Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

«На юге всей земли»

15 июня исполняется 150 лет со дня рождения Константина Бальмонта, одного из первых русских поэтов, посетивших Австралию.

Там в Австралии вашей, наверно, жара
и лафа – не опишешь пером.

Эти слова Булата Окуджавы очень точно характеризуют представление об Австралии людей, никогда здесь не живших. Ещё одна характерная черта восприятия континента извне – ощущение «сказочности».
Но помимо «сказочно-счастливой» традиции существует и другой пласт описаний пятого континента: строки, созданные писателями, побывавшими здесь из любопытства или вынесенными на сухую почву страны антиподов волной очередных катаклизмов на родине. Именно в создании этого взгляда на Австралию – порой суровую, жестокую, и невыразимо далёкую – был первопроходцем русский поэт Константин Дмитриевич Бальмонт.

Знакомство России с «пятым континентом» продолжается уже более двухсот лет. На берега страны антиподов высаживались беглые русские матросы, переселенцы осваивали здесь золотые прииски, о русской колонии на «пятом континенте» мечтал Н.Н.Миклухо-Маклай, проживший в городе Сиднее несколько лет.

Но прошло более века, прежде чем первый известный русский поэт ступил на землю Австралии. И далёкий загадочный континент сразу же предстал в новом свете: Константин Дмитриевич, искавший здесь сказку, сказки в Австралии не нашёл.
К. Бальмонт пишет в 1912 году. «На траме и пешком, вчера и сегодня, исследовал чуть ли весь Мельбурн. Чудовищно-огромный, безжизненный город. ... Хороша лишь бухта огромная…  Осчастливленный находкой утащенного багажа, отбыл и прибыл в Сидней, очаровательный город, разбросанный над огромной горной бухтой… И люди здесь приятнее».

Горькое чувство звучит в стихотворении Бальмонта «Чёрный лебедь»:
Австралийский чёрный лебедь на волне
Словно в сказке на картинке виден мне.
Настоящий, проплывает предо мной,

Весь змеиный, весь узорный, вырезной.
И воистину влечёт мечту в игру
Настоящими прыжками кенгуру.
И в хранимом зачарованном прудке

Светят лотосы во влажном цветнике.
Голубеет эвкалипта стройный ствол,
Куст невиданной акации расцвёл.
Как колибри, медосос припал к цветку,

Птица-флейта засвирелила тоску.
И хохочут зимородки по ветвям,
Словно в сказке, что сказали в детстве нам.
Только это всё лишь малый уголок,

Громче пенья птиц на фабрике гудок.
Нет Австралии тех детских наших дней,
Вся сгорела между дымов и огней.


Создатель этих строк – возможно, один из «первых ласточек» настоящей русскоязычной поэзии в Австралии – на пятый континент больше не вернулся. Константин Бальмонт умер 30 лет спустя в оккупированном фашистами городке Нуази-Ле-Гран под Парижем.

Но спустя сто лет память о «странствующем поэте» продолжает жить на пятом континенте: в 2014 году редколлегия мельбурнского литературного альманаха «Витражи» учредила ежегодную Литературную премию имени К. Бальмонта. Есть страничка памяти поэта на странице портала «Русская литература Австралии», созданного при старейшей русской газете континента «Единение»: здесь собраны стихи Бальмонта о странствиях по Южному полушарию. А ещё чувство, выраженное в стихах Константина Дмитриевича, продолжает жить в сердцах русских людей, поселившихся на далёком зелёном континенте:

Я на краю земли.
Я далеко на юге.
Не юге разных стран, –
на юге всей земли…

 


Ваш комментарий