Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

«Подёргать опасность за усы»

Интервью с велопутешественником Александром Вовнием

Одни путешествуют по миру на самолёте, другие — на пароходе, а третьи предпочитают велосипед! Путешественник Александр Вовний объехал на велосипеде 60 стран Европы, Азии, Южной Америки, а также Австралию. Путешествие длилось целых 15 лет! О нём писали газеты, передавали по телевидению и радио. Русский по происхождению, Александр Вовний родился и вырос в Латвии. Сейчас он живёт в Екатеринбурге, а местом работы называет «Планету Земля»: в качестве инструктора Александр возит туристов в увлекательные экспедиции по всему миру.
Совсем недавно Александр побывал с группой друзей-туристов в г.Кернсе и согласился дать интервью нашей газете:

— Александр, расскажите, пожалуйста, о себе.
— Я рижанин. В школьные годы в Доме пионеров посещал кружок альпинистов: ходили с ребятами в горы по России — Тянь-Шань, Кавказ, Памир и другие. Наработал неплохой опыт альпиниста и скалолаза, т.к. серьезно этим занимался и даже самостоятельно водил людей в горы. После окончания школы поступал на биофак местного университета, но мне не повезло. Не хватило одного балла. Решил пойти в армию, а затем попытать счастье еще раз. Но времена изменялись, пришли «шальные» 90-е и стало уже не до науки. Почти случайно устроился на работу «новостником»-телеоператором на латвийское телевидение, где в итоге проработал 10 лет: делал репортажи о Прибалтике в корпунктах Российского ТВ, Первого канала, РЕН ТВ. Параллельно осуществлял кругосветку на велосипеде, благо, коллеги и начальство поддерживали своего «сумасшедшего» оператора ...

— Как вам пришла идея путешествовать по миру на велосипеде?
— Всё очень просто. В своё время я прочитал много книг, в которых путешественники 18-19-20 веков рассказывали о своих путешествиях по миру. Я удивлялся их выносливости и умению красиво, тонко и богато описать свои впечатления от увиденного. Эти книги «затронули какие-то струнки» в моей душе. Это привело к тому, что в один прекрасный день я решил отправиться в путешествие. Первым маршрутом стало путешествие Рига-Стамбул.

— Хотелось бы услышать о вашей первой поездке подробнее.
— Поездка удалась. Правда, не без трудностей, но это не помешало появлению вкуса или, другими словами, азарта к подобным путешествиям. Хотя я не считал велосипед серьезным средством передвижения и, до сих пор, не являюсь велофанатом, но для своих поездок предпочел именно велосипед. Это более быстрый вид передвижения, нежели «ходьба пешком» и более медленный (что в данном случае большой плюс) и дешёвый, чем езда на автомобиле.
Путешествие Рига-Стамбул заняло ровно месяц. Я брал с собой все необходимые продукты питания, палатку, от которой впоследствии отказался, минимум денег, но максимум упорства! К сожалению, мой велосипед: гоночный Старт-Шоссе, был совершенно не приспособлен для путешествий. Его раму, например, можно было легко согнуть о колено. Но что поделаешь… Опыт приобретается со временем. В итоге, за 15 лет поменял 4 велосипеда. Старался, так сказать, идти в ногу с прогрессом. Сейчас у меня дома стоит велосипед, на котором я проделал последние несколько десятков тысяч километров. Это, безусловно — «элита велосипедной техники».

— Были ли какие-то сложности, нерешённые вопросы при подготовке к поездке?
— Готовиться и ехать мне пришлось в одиночку. Спросить совета о том, что с собой брать, а что нет, в начале 1990-х годов было не у кого. В России в то время поездки в одиночку не были популярными, т.к. в людях воспитывалось коллективное мышление. Подобные поездки даже осуждались: как это — один в горы, на велосипеде, да ещё и за границу… Наш народ только-только начал выезжать за рубеж. Одним больших преимуществ такого стиля стало то, что мне удалось посмотреть многие страны такими, какими они были ещё до распада СССР, глазами человека, вырвавшегося за границу одним из первых. Это было время «челночной» романтики и первых, шальных, заработков на чужбине.

— Александр, вы унаследовали приключенческий дух от кого-то из вашей семьи?
— Мой отец был настоящим романтиком и прекрасным фотографом. Он был одним из родоначальников той секции горного туризма, в которую я в итоге попал (между прочим, совершенно независимо от него).

