Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Новые слова

Фельетон

Бывает в жизни, что один случай может изменить все. Вот так и со мной случилось. Зашел как-то недавно в местную видеотеку. В нашем районе открылась видеотека, где можно помимо американских, взять на прокат и русские кинофильмы. Спрашиваю хозяина:
— Есть у вас какие-нибудь русские детективные фильмы?
— Детективных нет, а вот есть про киллеров, — отвечает он.
— Вы хотите сказать, про убийц, — поправляю хозяина.
— Не просто «убийц», а наёмных убийц. По-русски слово «киллер» означает наёмный убийца, — в свою очередь поправляет меня он.
— Понятно, — отвечаю, — простите, я этого не знал. Очень интересно. Благодаря вам, сегодня научился новому слову.

А дома я схватил словарь иностранных слов, ищу это слово, но не нахожу. Признаюсь, мой словарь уже допотопный, 1980 года выпуска.
«Вот, — думаю,- влип, отстал от современности, проспал все эти годы. Нужно что-то срочно предпринимать».
На следующий день бросается мне в глаза заголовок в русской газете:
«Суицид. Голливудская звезда мертва».
«Какая беда, и при теперешней медицине не смогли беднягу спасти», -думаю.

В то мгновение мне почему-то показалось, что суицид — эта острая форма аппедицита. Опять хватаю словарь, ищу и ничего, даже отдаленно похожего, не нахожу.
Звоню по телефону Мишке, моему старому дружку. Мишка — умница, эрудит, читает все подряд, без разбора, включая энциклопедические словари.
— Понимаешь, такое дело, Мишутка, — говорю, — нашел я новое для меня слово в русской газете и, хоть убей, не понимаю, что оно значит.
— Что это за слово такое? — спрашивает он.
— Объясни мне пожалуйста, что значит слово «суицид», — отвечаю.
— Это просто, — Мишка говорит, — «суицид», значит самоубийство, слово взято из английского языка. По-английски оно произносится: «сюисайд».
— Ага, — говорю, — все понятно. Только вот одного не пойму. Если в русском языке существует слово «самоубийство», зачем же нужно еще одно новое да и к тому же иностранное слово?
— Теперь мода такая пошла, — отвечает, — у нас сплошь и рядом появляются в прессе новые слова, заимственные из английского языка, и мы предоставляем им стоянку в русском.
— Все понятно, — неуверенно промямлил я, — спасибо, Миша, за помощь.
И повесил трубку.

После этого разговора я долго размышлял о том, что мне делать дальше:
«Если, на самом деле, язык меняется или уже значительно изменился, я обязан, как любой человек, говорящий на нем, не отставать и пополнять свой запас новыми для меня словами».
Для начала я обзавелся тетрадкой для записи новых слов. И за несколько дней в ней собралось уже немалое количество таких слов. Сюрприз следовал за сюрпризом. Например, я с удивлением обнаружил, что управляющий теперь называется менеджером, а начальник — боссом. А старые, давно вошедшие в русский язык нерусские слова: «контора» и «бутерброд» заменились английскими словами «офис» и «сандвич».

Немалую головную боль мне причинило слово «пиар», так как я никак не смог разгадать его значение. Искать его в моем допотопном словаре не было никакого смысла, поэтому я позвонил Мишке еще раз.
— «Пиар» означает «Паблик рилэйшнс». Слово построенно на сокращении из двух английских букв «пи» и «ар», по-русски «п» и «р», — объявил он без запинки, лишний раз удивляя меня своими знаниями.
— Ну, а все-таки, что этот «пиар» означает? — спросил я.
— Вот переведи на русский язык: «паблик рилейшнс», тогда и узнаешь.
Но перевести «паблик рилейшнс» было невозможно, так как в словаре эти два слова стояли порознь и вместе нигде не встречались.
И тут мне на ум невольно пришла пушкинская фраза: «Шишков, прости, не знаю, как перевести...».
«Теперь мне ясна причина, почему английские слова так легко и просто проникли в русский язык, — решил я. — Для того, чтобы досконально перевести какое-то английское слово на русский язык, нужно его найти в словаре. А так как не каждое слово там отыщешь, проще написать его русскими буквами и оставить в печати. А народ у нас смышленный. Раньше или позже, сам по смыслу догадается!»

Со словом, как например, «парковка», мне было совсем легко. Я, как говорится, умножил дважды два и получил четыре. Английское слово: «паркинг» я знал издавна. Отсюда и заключил, что слово «парковка» произошло от него и встало на место ныне немодного русского слова «стоянка».
А новые слова продолжали сыпаться на меня со всех сторон: из газет, с интернета и даже из книг. И я записывал в свою тетрадку все, что только мог. Для меня это было своего рода игрой: найдя новое звучащее по-английски русское слово, я радовался ему, как ребенок. Я даже занял несколько словарей у друзей и знакомых под предлогом, что работаю над переводом особо сложной английской книги на русский язык.

