Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

В Сиднее простились с князем Михаилом Андреевичем Романовым

Venit mors velociter, Rapit nos atrociter. Смерть приходит быстро, уносит нас безжалостно. 15 июля 2008 князю Михаилу Андреевичу Романову исполнилось 88 лет. Собравшиеся в одном из сиднейских ресторанов гости поздравляли виновника торжества с Днем рождения, желали ему многого лета. Его супруга княгиня Джулия Романова Креспи говорила, что в китайской науке о магических числах число 88 - одно из самых благих и счастливых. Никому и в голову не могла тогда прийти мысль, что не пройдет и двух месяцев, как не станет Михаила Андреевича.

Говорили о планах на будущее, о следующих встречах. Михаил Андреевич был в хорошей форме и, наверное, жил бы ещё долго, если б не тот для него роковой день 6 сентября, когда произошел с ним несчастный случай. Смерть не спросит — придет и скосит.
Шел дождь. Он был у себя во дворе, поскользнулся и упал с лестницы, получил тяжелую травму и был госпитализирован, а на следующий день — сердечный приступ. А за ним — вдруг серьезная проблема с почками. Видно правда, что беда беду накликает.
17 сентября Михаил Андреевич был переведен из больницы, где его лечили врачи в хоспис для уже безнадежных пациентов. Он умер ночью на понедельник 22 сентября.

Умер не просто замечательный, добрый, хороший человек. Ушел из жизни на чужбине еще один Романов, один из старейших представителей российской императорской фамилии.

Да, его смерть — это тяжелая утрата для его родных, близких и друзей. А если шире, для русских эмигрантов в Австралии послереволюционной волны и их потомков, его смерть — это и нечто большее. Это и глубокая печаль о том, что оборвалась живая связь, длившаяся 40 с лишним лет исторической дореволюционной России в лице Михаила Андреевича, представителя династии Романовых, с Австралией. И жалко, и печально, что он ушел, и не дожил до того долгожданного исторического дня, когда Верховный Суд России признал трагическую гибель последнего российского императора Николая II и членов его августейшей семьи результатом политических репрессий. Мир узнал об этом постановлении суда 1 октября.

Похороны состоялись в Сиднее во вторник 30 сентября 2008 в день памяти Мцц. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Это был памятный, наполненный разными впечатлениями, мыслями и переживаниями день, солнечный и теплый, совсем не жаркий, каким был предыдущий.

Пришли проводить Михаила Андреевича в его последний путь около 100 человек. Подавляющее большинство — австралийцы, члены Суверенного Ордена православных рыцарей-госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, великим приором которого в последнее время (с 2006 года) был князь Михаил Андреевич.

Как это не удивительно, но Русская Австралия его знала мало. Быть может, поэтому русских австралийцев на по-хоронах было совсем не мно-го. Отпевание в Св.Пет-ропавловском Кафедральном Соборе РПЦЗ возглавил митрофорный протоиерей Михаил Протопопов. Служба велась на русском и английском языках. Её вместе с протоиереем Михаилом Протопоповым вели протоиерей Никита Чемодаков, иеромонахи Иоаким и Вени-амин и игумен Иоанн Маграмм.

Почетный караул составили Петр С.Татаринов (представлял он правление Русского исторического общества в Австралии и бывших членов в Австралии Кают-компании Императорского Флота) и скаут мастер Георгий М.Скорняков (представлял он скаутскую организацию ОРЮР и редакцию альманаха «Австралиада»).

После трогательной службы в Петропавловском Собо-ре похоронный картеж направился в англиканскую церковь Св. Джеймса в городе. В этом историческом старейшем сиднейском храме, построенном в 1824 году, была совершена особая поминальная служба, очень торжественная, с хором и органной музыкой. Возглавил её благочинный епископ Англиканской церкви в Батерсте Ричард Нурфорд, прелат упомянутого Суверенного православного ордена рыцарей-госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского. Были произнесены речи в память новопреставленного, звучали церковные песнопения и органная музыка (гимн «Коль Славен» и др.) Исполнял органную музыку наш молодой соотечественник Андрей Кузнецов. Когда под минорную мелодию итальянского композитора Альбинони и звон колоколов рыцари ордена выносили из церкви Святого Джаймса гроб с телом князя Михаила Андреевича. Рабо-чий день заканчивался. Прохожие останавливались и с интересом наблюдали за торжественной церемонией, деликатно спрашивали кого хоронили, кто все эти люди с орденами в черных плащах с большим белым мальтийским крестом Св. Иоанна и чей этот бело-сине-красный флаг?

На следующий день им всё станет ясно из материалов, опубликованных в газете The Sydney Morning Herald и в Интернете. Они узнают, что хоронили в Сиднее русского князя, родственника последнего российского императора. Узнают, что он был добрым хорошим человеком, который многие годы жил в Австралии. Человеком, которого любили и уважали, который жил очень скромно, занимался благотворительностью, очень полюбил Ав-стралию и всегда думал о дорогой его сердцу России.

Постперестроечная Россия познакомилась с Михаилом Андреевичем впервые в 1998 году, когда в летние июльские дни в Санкт — Петербурге проходило захоронение останков императора Николая II, членов его семьи и слуг. В город на Неве из разных стран мира прибыли родственники убиенных. Михаилу Андреевичу тог-да, как и другим высоким зарубежным гостям, представителям рода Романовых местные власти и СМИ уделяли особое внимание. Последний раз он был в России два года назад, когда вместе с большой группой австралийцев членов упомянутого ордена он участвовал в церемонии перезахоронения праха императрицы Марии Федоровны, его прабабушки.

Похоронили Михаила Андреевича на греческой православной секции большого восточно-сиднейского кладбища Ботани. Место выбрала его жена княгиня Джулия — возле лужайки, неподалеку от небольшого живописного искусственного пруда. Тишину нарушали пение птиц и погребальная служба...

Уже стемнело, когда публика, пришедшая проводить Михаила Андреевича в его последний путь, стала расходиться. Уходил в прошлое этот необыкновенный день, оставляя в памяти светлый образ Михаила Андреевича, его похороны и поминки. Вечная ему память и царство небесное! Пусть земля будет ему пухом!

Наступала среда 1 октября, новый суетливый рабочий день австралийской весны.
Алексей ИВАЧЁВ, Сидней


Ваш комментарий