— Интересно, как ваши родители отнеслись к вашей идее велопутешествий?
— Серьёзно путешествовать я начал после армии, поэтому отпрашиваться не приходилось. Мой дед часто говорил: «Добрая воля — хуже неволи». Он был портным и, в частности, шил мне сумки для велопоездок и разное снаряжение. Помню, сидит он за швейной машинкой, матерится по поводу моих затей, но понимает, что я всё равно поеду, и шьёт, шьёт, злющий. Лучше уж внучку поможет, чем тот сам, неизвестно как справится.
Из записок Александра «По России» (1996 г.): «Одной из задач этой поездки является желание лучше узнать Россию конца ХХ века. Не смотря на то, что ранее здесь я бывал много раз, сегодня Россия является для меня подлинной «terra incognita», слишком уж много изменений в чрезвычайно короткий срок затронуло эту многострадальную страну. Прежде всего меня интересуют простые люди с их нынешними проблемами, взглядами на жизнь, радостями и неудачами. Очень хотелось выяснить, осталось ли на Руси что-нибудь от легендарного характера, принесшего русским всемирную славу хлебосольного, закаленного и чрезвычайно неприхотливого народа.

«Маленький заповедник душ человеческих»: «Следующей остановкой на пути стала Кострома, город с населением немногим более 280 тысяч человек… К великому сожалению, деревня вымирает и физически, и духовно, привязанность к хозяйству и невозможность выбраться «в люди» откладывают самый негативный отпечаток — равнодушие к своей судьбе, пьянство и безысходность. Тем не менее, как это ни парадоксально, именно в деревне сохранились совершенно неиспорченные люди. В основном, как мои добродетели, это весьма пожилые люди. Они хорошо помнят голод, лишения и всегда готовы помочь, предоставив кров и «чем Бог послал». Именно на плечи их поколения выпали все основные тяготы, связанные с войнами и экспериментами властей. Потому так сердечно относятся эти люди ко мне и так неподдельно волнуются, когда провожают: «Сынок, ну ты хоть открытку пришли, добрался ли, живой ли, чтобы я старая, не волновалась. С Богом, милый, пускай тебе встретятся добрые люди». Я уже отмечал, что чем беднее люди, тем радушнее принимают. Так было в песках Туркмении, горах Таджикистана, на дорогах Западной и Восточной Европы, справедливо это и здесь.

«В гостях у мафиози»: Следующим городом на маршруте после Екатеринбурга стал Курган. Не могу сказать, что город чем-то примечателен: пыльный, серенький, и довольно маленький. Но он совершенно точно останется в моей памяти в связи с одной любопытной встречей. Заехав на одну из близлежащих к городу бензозаправок и, под завязку заправив примус, случайно разговорился с обслуживающим персоналом. В самый разгар обстоятельной беседы из домика вышел крупный, крепкий мужчина и окинув меня оценивающим взглядом пригласил на чай. Выяснив куда еду, даже присел от удивления: «Ты что, «бабки» на этом имеешь или так?» «Или так», — честно признался я. После напряженного минутного раздумья он поинтересовался, не обижают ли на дороге. И сразу предложил «оформить визу», чтобы в пути никто не трогал. И тут я понял, что нахожусь в гостях у одного из местных авторитетов. Представился он Михаилом. По его предложению мы съездили в находящуюся рядом самую большую зону бывшего СССР, где начальствует старый его знакомый. По дороге «Медведь» сообщил, что именно от прикурганья начинается цепь зон, тянущихся до Дальнего Востока. Многим из них уже за сотню лет.
«Славное море...»: Я так много думал и мечтал о Байкале, что когда, наконец, увидел его и просто растерялся. В той местности, где я оказался озеро окружено лунным пейзажем: голыми сопками, поросшими чабрецом, полынью и степным разнотравьем. Пряный, чуть горьковатый воздух, кажется, заполняет каждую клеточку. Прозрачная вода Байкала своей нежной синевой удивительно гармонирует с буровато-коричневыми холмами окружающими величественное озеро… По-якутски «бай» и «кель» — «богатое озеро»...

