покидает страну, и они тоже покидают её с обидой. Обида, видимо, есть в каждом из иммигрантов. Может быть скрытая, но есть. Конечно, есть много стран, откуда люди уезжают, но есть и страны, которые люди не покидают, и при этом там о патриотизме ничего не говорят.

— Ваш фильм будет рассказывать о жизни в Австралии известного ученого и путешественника. Что удалось увидеть и снять вашей небольшой киногруппе?
— Многие наши соотечественники познакомились с жизнью Миклухо-Маклая еще в детские годы. О нем рассказывали в школе, снимали фильмы. Этот интерес чувствуется и у старых русских иммигрантов. Татьяна Гартунг сказала: «Это та ниточка, которая нас связывает».
Интересна она и в сегодняшней России. Сергей Шведов написал сценарий, на фильм выделили средства. Так мы оказались впервые в Австралии. Мы видели прекрасный двухэтажный дом Элизабет- бэй Хаус. Представить сегодня, что здесь жил Миклухо-Маклай трудно. Когда здесь жил ученый, вокруг дома располагался огромный сад. Сейчас от сада ничего не осталось, здание окружено другими, современными постройками. К дому, стоящему на холме над заливом, идет лестница из песчаника. Вероятно, он спускался по этим ступеням в изысканный парк, смотрел на море. Зритель сможет увидеть это. Посетили мы и Биологическую станцию в Уотсон-бэй, где он работал. К сожалению, сейчас здесь частное жилье, и снять внутри здания не было возможности. Были мы и в Сиднейском университете, где хранится память о русском ученом. Университет нас поразил, такой прямо Оксфорд. Очень жаль, что бюст Миклухо-Маклая перенесли внутрь здания музея.
Алексей Ивачев, который помогал нам в Сиднее, свозил нас в Канберру, где у нас была интересная встреча с историком Еленой Говор. Она рассказала о судьбе жены и потомков русского ученого. Алексей также показал нам семейную могилу Робертсон, родителей жены Маклая на сиднейском кладбище South Head, где по преданию был развеян её прах.

— С погодой вам повезло, в основном, дни были солнечные.
— Снимать с австралийским солнцем не так просто. Тени очень жесткие. У кинооператоров есть такая поговорка: На рассвете не встал — кино не снял. Это самое красивое время для камеры. Первые пару дней съемок погода стояла пасмурная. И они очень нас обрадовали. Мы сняли лирические кадры, университет под дождем — это был праздник. Я предложил акцент фильма сделать на сиднейский период Миклухо-Маклая, который в памяти своей обращается к Новой Гвинее, как к земле обетованной, мечтает опять вернуться туда, где он чувствовал себя свободным. Он сам об этом писал в своих дневниках. Конечно, будут и кадры Петербурга, где он учился в гимназии и где умер после возвращения из Австралии.

— В каком жанре, манере будет делаться этот фильм?
— Все мои фильмы сделаны в виде рассуждений, в виде беседы. Я не даю прямых ответов — так, и не иначе. Будет и ирония. В фильме не будет пропаганды, что вот мы русские самые умные, самые сильные, и весь мир мы открыли. Это будет рассуждение по поводу Миклухо-Маклая, но в теме будет присутствовать и Сидней, и русская эмиграция, и русская душа. Мы беседовали об этом и с вами, и с Алексеем Ивачевым, с отцом Георгием, Татьяной Гартунг, Верой Максимовой, Еленой Говор. Конечно, мы постараемся предложить ответы, но оставим зрителю делать окончательный вывод.
Попробуем поразмышлять, чего ищет человек, почему он поднимается с места. Ищет ли он справедливости, ищет ли лучшей доли, это нормальное, естественное явление для человека. Так же, как естественно любить своих детей, беседовать и спорить с друзьями и так же естественно открывать новые страны, подыматься и ехать неведомо куда.

— Наверное, в том, что Миклухо-Маклая так почитают до сих пор в России, есть что-то особенное. Возможно это его стремление к свободе, справедливости?
— Русская идея, на мой взгляд, и заключается в жажде справедливости. Человек может жить далеко за пределами России, забыть язык, русскую кухню, но если в его душе есть стремление к справедливости, значит, Бога он не забыл, значит остается русским. Нам повезло, мы приехали в страну на Пасху. И в финале картины те люди, с которыми мы говорили, оказываются в храме на светлом празднике.

— Фильм снимается для канала «Культура». Когда, вы думаете, он будет готов?
— Для российского телеканала «Культура» я сделал уже около 80 фильмов. Меня радует, что последние несколько лет канал стал православным. После завершения съемок монтаж фильма будет делаться недолго, полтора-два месяца. Мы настолько сработались с Петровичем (оператор Петр Цымбал) за семнадцать лет, что понимаем друг друга с полуслова. Конечно, хочется, чтобы в фильме была интрига, катарсис, чтобы драматургия была крепкой. А главное, хотелось бы, чтобы светло было после фильма.

— Желаем вам успешного завершения работы, а мы будем с интересом ждать выхода фильма и сообщим читателям, как и когда его можно будет посмотреть.

Беседовал


Ваш комментарий