Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

250 портретов Владимира Мешкенаса

Известный художник-портретист Владимир (Владас) Мешкенас мечтает, чтобы его картины увидели в Москве.

В Австралии Владимир 18 раз становился финалистом главного конкурса портретистов страны — Archibald Prize. Портрет писателя и художника Дональда Френда получил на этом конкурсе приз зрительских симпатий. За долгую и плодотворную жизнь Владимир написал портреты многих известных людей: австралийских художников Рассела Драйсдейла, Вильяма Добелла, Ллойда Риса, легендарных врачей Виктора Чанга и Фреда Холлоу, короля блюза Би Кинга, певицы Джоан Сазерленд. Осталась довольна портретом и австралийская топ-модель, актриса и дизайнер Эль Макферсон, хотя сам художник говорил, что она «слишком красива», чтобы запечатлеть её на холсте.

Художник Владимир Мешкенас, Сидней
Известный австралийский критик Элвин Линн высоко ценил его портреты маслом и рисунки, а Дэвид Рокфеллер в Нью-Йорке, описывая работу Мешкенаса, сказал: «Замечательно, один из лучших портретов, которые я когда-либо видел». Леди Диана увидела живопись Владимира в 1986-м, на открытии нового здания кардиологического института имени Виктора Чанга в Сиднее. Картины ей так понравились, что позже она решила заказать Владимиру свой портрет. Но… За десять дней до поездки Владимира в Европу для написания картины, трагическая смерть Дианы прервала эти планы.
В прошлом году Владимиру Иосифовичу Мешкенасу исполнилось 95 лет, но художник до сих пор рисует — хоть и жалуется, что глаза уже не те.

Мы пригласили Владимира Иосифовича к нам в редакцию газеты и задали ему несколько вопросов о его жизни и работе. На встречу Владимир приехал со своим сыном Евгением, который помогает отцу в организации и ведении дел.
— Расскажите о вашем детстве, юности?
— Родился я в Баку в 1916 году, вскоре отцу удалось выехать в Литву, откуда он был родом. Там мы и жили до войны. В семье говорили по-русски. Я любил рисовать с самого детства. Нигде в специальной школе не был, но учился сам, покупал книги по рисованию, анатомии человека. Потом началась война.
© V.Meskenes
Добавляет сын Евгений:
— Отец ненавидел нацистов и во время войны помог спасти от них многих людей. Но он также питал ненависть и к коммунистической тирании. Нацисты арестовали отца, и его жизнь висела на волоске. Но обнаружив в его бумагах злые карикатуры на Сталина, они сохранили ему жизнь и отправили на работы в Австрию.

В 1949 году на одном из первых кораблей, перевозивших находившихся в послевоенной Европе иммигрантов в Австралию, оказался и Владимир Мешкенас.
— Перевозили нас бесплатно, но по приезду мы должны были отрабатывать по контракту на тяжёлой физической работе. Начинал я жизнь в новой стране в лагере Грета, недалеко от Ньюкасла.

Так, на физической работе, прошли долгие десять лет. Было нелегко, поэтому Владимир ни разу не взял в руки кисть. К рисованию он вернулся только в начале 60-х — и довольно быстро у него появилось много заказов. Владимир переехал в сиднейский фешенебельный Дабл Бей. Художественные галереи заинтересовались его работами. Приходилось ему рисовать и в других странах. К этому периоду относятся его прекрасные портреты семьи графа Фабер-Кастелла, Германия. Эта семья уже 250 лет владеет компанией, производящей известные во всем мире карандаши. Владимир сделал карандашный рисунок графа Андреаса с женой, а позже портрет масляными красками Натали и Алии, дочерей графа Энди, возглавляющего бизнес Faber Castell в азиатско-тихоокеанском регионе.

