Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Парамедики советуют… расслабиться

Звонки об экстренной помощи в США поступают на пульт единой Службы спасения «911», там мгновенно сортируются, и на место происшествия выезжает полиция, амбуланс (машина скорой помощи) и, в тяжелом случае, парамедики. Самая длинная цепочка, включающая еще и пожарный расчет волонтеров, прибывает на место пожара. Парамедики - это вовсе не «околомедики». Это больше, чем медики, это – служба реанимации.

Своим появлением в конце 1940-х годов «Скорая помощь» (амбуланс) в обязана разраставшейся в США сети хайвеев и многочисленным на них авариям. Кому-то надо было увозить пострадавших в госпиталь и банально убирать погибших с проезжей части. Кстати, в штате Нью-Йорк реанимационная — парамедицинская — служба по сей день находится в ведении Департамента транспорта. Время ее рождения — начало 1980-х. Место рождения — Калифорния. На оснащение новой службы поступили разработанные во время Вьетнамской войны фармацевтические средства и медицинское оборудование, парамедики стали применять технологии и методы обращения с ранеными. Первыми сотрудниками стали волонтеры-пожарники и медики со специальным образованием. С конца 1980-х парамедикам стали платить заработную плату и создавать службы во всех штатах страны.
Четвертый смертельный случай от свиного гриппа отмечен в Австралии. В США эта цифра перевалила за сотню. Однако и первый официально подтвержденный случай смерти от «свиного гриппа» в Нью-Йорке в начале мая замдиректора одной из школ, и последующие часть специалистов, не говоря уже о простых американцах, склонны считать заурядным гриппом, который ежегодно втихую уносит жизни до 36 тысяч человек. Заболевают им от 15 до 60 миллионов жителей США в год (то есть от 5% до 20%), примерно 200 тысяч из них приходится госпитализировать.
Так что страшилки об объявленной Всемирной организацией здравоохранения пандемии свиного гриппа американцев не испугали: они по-прежнему пользуются подземкой, активно путешествуют, выпивают традиционную утреннюю чашечку кофе и завтракают в многочисленных заведениях фаст-фуда, вечером и по выходным заглядывают в переполненные национальные ресторанчики, в том числе и мексиканские.
Но если, как поначалу опасались, вирус накроет страну (или даже планету), кто и с чем придет нам на помощь?
Тему свиного гриппа не обошла и корреспондент, когда отправилась по экстренным вызовам, поступающим на телефон Службы спасения «911». Вместе с американскими парамедиками она патрулировала многонациональный пригород Нью-Йорка Спринг Валлей, густо населенный выходцами из Латинской Америки.
«Когда-то это был белый город, — рассказывает Адриан Федоровский, лейтенант парамедицинской службы. — А со временем мои бабушка с дедушкой стали едва ли не последними здесь белыми жителями».
И добавляет, что объехать Спринг Валей — это все равно, что посмотреть земной шар. Здесь на каждом шагу выходцы из Латинской Америки и стран Карибского бассейна. Группами по 3-5 человек они толкутся у магазинов и на автобусных остановках. Это на первый взгляд может показаться, что они ждут автобус. На самом деле это рабочая сила. Подъезжает грузовик и забирает приглянувшихся. Кому повезет, получает малооплачиваемую работу уборщика или сезонного рабочего по стрижке газонов.
Много в Спринг Валлей китайцев и арабов, индийцев и пакистанцев, русских, украинцев и поляков. Живут здесь итальянцы и немцы.
Полвека назад это место славилось развлекательными заведениями, роскошными отелями с бассейнами и дачами, которые жители Нью-Йорка снимали на лето.
В отелях давали концерты и начинали карьеру Джордж Бёрнс, Сид Сизер, другие знаменитости сцены.
Со временем отели не выдержали конкуренцию с мегаполисом, стали приходить в запустение, а землю и недвижимость скупили хасиды, привлекая в качестве рабочей силы сначала жителей юга Америки, потом латиноамериканцев, украинцев, поляков, русских...

