Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Галлиполийское сражение – русский след

25 апреля 1915 года - день высадки военного корпуса австралийских и новозеландских войск на турецкий полуостров Галлиполи во время Первой мировой войны отмечается как день памяти погибших в боях и участников военных операций австралийской армии - Anzac Day. Сегодня мы публикуем статью Владимира Крупника и Елены Говор, описывающую события того далекого времени.

Галлиполийский десант, сыгравший столь большую роль в истории Австралии, стал кульминацией цепи политических игр и коллизий, уходящих далеко в историю. Австралийские солдаты, высаживаясь на берег Дарданелльского пролива под огнем турецких орудий и пулеметов, платили своей кровью за трагические ошибки нескольких поколений британских политиков.
Задолго до Крымской войны Великобритания начала активно противодействовать антиосманской политике России, направленной на освобождение христианских народов от турецкого ига и распространение российского влияния на Балканы вплоть до контроля над проливами. Османской Империи оказывалась военная (годы Крымской войны) и политическая (1878 год) поддержка. Кто знает, не окажи Великобритания столь внушительную политическую поддержку Турции после окончания русско-турецкой войны 1877-78 годов, может, не пришлось бы австралийцам и новозеландцам высаживаться на Галлиполийский берег в 1915 году...
К началу Первой Мировой войны Турция оказалась под сильным германским влиянием. Прогерманскую позицию заняла и Болгария, которую Россия всего 36 лет назад ценой больших потерь освободила от турецкого владычества. Хотя страны Антанты и Россия вовсе не хотели иметь противников в лице Турции и Болгарии и предпочитали видеть эти страны нейтральными, военно-политическая ситуация в Средиземноморско-Черноморском регионе стала взрывоопасной уже в первые месяцы войны.

В августе 1914 года в Черное море прорвались немецкие крейсеры «Гебен» и «Бреслау». Они подняли турецкий флаг и формально стали частью турецкого военно-морского флота. Двадцать седьмого сентября Турция закрыла проливы, и жизненно важный для России морской путь, через который проходила основная часть ее экспортно-импортных морских перевозок, был перерезан. Двадцать восьмого - двадцать девятого сентября германские военные суда под турецким флагом обстреляли Одессу, Севастополь и Новороссийск. Российские порты и судоходство понесли серьезный ущерб. Тридцатого октября послы России, Великобритании и Франции в Константинополе вручили 12-часовой ультиматум турецкому правительству с требованием открыть проливы и прекратить военно-морские рейды. Ультиматум остался без ответа - на следующий день Турция вступила в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии.
Для России вступление Турции в войну означало открытие нового - Кавказского фронта. Несмотря на то, что российская армия достигла существенных успехов на этом фронте в первые месяцы войны, ее положение на основном - германском фронте было очень тяжелым. Потери были огромны, ощущалась постоянная нехватка боеприпасов и снаряжения. В последние дни 1914 года главнокомандующий российской армией великий князь Николай Николаевич обратился к британскому послу в Петрограде Джорджу Бьюкенену с просьбой провести отвлекающую операцию против турок и вынудить их отвести часть войск с Кавказского фронта. Второго января 1915 года года военный министр Великобритании лорд Китченер направил послание первому лорду Адмиралтейства (главнокомандующему ВМФ) Черчиллю письмо со следующим посланием:
Единственным местом, где демонстрация могла бы иметь эффект... являются Дарданеллы, в особенности в том случае, если распространятся слухи об угрозе Константинополю.
В Петроград была послана телеграмма следующего содержания:
Примите уверения в том, что мы предпримем меры для осуществления отвлекающей операции против турок. Тем не менее, существуют опасения, что такая акция... вряд ли сможет оказать воздействие на численность врага на Кавказе или вызвать его отход.
Вместе с тем британское командование понимало, что успех операции будет означать захват проливов. Это могло открыть путь российскому продовольствию в порты стран Антанты, а боеприпасам и вооружению - в российские черноморские порты.