Владимир — отличный психолог, ведь за одну встречу в течение нескольких часов ему удаётся открыть внутренний мир человека, которого он рисует, и передать его на картине. Во время нашего интервью я чувствовал его внимательный, острый взгляд, впрочем, так же как и уважение к собеседнику. И это уважение к человеку, которого он берется рисовать, а в противном случае, как говорил искусствовед Э. Линн, Владимир вряд ли вообще начал бы делать портрет, чувствуется в многочисленных картинах художника.
© V.Meskenes
Работа не прекращается и сейчас — недавно Владимир Мешкенас сделал карандашный рисунок сэра Майкла Паркинсона, знаменитого британского тележурналиста и писателя.
— Поддерживаете ли Вы контакты с русскими в Австралии?
— Немного моих друзей остались живы. Нет моей любимой жены Евдокии. У меня был кум Семенченко, один из строителей храма в Канберре. Дружил я и с полковником Стахиевским, он тоже умер. Вот, пожалуй, и все. Вообще, я не очень общительный, скорее закрытый человек.

— А русских художников в Сиднее Вы знаете, например, Лику Груздеву?
— Да, я знаю Лику. Я встречался с русскими во Владимирском храме в Сентенниел парке и Петропавловском соборе в Стратфилде. Мне всегда нравилось слушать церковное песнопение.

— В Вашей семье у кого-то ещё были способности к рисованию?
— Мамин папа был художником, мама (Агриппина, урождённая Макарова) тоже имела талант. Я с детских лет рисовал везде, где только мог. В четырнадцать лет я нарисовал карандашом портрет сидящего отца — самый старый рисунок, сохранившийся в моем архиве.

У Владимира, кроме сына, ещё есть две дочери — Нина и Мария. Одна из них живёт в Сиднее, а другая в Байрон Бее. И обе рисуют. Нина училась у Бретта Уайтли, австралийского художника и графика. И внук его также рисует. Так что художественный талант в семье передался новым поколениям.

— Кто из художников Вам нравится?
— Из классиков мой любимый — Ван Гог, интересные картины у австралийских художников Драйсдейла, Бретта Уайтли, у Люсиана Фройда из Англии.

— Вы прожили большую жизнь. Могли бы Вы сказать, что вы довольны пройденным путём?
— На этот вопрос трудно ответить. Я не могу пожаловаться. Мне нравится Австралия, я написал много картин.

— У Вас не было цели добиться побед на международных выставках?

— Никогда. Я не любил участвовать в выставках.

— Где можно увидеть Ваши работы?
— Есть картины в галереях штатов НЮУ, Виктории, Квинсленда. А в основном, у меня были частные заказы на портреты. За картину хиппи для рок-фестиваля в Вудстоке предлагали миллион долларов, но я отказался. Я не любил продавать картины — деньги уйдут, а что останется? Картины в моей коллекции можно посмотреть на сайте www.vladimirmeskenas.com
Евгений: — Не то чтобы отцу не нужны были деньги, но он всегда ограничивал себя тем, что необходимо для написания новых картин. Что сказать, он художник, деньги для него на втором плане. Если ему интересен человек, он будет писать портрет, а больше его ничего не интересует.
© V.Meskenes
— Сколько портретов Вы написали за свою жизнь?

— Наверное, около двухсот пятидесяти. И тысячи этюдов.

— Каковы Ваши планы на этот год?

— Я не был в России с рождения, никогда не видел Москву и Санкт-Петербург. Очень хочу познакомиться с людьми искусства, посмотреть знаменитые картинные галереи — Третьяковку, Эрмитаж. Хотел бы побывать и в московских храмах. Раньше я не мог поехать, а сейчас, когда жизнь заканчивается, надо торопиться.

Евгений: — Отец хочет поехать, взяв с собой часть своих картин и, может быть, подарить их какой-либо галерее, чтобы его картины вернулись на родину. Он сохранил много своих картин и рисунков. Часто не хотел расставаться с ними, хотя ему предлагали большие деньги.

Хотелось бы, чтобы поездка в Москву совершилась, и люди в России смогли посмотреть картины Владимира Мешкенаса, прекрасного художника с русскими и литовскими корнями, более 60 лет прожившего в Австралии.

Благодарим В.Мешкенаса за предоставленные фото его картин. © V. Meskenas

Больше картин художника Владимир Мешкенаса можно посмотреть на вебсайте художника www.vladimirmeskenas.com

Выражаем благодарность за помошь редактору Наташе Виздом.


Беседовал


1 comment