Европейцы быстро «оперились», наладили собственный бизнес, основали национальные школы, построили церкви.
Гаитяне взяли под контроль такси, латиноамериканцы открыли магазинчики и общепит.
А выходцы с юга страны в большинстве своем так и живут на пособие по безработице, оседая на городском «дне», где что ни день, то пожары, убийства, торговля наркотиками.
В респектабельных когда-то гостиницах хозяева хасиды разместили заведения, которые в России назвали бы психинтернатами — для душевнобольных американцев, да еще и наркоманов.
Страшные в них обитают люди и порядки там страшные: режут, убивают, поджигают, бросаются народом с балконов. Так что наблюдать за ними безопасно только из окна парамедицинского грузовичка.
«Первый раз я выезжал сюда на помощь одному из постояльцев, которого выбросили прямо с балкона, — рассказывает Адриан. — Он лежал недвижим, и из его тела во все стороны торчали кости...»
Но даже далеко не фешенебельные окрестности местности никак не сравнить с мексиканским городком с громким названием Ла Глория, основным производством которого является огромная свиноферма, а пейзаж украшают озера свиного навоза с постоянными спутницами — миллионами навозных мух. Именно там, по одной из версий, заразился свиным гриппом 2 апреля «первый пациент», пятилетний Эдгар Энрике Эрнандес, и оттуда зараза могла проникнуть в США.
С началом паники в СМИ вице-президент Джо Байден хотел было посоветовать родне не ездить в метро. А в районе компактного проживания хасидов местные медики (правда, в шутку) задавали вопрос: «Если кошерный еврей заболеет свиным гриппом, остается ли он кошерным?» На что получали ответ: «Остается, ведь свинину он не кушал, и потому не виноват. И вообще вспышка свиного гриппа не требует ограничений в еде: через сало вирус не передается».
Но если серьезно, то к ситуации здесь подошли серьезно, тем более что из Спринг Валлей рукой подать до «Штата-сада» — Нью-Джерси, где официально подтверждены случаи заражения вирусом H1N1. Экстренные службы получили распоряжение проявлять повышенное внимание к людям с повышенной температурой, кашлем и сильной головной болью.
В случае обнаружения человека с симптомами «свиного гриппа» парамедик должен был надеть на себя и заболевшего маску, очки, халат и привезти его в один из близлежащих госпиталей. Там предусмотрительно подготовили отдельные палаты с отдельным входом.

«Но за последние недели мы выезжали только к одному ребенку с высокой температурой, — рассказал Адриан. — Его мама была в шоке, но мальчик не имел контакта с приезжими из Мексики, и потому повода для паники не было.
Но даже при самом худшем сценарии развития событий, в стране созданы огромные запасы медикаментов и механизм оперативного реагирования на эпидемии. Мы сразу же пересмотрели все запасы лекарств на складе. Тогда трудно было предсказать, как станет развиваться ситуация, и мы сразу докупили лекарства про запас.
Большинство наших поставщиков находится в соседнем штате Коннектикут. Мы позвонили на склад в 8 часов утра, чтобы заказать все необходимое, а в 10 часов на складах уже было пусто: медицинские компании и госпитали все разобрали, но мы свое получили». Фармацевты, не сомневаюсь, свою прибыль тоже получили.
Похоже, из мухи в очередной раз сделали слона. Но страшилка подействовала: люди массово стали отказываться от полетов в Америку. Пострадали туроператоры и авиаперевозчики. А также многочисленные туристы и деловые люди, получившие свинские отказы на визовый въезд в другие страны из-за опасений ввоза из США «поросячьего» вируса.
Впрочем, паника дала нам повод познакомиться с тем, как оснащены бригады быстрого медицинского реагирования. С чем едет «неотложка» к пациенту вне зависимости от того, свиной это грипп, птичий или обычный, опасные для жизни гипертонический криз, сердечная недостаточность или диабетическая кома.
Патрулируя свою зону и прислушиваясь к переговорам по рации, лейтенант Федоровский рассказал:
«Мы имеем с собой все, что есть в стационарных палатах реанимации в больницах. Если работаем вдвоем, то везем два идентичных комплекта лекарств, медицинских приборов, кислорода, противоожегового и перевязочного материала, всего, что необходимо для принятия родов. Так что один из нас всегда может выехать на срочный вызов с полицейской машиной и работать автономно.
Есть у нас уникальное вещество для мгновенной остановки сильного артериального кровотечения. Оно использовалось еще во Вьетнаме, а недавно мы первыми в штате получили усовершенствованный вариант, который был опробован в Ираке».
Таким образом, такое понятие, как гибель от кровопотери в Америке последние годы практически отсутствует. С помощью новинки совсем недавно парамедикам удалось спасти группу коллег-полицейских, попавших на магистрали в серьезную аварию и получивших мало совместимые с жизнью ранения.