— Каким был ваш следующий веломаршрут?
— Затем были поездки по Восточной Европе, откуда я вновь заехал в Турцию, а также побывал в Греции. После этого путешествия последовала поездка по Западной Европе. Позже проехал через всю Россию до Владивостока. Следующим этапом были путешествия в дальние страны, самые первые из которых по Индии и Шри-Ланке. За ними последовали Китай, Монголия, Тибет, Иран, Пакистан, Австралия в 2000 году и т.д.
Из записок Александра «По Пакистану и Ирану»: Характерная черта: в каждом из многочисленных придорожных караван-сараев обязательно имеются настоящие классические, литров на сорок-пятьдесят самовары, заимствованные местными жителями еще при царе Горохе у проезжих русских купцов (через территорию Афганистана проходила одна из оживленнейших веток Шелкового пути). Как следствие заимствования, очень многие любят пить чай из блюдца»…

— Встречались ли у вас какие-то проблемы при пересечении границ?
— Сложностей не возникало потому, что в информационном плане мне очень помогало Посольство России в Латвии, оказывая помощь как соотечественнику, как человеку, который пишет для прессы. Поэтому, как только я приезжал в какую-либо страну, то там, в нашем Посольстве, уже находилось письмо из Латвии с просьбой оказывать содействие. В целом, за 15 лет мне удалось проехать порядка 80 тысяч километров и побывать в 60 странах мира. По километражу это две кругосветки, но ведь цель — не объезд земного шара, а впечатления. Хотелось увидеть все то, о чем читал и грезил…

— Когда вы вернулись из своего первого велопутешествия, какие выводы вы сделали, чтоб не повторить сделанные ошибки в будущем?
— Поменял велосипед, оборудование, подход к складированию багажа, режим поездки, одежду. У меня не было ни одного человека, который бы мог посоветовать что делать и чего не делать. Пришлось постигать все своим умом и опытом. Да и опыта езды на дальние дистанции, не было совершенно.

— Как к вам относились встречавшиеся на пути люди? Например, вы, голубоглазый блондин едите по индийской деревне на велосипеде… Как люди реагировали на вас?
— Люди смотрели на меня как на блаженного. Но проблем не было. Иногда заговаривали, иногда приглашали в дом на ужин и даже на ночлег. Но я не всегда соглашался, т.к. чаще всего разговоры с хозяевами дома затягивались заполночь, а мне рано утром обычно нужно было отправляться в путь-дорогу. Предпочитал держаться в стороне, чтобы меня никто не видел. Ночевал так, как и где хочется, а наутро — снова крутил педали. Общался с народом чаще всего днем. Делал обычно так: доезжал до границы какого-то города, внесённого в план посещения, ночевал на окраине, а днём въезжал в город, ходил по музеям, осматривал достопримечательности.
— Есть ли что-нибудь особенное, что запомнилось в путешествиях больше всего? 
— В разных странах — разная культура и взгляды на жизнь. В Иране-Пакистане, например, для пущей безопасности мне пришлось ненадолго стать мусульманином. Я надевал их одежду, отрастил бороду и выдавал себя за боснийца, чтобы как-то оправдать светлый цвет волос. Это «открыло» мне двери в мечети и заповедные места, куда христианам путь заказан. Я совершал молитвы-намазы (читая, при этом, правда, обычные православные молитвы). Знакомство с разными культурами и религиями позволяет лучше узнать людей, расширить своё мировоззрение и понять, что иногда белое — не всегда такое уж белое и чёрное — на поверку — серое. Всё в мире взаимосвязано и имеет множество оттенков. Гибкость восприятия помогает понимать и принимать мир разноплановым, таким, каков он и есть.

— Во время путешествий вы писали заметки не только для себя...
— Да, мои заметки печатались в латвийских газетах, в интернете; я делал прямые репортажи для радио и сюжеты для ТВ. Для этого приобрел видео- и аудиоаппаратуру. Честно говоря, крутить педали и одновременно делать репортажи — работа не из лёгких… Но для того, чтобы на путешествия были деньги, необходимо их зарабатывать.

— Если не секрет, ваши поездки спонсировались?

— Спонсоров, как таковых, не было. То есть, людей, которые бы просто так достали из кармана деньги и дали мне, мол — «поезжай Саша, на!»,- не было. Все деньги я отрабатывал потом и кровью: договорился с ТВ, газетами, интернетом, порталами и мне выделяли хорошие места и время, плюс рекламные площади продавая которые так называемым спонсорам я и получал необходимые средства. За публикации же мне практически не платили.

— В Австралии вы побывали как раз в год Олимпиады. 
— Мне дали бизнес-визу на год: я же ехал сюда не просто «крутить педали», а ещё и работать репортёром. Прилетел в Сидней, затем пересел на велосипед и подался в Дарвин. Оттуда — до Элис Спрингс, потом поехал в Кернс, после чего вернулся в Сидней. В общей сложности, это путешествие заняло полгода, за которые я проехал примерно 8 000 км. Такое расстояние можно проехать и быстрее, но по пути я останавливался и делал всевозможные материалы для СМИ.