Ситуация на других фронтах войны с Турцией вызывала оптимизм. Четвертого января 1915 года турецкие войска были разгромлены российской армией в Сарыкамышском сражении. Из 90 тысяч турок, участвовавших в сражении, уцелело лишь около 12 тысяч. Этой катастрофе предшествовали несколько поражений на Ближнем Востоке. Население Турции проявляло крайнюю апатию по отношению к войне. Немцы уже ожидали, что турки вот-вот начнут секретные переговоры о мире...
Первая фаза Дарданелльской операции началась 19 февраля 1915 года в 9.51 утра, когда флотилия из 12 британских судов начала обстрел турецких фортов на Галлиполийском полуострове. Двадцать пятого февраля небольшие десантные группы британцев обнаружили, что турецкие и немецкие артиллеристы покинули свои позиции, не выдержав ураганного корабельного огня. Британские суда углубились в пролив на шесть миль, не встречая какого-либо сопротивления. Второго марта адмирал Карден направил в Лондон послание с утверждением, что при условии хорошей погоды через две недели союзники будут в Константинополе. В Чикаго резко упали цены на зерно в ожидании скорого возобновления российского экспорта...
В начале февраля премьер-министру Греции Веницелосу предложили одну британскую и одну французскую дивизии для укрепления границы с Болгарией. Сначала он отклонил предложение, но в свете продолжающихся успешных артобстрелов Галлиполийских укреплений сам предложил направить три греческие дивизии для нанесения удара по турецким позициям с тыла с последующим захватом Константинополя. Британия и Франция поддержали это предложение, но царское правительство его отклонило - Россия хотела полного контроля за проливами, не желая делить его ни с кем. Третьего марта Николай II объявил об этом британскому послу. В середине марта было подписано соглашение о передаче проливов России сразу после падения Константинополя.
Почти месяц продолжался артобстрел турецких фортов. Казалось, они были обречены - моральный дух защитников фортов был необычайно низок, не хватало боеприпасов и продовольствия. Туркам не хватало даже мин для блокирования проливов. Дошло до того, что они стали собирать и вновь использовать русские мины, которые приносило течением из Черного моря. Восемнадцатого марта турецкие мины коренным образом изменили ситуацию в разгорающемся сражении - на них подорвался и затонул французский броненосец "Bouvet". Британские броненосцы "Ocean" и "Irresistible" получили тяжелые повреждения и были затоплены во избежание попадания в руки врага. Такие потери союзники не могли себе позволить. Утром девятнадцатого марта турецкие и немецкие артиллеристы на Галлиполийских фортах увидели перед собой пустой горизонт - корабли союзной эскадры ушли. Ликованию в турецком лагере не было предела...
Союзному командованию стало ясно, что усилиями одного лишь флота проливы захватить не удастся. Десятого января лорд Китченер отдал приказ готовиться к десанту. Предполагалось, что как только десант закрепится на Галлиполийском берегу, российский корпус высадится на берегах Босфора. Тем временем на остров Лемнос начали прибывать войска - британская морская пехота и части австралийско-новозеландского армейского корпуса (ANZAC). К 21 апреля в распоряжении союзного командования было более 70 000 человек - 30 000 австралийцев и новозеландцев, 27 000 британцев, 16 000 французов. У берегов острова собралась грандиозная эскадра союзных судов, в которую входил и русский крейсер "Аскольд".
Сейчас хорошо известно, что десант был плохо подготовлен, что союзники знали очень мало о топографии и проходимости побережья и наличии на нем пресной воды. Место для десанта было выбрано крайне неудачно - солдатам предстояло штурмовать укрепленные высоты, карабкаясь по крутым, сильно расчлененным склонам...

Двадцать пятого апреля десанты союзников высадились на трех участках Галлиполийского полуострова. Началось кровопролитное сражение, длившееся несколько месяцев. Плацдарм Кум Кале на азиатском берегу пролива вскоре был покинут. Уже в мае к туркам начали прибывать подкрепления с Кавказского фронта. Ход сражения сильно напоминал боевые действия на Западном фронте: сидение в траншеях, штыковые атаки с переменным успехом для обеих сторон, тяжелые потери. Экстраординарным было лишь получившее широкое распространение на Галлиполи рыцарское отношение солдат враждующих сторон друг к другу, необычное даже на фоне часто имевших место на фронтах первой Мировой войныслучаев солдатского братства. Солдаты союзных войск почти никогда не стреляли по туркам, расхаживавшим позади линии своих окопов. Обе стороны давали друг другу возможность вынести с поля боя и похоронить убитых товарищей. Солдаты часто перебрасывали во вражеские окопы, часто находившиеся на растоянии всего двадцать-тридцать метров, подарки: союзники - консервные банки (турки просили почаще бросать консервированное молоко), турки - фрукты. Примечательно, что австралийцы и новозеландцы выбрасывали свои противогазы. "Турки не станут травить нас газом. Они дерутся по-честному." - говорили АНЗАКи...
В начале августа, казалось, чаша весов качнулась в на сторону союзников России. Они успешно высадили отвлекающий десант к северу от плацдарма АНЗАКов на побережье залива Сувла, а новозеландцам 7 августа удалось захватить господствующую над полуостровом высоту Чунук-Баир. Австарлийцы тем временем завязали ожесточенные бои, отвлекая на себя значительные силы противника... Но надеждам не суждено было сбыться. Из-за медлительности британских командиров отвлекающий десант быстро увяз в позиционных боях. Тем временем турки, понимая, что здесь решается судьба сражения, бросали все новые и новые резервы на штурм горы Чунук-Баир, неся огромные потери. В составе Веллингтонского батальона новозеландцев, удерживающих высоту, все оставшиеся в живых солдаты и офицеры получили ранения. Сменивший их через два дня батальон британцев был выбит турками из траншей в первой же атаке 10 августа. В конце агуста произошел крупнейший штыковой бой между АНЗАКами и турками у подножия горы Шимитар. И вновь ни одной из сторон не удалось добиться решающего перевеса...
К осени 1915 года стало ясно, что турки, обладающие численным превосходством и сражающиеся за свою землю с исключительным упорством, отступать не намерены. О прорыве турецкой обороны не могло идти и речи. Позиционная борьба истощила силы союзников - подкреплений для несущих тяжелые потери десантных частей не было.
В дополнение к этим проблемам у союзников появился еще один фронт - Салоникский. Когда в начале декабря встал вопрос о необходимости выбора между Салоникским и Галлиполийским фронтами, французское и русское командование сообщило британцам о том, что Салоникский фронт никак не может быть брошен на произвол судьбы. Наступившие в ноябре холода, первые морозы и снегопады не оставили союзникам выбора - было принято решение эвакуировать войска: из-за обморожений союзники потеряли до 10% личного состава. В первых числах января 1916 года последний солдат союзных войск покинули Галлиполийский берег.
Дарданелльская операция закончилась поражением союзников. Позднее турки признавали, что к 19 марта на их фортах не осталось боеприпасов, и что если бы десант был осуществлен тогда, их поражение было бы неминуемым... Но история не знает сослагательного наклонения. Из участвовавших в сражении 489 000 солдат и офицеров союзных войск было убито и ранено 252 000 человек. Турецкие войска из полумиллиона солдат и офицеров также потеряли примерно половину убитыми, ранеными, умершими от болезней. Один из инициаторов десанта, Первый Лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль был вынужден уйти в отставку. Неудача навсегда оставила темное пятно на его репутации военного лидера.