Но даже и при наличии коллекции словарей, я не смог осилить каждое попавшиеся мне новое слово. Такое слово, как например, «промоушн» я не нашел ни в одном словаре и, в отместку, дал ему свой вольный перевод: «промоушн», это значит — промахнуться.
Особое внимание у меня привлекло слово «каменты». Наткнулся я на него в интернете. «Оставьте свои каменты»,- гласила статья о каком-то новом изобретении. Долго соображать не пришлось, мозги мои в тот момент работали со скоростью Джамбо Джета, и я заключил, что «каменты» означает «отзывы».
Слово «бизнесмен», по-нашему — деловой человек, было мне давно знакомое, не представило никакого труда для перевода. У меня даже возникла озорная идея переименовать название старого фильма «Деловые люди» на простое и современное — «Бизнесмены».
А вот слово «гламур» мне так понравилось, что я тайно загорелся безумным желанием сменить первую строфу известного романса «Глядя на луч пурпурного заката...» на более современно звучащую: «Глядя на луч гламурного заката...».
И я продолжал свои записи с темпераментом, свойственным только маньяку и, время от времени оторвавшись от тетради и положив ручку в сторону на стол, любовался результатами моих записей.

А когда мне становилось скучно я, с выражением, как ученик в школе, вслух читал из записанного:
«Хит» — популярная песня, «сингл» — песня, записанная отдельно, «римейк» — переделка, «дизайн» — оформление, «постер» — плакат, афиша, «блокбастер» — фильм, имеющий огромную популярность, «прайм тайм» — лучшее время. «Секьюрити» — охрана, «провайдер» — поставщик, «риэлтор» — агент по продаже недвижимости, «брокер» — комиссионер, оценщик, «рэкетир » — вымогатель. «Тинэйджер »- подросток, «сэйл» — распродажа, «спрэд» — мягкое масло, «ланч» — обед, «секонд-хенд» — подержанное, «маркет» — рынок, «шоп» — магазин, «имидж» — образ, «брэнд» — марка, «прайс» — цена.
А еще я для лишней практики писал сочинения:
«В шоппинг-центре было много тинэйджеров. Витрины магазинов были заклеены постерами, рекламирующими сейлы. Кругом сновали секьюрити, оглядывая каждого шоппера с ног до головы. Мужчины из секьюрити были хорошо сложены, наверное занимались боди-билдингом, что придавало им уважительный имидж. Сам дизайн шоппинг-центра был очень удачным. Здесь можно было найти шопы готового платья знаменитых дизайнеров и популярных брэндов, музыкальные шопы с последними хитами и синглами со сниженными прайсами. Я подъехал туда в самый раз к ланчу. В шопе с жаренными чикенами предлагали бесплатный семплинг, а у шопов с гамбургерами и пиццами толпились голодные тинэйджеры».
Прошло две недели. Я с головой погрузился в свое новое занятие и, по всей вероятности, достиг определенных вершин, так как все мои друзья и знакомые, слушая мою новую разговорную речь, смотрели на меня с какими-то странными, полными удивления в глазах взглядами. Я же читал их взгляды по-своему, мне казалось, что это удивление вызвано моей способностью разговаривать по-модному.

А через несколько дней мне позвонил Мишка.
— Как дела? — его вопрос.
— Окей, — отвечаю. — А как ты есть?
— «Как ты есть?» Это что еще за новая форма приветствия? — услышал я удивленный Мишкин голос.
— Моё новое изобретение. «Как ты есть» — это перевод с английского: «How are you?». Тебе нравится?
— Нет, мне не нравится. Между прочим, я слышал от некоторых наших общих друзей, что ты того, этого… заболел...
— Заболел? Чем?
— Головой заболел. Они мне рассказали, что ты как-то странно разговаривать стал: наполовину по-русски, наполовину по-английски. Насколько я знаю, раньше ты хорошо говорил по-русски, значит, за последнее время у тебя что-то с мозгами стряслось. Ты случайно на головные боли не жалуешься?
Мишкины слова застали меня врасплох, и я просто онемел от неожиданности. Во рту у меня пересохло, хотел ему что-нибудь ответить, да не смог.
Через несколько секунд, собравшись с силами, я прохрипел в трубку:
— Все у меня в порядке и на головные боли не жалуюсь.
— Так в чем же дело?- спросил Мишка.

И тогда я ему объяснил, что несколько недель назад мне показалось, что я отстал от современного русского разговорного языка и решил, чтобы наверстать упущенное, посвятить все свое свободне время изучению новых слов. И я похвастался, что в моей тетрадке уже около 700 единиц таких слов и что, хотя я пока не знаю всех их назубок, но со временем собираюсь осилить.
— Остановись, безумец, пока не поздно, — посоветовал Мишка, — эти новые слова не наши и нам они не нужны.
— Но ты же сам говорил, что теперь в моде новые слова, — запротестовал я.
— Да, говорил, но это не значит, мы должны быть модниками. Нам важнее сохранить наш родной язык от засорений. Там, где можно обойтись средствами родного языка не следует прибегать к иноязычным элементам. А модники… Пускай они разговаривают, как им угодно. Они еще не раз в будущем пожалеют, что не сохранили чистоту родного языка.
— Понятно, Миша, — пролепетал я, — респект тебе и уважение за такие слова.
С тех пор прошел месяц. Я уже давно выкинул свою тетрадку в мусорный ящик и в настоящее время переучиваюсь разговору по-русски безо всяких инородных примесей и слов.
Газеты я продолжаю читать с тем же самым интересом, что и в прошлом, за исключением, что если попадается мне новое незнакомое, похожее на английское, слово, я его перечеркиваю, и поверх пишу старое и с детства знакомое русское слово.
А.Троицын, Сидней


8 comments