Находясь полгода в Австралии, Александр успел поработать на фермах недалеко от г.Дарвина.
Из записок Александра об Австралии «Кананарра — это вовсе не Канары»: «В течение недели я сортировал огурцы, собирал арбузы, дыни и тыквы, а также мастерил громадные картонные боксы для овощей. Самой неромантичной работой оказался сбор тыкв… По получении денег очень тепло распрощался с друзьями, устроив для них по русской традиции маленький «сабантуйчик». Растроганная хозяйка обещала «до скончания веков» держать для меня рабочее место, особенно в сезон созревания манго, когда заработки повыше...

— Что вам запомнилось из путешествия по Австралии? 
— Раньше я много читал про Австралию. Приехав сюда, увидел намного больше, чем ожидал. Ещё я понял, что сюда приезжать надо надолго, чтобы пожить, попутешествовать. Но остаться здесь я бы не хотел: в Австралии — другая культура, другой менталитет. Эта страна по-своему хороша, но мне не совсем подходит. Это Западный мир со всеми вытекающими отсюда последствиями, а я — сугубо восточный человек и очень многое здесь не понимаю. Хотя, повторюсь, Австралия — по-своему привлекательная страна и я уважаю образ жизни и австралийскую модель взаимоотношений.

— Удалось ли вам пообщаться с русскими жителями Австралии?

— Да, я встречался здесь с представителями разных общин. Посольство России в Австралии поспособствовало этим встречам. В Русском клубе встречался с иммигрантами ранних волн иммиграции, посетил и русскую православную церковь в Сиднее. Так, шаг за шагом, из таких вот «кирпичиков» и складывалось моё впечатление о том, как народ здесь живёт.

— Встречались ли вы где-нибудь в пути с такими же велопутешественниками?
— В Австралии очень популярны путешествия на велосипеде и, конечно, мне попадалось здесь немало велосипедистов. Это прекрасный способ увидеть страну. Молодцы, ребята!

— Александр, ваши увлекательные заметки о путешествии по Южной Америке рассказывают о том, как Вы пробовали коку при восхождении на гору Мачу-Пикчу в Перу; участвовали в ритуальном обряде колдунов в Боливии; путешествовали по «Дороге Смерти»; 22 дня плыли на каноэ в одиночку по Амазонке, совершили «голодное» восхождение вулкан Котопакси (Эквадор) высотой 5897 метров, что было уже во второй раз после восхождения на Эльбрус в начале 1990-х (5642 м, в середине зимы, на седьмые сутки полного голодания!). Затем Вы поехали в Эквадор и задержались там… на 3 года.
— Первые месяцы в Эквадоре — сплошная эйфория. Народ доброжелательный, улыбчивый. Страна относительно бедная, но люди научились радоваться тому немногому, что у них есть. Хотя подводные камни имеются. Например, нежелание пускать иностранцев на местный рынок. На моей памяти три русских семьи, занимавшихся разведением роз, «съели» конкуренты. Вообще, «звание» белый человек там ко многому обязывает. Белый человек априори богат. Если богат, обязан иметь квартиру, лучше — дом, еще лучше — прислугу в нем. Арендовать дом с двумя спальнями, бассейном и гаражом в хорошем районе стоит не меньше 500 долларов. Белый человек обязан иметь личный автомобиль. Если белый, значит, обязан быть гладко выбритым, аккуратно одетым. На все эти «обязан» уходит не менее двух тысяч долларов. Их надо заработать. При средней зарплате 200-400 долларов это непросто. Но я рад тому, что сумел стать своим в этой экзотической стране и сумел вовремя из нее уехать…

— Почему?
— Эквадор 300 лет был колонией Испании. Вместе с испанским языком эквадорцы переняли испанский менталитет — никогда не говорить правду в глаза. А я не люблю, когда за спиной шушукаются. Вот почему люблю работать с русскоговорящими туристами. Тут все в глаза: «Было здорово, только твоя идиотская экскурсия мне к чёрту не нужна...» И все понятно. А западники ничего не говорят, только сладко улыбаются, кивают, а потом кляузы строчат. Эквадорцы — приятные, но довольно хитрые люди, очень любят деньги, а вот зарабатывать — не ахти как. Их знаменитая «маньяна» (завтра), в конце концов, начинает выводить из себя даже самого терпеливого.