В десанте участвовало несколько молодых людей, впоследствии ставших знаменитыми:
Британец Клемент Эттли (Clement Attlee), 32-летний капитан британской армии, впоследствии лидер лейбристской партии Великобритании. В 1945 году он победил когда-то пославшего его в бой Черчилля на парламентских выборах и стал премьер-министром Великобритании; новозеландец Бернард Фрейберг (Bernard Freyberg), лейтенант-командор, позднее заметная фигура в истории Второй Мировой войны и генерал-губернатор Новой Зеландии; австралиец Джон Монаш (John Monash), командующий 4-й австралийской бригадой, позднее прославившийся в роли командующего дивизией, а затем корпусом на Западном фронте. В сражении приобрели боевой опыт будущие маршалы Второй Мировой войны британцы Слим (Slim), Хардинг (Harding) и австралиец Блэйми (Blamey).

В составе Австралийского экспедиционного корпуса в Галлиполи участвовало свыше 150 уроженцев России. Среди них были представители многих народов Российской империи - русские, о которых будет рассказано ниже, белорусы (Устин Гловацкий, Андрей Жабинский, Павел Зиневич, Вильям Деонк), украинцы (Цезарь Волковский, Никифор Домиловский, Иосиф Рудецкий), поляки (Иосиф Брандебура, Бронислав Борыс, Мариан Пшеволодский), евреи (Елеазар Марголин, Натан Вочман, Самуэль Бортзел, Вульф Хофман, Шия Фельс), финны (Александр Хилтунен, Анти Куяла, служивший под именем Линд, Паул Фальк), уроженцы Прибалтики, среди них эстонцы (Роман Илупмаги, Вильям Амбросен), латыши (Эдвард Абескалн, Мартин Антин, служивший под именем Фриц Лепин), немцы (Дидрих Розенфельд, Рудольф Данберг), осетины (Томас Хабаев, Кульчук Азиев). Среди уроженцев России было и несколько иностранцев - француз Эдгар Гамсон, англичане Джордж Болл, Фрэнсис Дайсон, Оскар Гамбрил, Кеннет Маклеланд.
Собственно русских было тоже много, и попали они в Австралию со всех концов Российской империи - слесарь Георгий Васильев из Владивостока, плотник Иван Волков из Вятской губернии, машинист Иван Козаков из Москвы, рабочие Григорий Смагин из Енисейска, Яков Петров из-под Бишкека в Средней Азии, Владимир Лопатин из-под Смоленска, Алексей Казаков из-под Казани. Среди них было много моряков и кочегаров - Федор Васильев из Новой Калиши, Николай Шаров из Владивостока, Александр Попов из Вологды, Альберт Морозов из Одессы, Александр Карелин, сын крупного чиновника из Петербурга, Влас Козаковшонок из Риги, Георгий Камишанский из Керчи, Иван Иванов из Либавы. Были среди них и представители интеллигентных профессий - бывшие репортеры Петр Чиврин, уроженец Сахалина, и Николай Федорович из Одессы, ботаник Яков Серебренников из Мелитополя, инженеры Георгий Плотников из Екатеринбурга, Иван Коренев из Одоева под Тулой, Николай Романовский из Ачинска под Енисейском и его земляк - ветеринар Парфен Грехов.
Несколько россиян навсегда остались лежать в земле Галлиполи - рижане Джон Амолин и Влас Козаковшонок, еврей Абрахам Левен, служивший под английским именем Дэвид Конрой, финн из Выборга Анти Куяла, Мариан Пшеволодский с Украины и Иван Волков из Вятской губернии.