Есть в арсенале парамедиков и уникальное лекарство для экстренной помощи в случае сердечной недостаточности, когда ритм сердца зашкаливает. Действует препарат считанные секунды и способен при сильнейших перебоях и сердцебиении на секунду остановить, а потом заново запустить сердце. Уже в нормальном ритме. Применяют его, правда, только с письменного разрешения пациента.
«На такие сложные случаи и выезжают парамедики, — поясняет Адриан. — А также на автомобильные аварии, к умирающим от передозировки наркоманам, психически больным...».
Рация сообщает об аварии. В еврейском поселении Нью Хэмстед столкнулись две легковые машины и грузовик. Машина включает сирену. Три минуты — и мы уже на месте происшествия.
Одна из машин восстановлению не подлежит. С ушибами головы и травмой руки рядом сидит хозяин. Другой автомобиль получил удар в бампер. Его водитель активно жестикулирует и разбирается с полицией. Госпитализация требуется двум латиноамериканцам — шоферу грузовика и пассажиру.
Пока полицейские заняты оформлением документов, один из парамедиков подбирает максимально подходящий вариант «воротника», чтобы обездвижить шею латиноамериканца и готовит пострадавшего к госпитализации, второй надевает дорожный жилет и регулирует движение. Подъезжает эвакуатор. Движение на узкой улочке даже в час пик, когда люди едут с работы, не перекрывают.
Минут через пятнадцать здесь уже мало что напоминает об аварии, а спецслужбы спешат на очередной вызов. Уже сквозь вой сирены лейтенант объясняет мне, что едим мы вслед за полицией за почти неуправляемой машиной. Кто внутри: наркоман, лихач или человек, потерявший сознание?

На лихача есть полиция, на наркомана — два недавно полученных новейших антидота, способные спасти жизнь даже при сильнейшем отравлении наркотиком и которые безопасно вольют через нос даже самому буйному наркоману.
Полиция окружила машину, но на наркоманку женщина-водитель не похожа. Скорее, на застывшую мумию. Она абсолютно недвижима. Парамедик надевает перчатки и берет кровь на анализ. Определяет, что срочно нужен сахар, и уже знает, что будет вводить его безболезненно, без укола, не травмируя находящуюся в коме женщину.
Итак, за день дежурства в потенциально, казалось бы, опасном месте компактного проживания вблизи мегаполиса латиноамериканцев мы не разу не слышала по рации сообщения о подозрениях на смертоносный вирус.
«Эпидемия? — недоумевали парамедики. — Паника сильно преувеличена».
И вспомнили, что когда в 2006 году средства массовой информации по всему миру раздували панику по поводу птичьего гриппа, американцы шутили: «Какие симптомы птичьего гриппа? Кашель, температура и желание нагадить на подоконнике».
Симптомы свиного гриппа, кроме типичных для всякого гриппа кашля и температуры, пока не берется точно определить никто. Зато этот вирус уже получил самое большое, пожалуй, число наименований: H1N1, «Калифорния», «новый» грипп, «свиной» и многочисленные от него производные — «поросячий» и даже «свинский».

«У нас есть проблема более актуальная — это наркомания, в том числе подростковая, — говорит Адриан. — Вместе с полицией команда парамедиков выезжает в наркопритоны, на места бандитских разборок и разбойных нападений. Вот это уже не пустая паника. И потому мы вместе с полицейскими проходим специальную для того подготовку, имеем специальный грузовик — синий «Сокол», личные каску и бронежилет».
А что касается свиного гриппа, то американские парамедики дают совет — простой, как все гениальное: «Вымойте хорошенько руки и не поддавайтесь панике».
Ваш комментарий