Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Воспоминания о Китае

15 ФЕВРАЛЯ состоялась первая в этом году встреча ККМ, посвящённая воспоминаниям о Китае

У НАС ЖИВА память о затерянном острове под названием Русский Китай, который теперь становится похожим на миф, на призрак. Уходят последние очевидцы той трагической эпохи. Русские, которые волею судьбы остались без России.

Харбин был русским городом, который жил интенсивной жизнью. Тут были и русские церкви, и русские школы, больницы, библиотеки, театры — всё это содержалось самим же русским населением.

Была особая прелесть в жизни общества города Харбина. События в городе предчувствовались, угадывались, о них видели пророческие сны, о них рассказывали друг другу. Все знали всех, и все интересовались всеми. Малое событие, преломляясь в стольких мозгах, принимало значение огромных происшествий. Умер известный человек — его оплакивает и хоронит весь город. Свадьба — одна половина города приглашена, остальные принимают участие в роли взволнованных, жадных зрителей. Растёт красавица — ею любуется весь город. Никто не забыт, никто не затерян.

Хранились традиции. Из этого города выходили знаменитые музыканты, артисты, певцы, среди них и известные всему миру. Здесь рождались поэты. Здесь писались исповеди, мемуары, дневники, делались изобретения, измышлялись новые политические и экономические системы. Здесь сохранялись архивы. Были балы, концерты, оперы, драмы, лотереи, подписные листы, «бочки счастья».

И даже при японцах, подавленный и угнетённый, город всё же не был духовно покорён японцами — он жил, он страдал, содрогался, сжимался, но духовно он оставался таким же, как прежде, самим собой.

Манеры и разговор были прежнего высокого столичного тона, не снижаясь с привычного уровня — говорили о музыке, литературе, политике, о светлом, хотя и отдалённом, будущем человечества, и, конечно, о детях. Дети вызывали большое беспокойство: они переставали походить на родителей. Они вырастали на чужбине и постепенно отходили, отдалялись от родителей. Но всё же то здесь, то там появлялся молодой русский талант — поэт, музыкант, певец, учёный, изобретатель, спортсмен — и это на время успокаивало старое поколение: преемственность русской культуры, её поступательное движение продолжалось. Русская интеллигенция всё ещё дышала.
Всякий талант встречался с восторгом. Им гордились. Сейчас же пускался в ход подписной лист: на покупку книг для таланта, на аренду пианино или скрипки, на плату за учение, на билет за границу. И эти жертвы не были напрасными: не мало гуляло по свету талантов харбинского происхождения.

Поэт Арсений Несмелов в одном их своих стихов писал:
«Мы умрём, а молодых поделят -
Франция, Америка, Китай».

Для присутствующих тема встречи была близка и неистощима, так как Китай был богат талантливыми русскими людьми.
Кто не помнит единственный в эмиграции детский журнал «Ласточка» и его редактора Юрку — Елену Александровну Васильеву. Большинство рассказов, сказок, пьес, стихов и рисунков принадлежали перу Юрки. Были в журнале и отдел «Наши читатели — сами писатели», и конкурсы «Прелестного ребёнка», и шарады, и ребусы. Особенным же успехом пользовались «Бобкины проказы» — похождения двух шалунов: мальчика Юрки и собачки Бобки.

Жизнь детей того времени невозможно представить без «Ласточки». Журнал развлекал, но он же и воспитывал детей. Юрка писала: «Я жила на свете, чтобы приносить радость русским детям. И для меня это тоже была большая радость!»

Юрка была не только талантливой детской писательницей. Она была прекрасной художницей, преподавательницей, переводчицей, энтузиастом скаутского движения.
На выставке были представлены её рисунки, альбом со стилизованными зверюшками, иллюстрированные детские книжки «Матрёшкин пирог» и «В гостях у Деда Мороза», картина «Зайчик», вышитый по её рисунку детский коврик, фотографии. О жизни и творчестве Юрки рассказала Т.Пигарева.

И ещё одна судьба — удивительное явление тех лет — юная поэтесса Нина Завадская. Она только вышла на путь поэтического творчества, поразила всех своими незаурядными способностями, богатством поэтического воображения, широтой мысли. Она появилась, как «мимолётное виденье». Ей не было и 16-и лет, когда она умерла от азиатского тифа. Эта смерть потрясла русский Харбин.

Юная поэтесса, как звезда, сверкнула и погасла, но оставила неизгладимый след. Она увлекалась А.Ахматовой, поэтами-символистами, С.Есениным. За свою короткую жизнь она написала 44 стихотворения, некоторые из которых были положены на музыку. По словам самой Нины, она «писала, потому что не могла не писать, и стихи слагались сами собой».
Её единственный (посмертный) сборник стихов «Светлое кольцо» был издан её родителями в Харбине в 1943 году. Этот сборник — как альбом ярких, смело зарисованных акварельных этюдов. Тут и исторические стихи, и стихи о Шекспире, о природе, о родине, которую она никогда не видела.

О Нине Завадской рассказала Т.Гартунг. Свой рассказ она сопровождала чтением стихов. Её чтение было серьёзно, вдумчиво и трогательно.
Во время перерыва было время ознакомиться с выставкой «Китайские сувениры», состоявшей из фотографий, открыток, календарей, альбомов, иллюстраций китайских рисунков, изделий из кости и дерева и других китайских сувениров.

В выставке приняли участие: О.Алёшина, Т.Бакич, Г. Данильченко, И.Демидова, О.Закрочимская, Ю.Конашенко, И.Куницкая, А.Лопатина, Т.Пигарева, В.Спасоевич, В.Стаценко, И.Суворов, Л.Токарева, Т.Цыганова, Е.Шервуд.

Во второй части встречи А.Лобастов поделился впечатлениями от своей поездки в Шанхай, где остались немногочисленные следы пребывания русских. Он рассказал о соборе на французской концессии, где китайцы устроили ночной клуб и танцевальный бар. В данное время собор приводят в первоначальный вид, но не для богослужений, а как выставочный зал или музей, наподобие Софийского храма в Харбине.

Затем он рассказал о «трижды рождённом» памятнике А. С. Пушкину (1937, 1947, 1987гг.) на французской концессии. Поэт печально и недоумённо смотрит на поток машин, велосипедистов и пешеходов и думает, как это забросила его судьба в этот пёстрый, шумный азиатский город.
Рассказывал А.Лобастов интересно, чётко. С большим юмором он рассказал о проводимой в Китае политике «Одна семья — один ребёнок» и встрече с одним из современных китайских мальчиков.

Затем И.Суворов рассказал о китайских денежных знаках и показал снимки Китайской улицы города Харбина, сделанные им во время одной из его поездок.
Н.Баженов продемонстрировал видеофильм о нашем соотечественнике Н.Заики, проживающем в Харбине, и о его поездке в Благовещенск.
Программа встречи была насыщенной и разнообразной. Интерес к жизни русских в Китае, их судьбам и духовному миру не ослабевает.
Ваш комментарий