В сражении принял участие русский крейсер «Аскольд», он поддерживал огнем высадку французов на южный берег Дарданелльского пролива, а его матросы были гребцами на шлюпках, высаживающих на берег сенегальских стрелков. Под пулеметным огнем 4 матроса погибли и 9 получили ранения.

В Галлиполийском сражении участвовало еще одна большая группа наших соотечественников - палестинские евреи, в основном, эмигранты из Российской империи, изгнанные турками в начале войны в Египет. Среди них был герой Русско-Японской войны Иосиф Трумпельдор, награжденный за оборону Порт-Артура четыремя Георгиевскими Крестами и в свое время представленный Царице. Эти люди сформировали транспортный батальон (Zion Mule Corps), который под огнем доставлял в траншеи продовольствие, воду и боприпасы. Шестеро из них погибли, 25 получили ранения.
Поражение союзников поставило русскую армию в крайне тяжелое поражение. Летом 1915 года она потерпела несколько поражений и понесла огромные потери. Во многом эти неудачи обяснялись плохим материальным снабжением армии, нехваткой вооружения и боеприпасов. Успех Галлиполийской операции мог бы все это предотвратить...
Неудача десанта поставила перед союзниками вопрос о поиске альтернативного морского пути в Россию. Им стал путь в обход Скандинавии в северные порты России Мурманск и Архангельск. Проблема была в какой-то степени решена - в существенной мере именно через эти порты Россия получила около 25% вооружений и военного снаряжения, использованных ею в годы первой Мировой войны. Однако перевозка доставленных морем грузов шла довольно медленно, и к моменту выхода революционной России из войны в ее северных портах скопилось огромное количество боеприпасов и военного снаряжения. В немалой степени последствия переориентировки союзников на использование северного пути привели австралийцев в Россию в составе Британского экспедиционного корпуса в 1918-1919 годах (и вновь по инициативе Черчилля).

Для истории России слово "Галлиполи" приобрело особый смысл. Значительно чаще, чем направленный ей на помощь десант союзников, в России вспоминают высадку в 1920 году на эти берега остатков Белой армии, потерпевшей поражение в Гражданской войне.
Галлиполийский десант до июня 1944 года оставался крупнейшей в истории высадкой с боем на вражеский берег. Опыт, приобретенный британским командованием, как считают историки, в немалой степени способствовал успеху высадки союзников в Нормандии во время Второй Мировой войны.
Галлиполи
В истории Австралии Галлиполийский десант сыграл незабываемую роль. Здесь родилась легенда о том, что в этой операции австралийцы сыгрыли ключевую роль и проявили необычайный героизм. По сей день австралийцы любят обвинять британское командование в пренебрежительном отношении к колониальным солдатам, которых безжалостно бросили на турецкие пулеметы и использовали как пушечное мясо. Легенда не вполне соответствует действительности. В общем числе участников сражения австралийцы составляли около 12%, а их потери - около 10% всех потерь союзников в этом сражении - 26 111 человек (из них 8 141 убитыми). Они действительно отлично проявили себя, но не лучше и не хуже, чем британцы, французы, новозеландцы или гуркхи, а в первый день высадки британцы на своем плацдарме понесли значительно более тяжелые потери, чем АНЗАКи. Более того, процент потерь от общего числа войск в этом сражении был заметно ниже, чем, скажем, на Западном фронте. Уже вскоре после окончания Первой Мировой войны в Австралии высказывалось мнение, что Галлиполийская операция на год отложила посылку австралийских войск во Францию, где потери были несравненно выше.
Однако, каждый народ нуждается в легендах. Для сравнительно небольшой австралийской нации Галлиполийский десант стал боевым крещением. Сейчас 25 апреля отмечается как национальный праздник ANZAС Day - своего рода день рождения нации и день памяти соотечественников, погибших во всех войнах.
Одному из авторов этих заметок довелось в 2006 году побывать на земле Галлиполи. Сразу скажу, что никаких приятных чувств я не испытал: здесь быстро начинает пробирать озноб, когда приходит понимание того, что на крошечном клочке земли погибло не менее 120 000 человек разных национальностей.


Владимир Крупник, Елена Говор


3 comments