Из записок Александра по Латинской Америке « На улицах Буэнос-Айреса»: «Ах, как уютно щебечут с иголочки одетые бабульки, аппетитно прихлебывая дымящийся кофе и жеманно закусывая свежей выпечкой! Как мило сидят в тени фикусов целующиеся парочки! Как проникновенно играет на аккордеоне уличный музыкант!.. Здесь хочется любить и наслаждаться жизнью. Молодежь, похоже, только этим и занимается. Никогда еще мне не приходилось видеть столько целующихся на квадратный метр земной поверхности» ...

«Не ходите, девки, замуж!» (Боливия): «Будучи проездом в Потоси, а затем и в других городах Боливии я с удивлением обнаружил немало выходцев из Советского Союза. Понимаю — Аргентина, Чили, Уругвай на худой конец… Но сюда-то что народ потянуло? Ведь не медом же намазана эта Богом забытая страна! Причина оказалась простой и заслуживающей уважение — любовь. Именно она заставила юных красавиц бросить родину и податься вслед за смуглыми красавцами <в заграницу>, подальше от постперестроечного бардака с его бедностью, хамством и дефицитом. Ах, как горели глаза любимого! Как много обещал он там, в неведомой Боливии! Как нежны были его поцелуи!.. В результате, 90 % эмигрантов — это девушки, вышедшие замуж за боливийских студентов и в одночасье оказавшиеся в совершенно чужой стране, менее всего напоминавшей обещанные райские кущи».
«Староверы Боливии»: «Неподалеку от Санта Круз обитает целая колония настоящих русских старообрядцев… Потребовалось немало времени, прежде чем язык довел меня по разбитой дороге до деревеньки с красивым названием Тоборочи (букв. Бутылочное Дерево)… Все тоборчане прекрасно владеют как русским, так и испанским языками. Дети посещают школу, где изучают русскую, испанскую грамоту, а так же церковнославянский язык, математику и некоторые другие необходимые в жизни дисциплины. Географии, физике, химии не уделяется практически никакого внимания. Косвенно я столкнулся с этим, сообщив Деду, что совершаю кругосветное путешествие. «Как это вокрухсветное? Можа скажешь ще, шо землица наша вокруг света ходе? Али хошь, сейчас вот в Писании тебе покажу доказательсьтва, что Землица наша плоска?!» Я разом потерял дар речи, судорожно соображая, как бы выкрутиться из пикантного положения. «Ай, ну и молодежь пошла! Ничего познать не хочуть, старых книг не читають, никого слухать не хочуть! Грех, одним словом!» — выручил Дед. С чем, облегченно вздохнув, я охотно согласился. Расставаясь с деревней, я был щедро вознагражден за терпение — узнав о моем скором отъезде супруга Деда лишь руками всплеснула: «Во новость! Что ж ты так мало погостил то, Кaсатик? А мы уж тутaй покумекали… Оставайся, а? Девку тебе найдем, крестим по-нашенски: живи себе на здоровье, да нам на радость. Хватит по миру мотаться то, пора о своей хате подумать, да о детишках. А уж хату тебе справить пособим всем миром. Тольки оставайся!» От слов пожилой женщины у меня аж дыхание перехватило. Поймал себя на мысли, что с радостью бы остался среди этих гостеприимных людей, но...»

— Думаете ли вы попутешествовать где-то ещё?
— На велосипеде — нет. У меня уже есть своя семья: я женился, родился сын, поэтому свои планы я теперь строю и в интересах семьи. И если куда-либо поеду в длительное путешествие, то только вместе с семьёй. Если говорить о каких-то экстремальных путешествиях, то, конечно, они ещё будут: я ещё нахожусь в таком возрасте, когда хочется «подёргать опасность за усы» и при первой же возможности я этим воспользуюсь.

— Что бы вы могли посоветовать будущим путешественникам-велосипедистам?
— Стучитесь и двери откроются вам. Мечтайте и делайте это. Человеку даётся по его желаниям. Мы все хорошо знаем эту аксиому, но редко вспоминаем о ней. Только нужно делать шаги по направлению к желанию, хотя бы небольшие, а не только мечтать. И в скором времени Вы увидите, что всё пространство начнёт работать на Ваши желания. Если это желание не сугубо эгоистичное, то оно непременно сбудется. Желание — это 50%, действие — остальные 50%.

— Согласились ли бы вы увидеть своего сына путешественником?

— Да, конечно. Это прекрасная школа! Но всему свое время. Пусть сначала состоится как личность.
— Большое спасибо за ваш рассказ! Желаем вам удачи и счастья!
Ваш комментарий