Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Отец Борис Игнатевский: я надеюсь, что мое состояние принесет пользу людям

Маленький мальчик с восхищением смотрит на отца Бориса и любуется, тем, как он надевает на себя церковную рясу и готовится к службе. Сегодня Роман вместе со своим дедушкой, священником Борисом Игнатьевским, пришел на службу в Русское Благотворительное Общество.

Он не отводит глаз от него — ведь за несколько недель, проведенных дедушкой в госпитале, он успел по нему безумно соскучиться. А в маленькой часовне Сергиева Посада отца Бориса тоже ждут с нетерпением. Бабушки и дедушки, жители РБО, так соскучились по отцу Борису, что все без исключения замерли, когда он вошел в помещение. Сегодня большой праздник — Сретение Господне и в Сергиевом Посаде по традиции проходит молебен.
Но то, что служит его отец Борис, стало для всех огромным сюрпризом и настоящим подарком к празднику. После службы нам посчастливилось взять интервью у отца Бориса, в котором он искренне ответил на самые откровенные вопросы.

— Отец Борис, расскажите, пожалуйста, о сегодняшнем молебне.
— Сегодня мы отмечаем великое Сретение Господне. На церковно-славянском «сретение» означает «встреча». В этот день Церковь вспоминает встречу младенца Иисуса со старцем Симеоном в Иерусалимском храме. Праздник установлен в память о встрече, которая произошла на сороковой день после Рождества Христова. В тот день Дева Мария и Иосиф принесли младенца Иисуса в Иерусалимский храм, чтобы совершить установленную законом благодарственную жертву Богу за первенца. В день Сретения там же произошла ещё одна встреча. В храме к Богоматери подошла 84-летняя женщина, которую горожане за вдохновенные речи о Боге называли Анна-пророчица. Она много лет жила и трудилась при храме, Анна поклонилась новорожденному Христу и вышла из храма, неся горожанам новость о пришествии Мессии. Сретение Господне — один из двунадесятых, то есть главных праздников церковного года.
Это непереходящий праздник — его всегда отмечают 15 февраля. Я пока еще слабый, поэтому молебен мы провели сегодня укороченный, но по всем правилам и канонам. А в конце все жители и сотрудники Сергиева Посада, присутствующие на службе, по традиции получили гроздь освященного винограда.

— С вами сегодня была матушка Наталия и внук Роман. Они пришли, чтобы вас поддержать?
— Да, конечно. У Романа был выбор поиграть дома в игрушки или быть с дедушкой и он выбрал поехать со мной и помолиться. И мне это было очень приятно. Хочется сказать, что это очень объединяет, когда в жизни случаются какие-то тяжелые моменты. Мы стараемся друг другу помочь и, конечно, меняется отношение друг к другу. Часто мы не замечаем, что в жизни может проскользнуть где-то и грубое слово, и нетерпение. А когда кто-то болеет, люди понимают, что это тяжелое время и стараются друг к другу более ласково относиться.

— Отец Борис, расскажите коротко для тех, кто не знает, что произошло?
— Пятнадцать лет тому назад я потерял сознание в храме. Это было на праздник Царских Мучеников. Врачи нашли у меня опухоль. Ее удалили, но потом, когда произошло выздоровление, у меня разошлись швы и появилась грыжа. Мне она сначала особо не мешала, но со временем стали появляться спазмы. Я не мог принимать определенную пищу, и это стало отражаться на моем состоянии. Меня уговорили хирурги сделать рентген, который показал, что у меня проблема — одна из грыж мешает тонкой кишке. Они снова уговорили меня на операцию. Несложная операция, планировалось, что я выпишусь уже через несколько дней, даже с учетом моих проблем со свертываемостью крови. Но оказалось все не так просто. До сих пор я прохожу лечение в госпитале. Три раза был в операционной. Выяснилось, что во время операции мне проткнули кишечник. И там образовалась дырочка…

— Каково сейчас ваше самочувствие?
— Мы стараемся не падать духом. Это одиннадцатая неделя моего пребывания в госпитале. Было высокое давление, но теперь оно нормализовалось. А сейчас стараюсь много гулять. Стараюсь себе помочь, чтобы у меня и настроение поднималось — это очень помогает, и физическая нагрузка шла на пользу. Я понимаю, что выздоровление — это длительный процесс.

— Вы ощущаете помочь свыше?
— Да, конечно. 16 января, мне сообщили, что если состояние не улучшится, то надо будет оперироваться снова, а это сложная операция, которая несет с собой много опасностей. И Господь Бог милостив — за несколько дней до назначенной даты мое состояние резко улучшилось. И в день операции хирург отменил ее, решив, что лучше пусть так все пройдет. Потом на седьмой неделе мое состояние вдруг снова улучшилось, и это неслучайно. Ведь седьмая неделя — это полнота. Число 7 для меня, христианина, который ищет какой-то вести от Бога, стало настоящим утешением. И выздоровление продолжается и продолжается, и я должен принять то, что происходит, это Божья воля.

— Слава Богу. Врачи дают прогнозы, когда вы сможете вернуться к воскресным службам?
— Пока для меня это трудно, я физически пока еще не готов. Я хожу много, да, но я чувствую, что пока у меня нет достаточно сил. Вдруг со мной что-то случится, я не хочу портить службу. Сейчас мы приглашаем других священников заменить меня, но в воскресные дни, на праздники я присутствую в храме. У нас есть отец Давид Лойд, который говорит, что сделает все, что сможет, но он работает в течение недели. И иногда приходится в будние дни приглашать других священников.

— А с какими бы вы словами обратились к своим прихожанам, пастве?
— Они, конечно, переживают вместе со мной. Их надо утешить. И я утешаю и надеюсь на лучшее. Это не только для меня испытание, это каждому приглашение соединиться с Богом еще крепче, еще ближе. У многих я вижу искреннюю любовь ко мне. Люди навещают, меня приходят, звонят, говорят и переживают со мной. Они знают, что это нелегко.
Я смотрю теперь на каждый день в отдельности. Знаете, стараюсь вперед на забегать, не переживать о прошлом, а просто смотреть, как прожить этот день. У меня такой режим: встаю, молюсь, хожу, больше чем обычно, снова молюсь, до 6 часов в день. Не то, что я подвижник, но я должен что-то делать. Я не могу просто ходить и размышлять. Иначе какая польза? Я надеюсь, что мое переживание, мое состояние принесет пользу не только мне, но и другим, что они подумают о своей жизни и изменят что-то в ней. Видно, Господь Бог хочет, чтобы я немножко поднялся, на какую-то ступень выше к нему.

— Спасибо большое, отец Борис, и дай вам Бог здоровья.

 


Ваш комментарий