Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Счастье — это когда тебя понимают

Театр «Пилигрим» в Брисбене.

Вечером 9 июля в Русском общественном центре в Брисбене состоялся дебют русского театра «Пилигрим» из Сиднея. Этому театральному коллективу уже больше 10 лет, его хорошо знают зрители Сиднея, Мельбурна, Канберры и Аделаиды. И вот, наконец, «Пилигрим» приехал в Брисбен представить нашим зрителям спектакль по пьесе Александра Гельмана «Скамейка».

Ирина Ингман, актриса и режиссёр театра «Пилигрим» любезно согласилась дать интервью для читателей газеты «Единение» и рассказать немного о себе, театре и спектакле.

— Здравствуйте, Ирина. Вы — профессиональная актриса, выпускница знаменитого ГИТИСа. Кто или что повлияли на ваш выбор стать актрисой? Ваши родители из театральной среды?
— Мой выбор стать актрисой был сделан в глубоком детстве, когда я потерялась на набережной Ялты (я, кстати, оттуда), и вместо того, чтобы плакать, я собрала толпу зевак, взволнованных потерявшимся ребёнком, и почти час танцевала, рассказывала стихи и пела, пока моя мама и дядя милиционер не услышали бурные аплодисменты и крики «Ирочка молодец»!
Стоять на сцене для меня было счастьем с детства. Мои родители не имели к актёрству никого отношения. Хотя моя тётя — очень знаменитая актриса. Но она не любит, когда я про неё говорю.

— Как был создан театр «Пилигрим»? С чего всё началось? Как подбирали актёрский состав?
— Театр не был создан с таким названием сразу. В Сиднее была создана театральная группа задолго до нашего появления. И один очень интересный и талантливый человек на основе этой группы захотел поставить свой спектакль. Ему хотелось попробовать себя на этом поприще. В общем, в результате группа не собиралась очень долго, он позвонил мне, и предложил сыграть в этом спектакле. Нас собралось 7 человек, как раз достаточно для всех ролей. В результате я стала режиссировать, и этот спектакль стал точкой отсчета для нового театрального коллектива, который позже был назван «Пилигрим», так как помещения у нас не было и мы репетировали где придётся. Бродили от гаража к гаражу… В театр стали приходить люди, которые никогда не были актёрами, но они были из мира искусства: музыканты, художники, певцы. Так мы и начали осваивать новое мастерство — АКТЁРСКОЕ! К 2008 году наш театр уже насчитывал 25 человек!

— Насколько сложно быть одновременно актрисой и режиссёром театра?
— Быть и актрисой и режиссёром очень нелегко. Многие режиссёры вообще считают, что постановщики не должны играть. Но я, всё-таки, тоже актриса и играть ХОЧУ! Конечно, сначала занимаюсь всем спектаклем, а потом как говорится «влетаю в последний отъезжающий вагон». Так как работаю над своей ролью сама, ну и конечно репетирую с партнёром или партнёрами.

— Спектакль «Скамейка» по пьесе А.Гельмана был впервые поставлен в вашем театре в 2014 году. Он успешно прошёл в разных городах Австралии и вот наконец у зрителей Брисбена тоже появилась такая возможность. Как вы считаете, чем привлекает современного зрителя эта пьеса, написанная в эпоху СССР, 80-х годов? Актуальны ли темы, затронутые в пьесе, и в наше время?
— Пьеса действительно написана в эпоху 80-х годов прошлого. Тема стара как мир — любовь. Это первая часть, но любовь не всегда бывает такой, какой бы мы хотели её ощущать. Она иногда убивает, раздавливает, унижает и делает из нас рабов.
Наверное, это всегда современно. Но есть ещё один маленький пунктик (для рождённых в СССР)! Это была эпоха, которая ушла так скоропостижно, что мы не успели с ней по-человечески простится. И там остались профсоюзы, пионерские лагеря, музыка, молодость, большая и интересная жизнь.
В этом спектакле каждая фраза режет по живому и нагоняет волну воспоминаний…

— В более раннем интервью вы сказали, что роль главной героини спектакля, которую вы играете, «тяжёлая». Как вам удалось раскрыть её? Помог ли в этом ваш партнёр по спектаклю актёр Андрей Тихонов?
— Спектакль «Скамейка» был предложен мне Андреем Тихоновым, профессиональным актёром нашего театра, чтобы попробовать себя… Вот так и возник этот спектакль. Работа над спектаклем шла крайне тяжело. Во-первых выходит так, что режиссёра над нами нет, мы режиссируем друг друга. Во-вторых, моя роль — это роль на сопротивление, как говорят в театре. Ломать себя мне помог мой партнёр по игре, мой хороший друг и замечательный актёр Андрей. Несколько месяцев мы только занимались разбором характеров персонажей. Держать зал полтора часа с двумя актёрами — это очень тяжело и опасно. Нашей задачей было не дать зрителю отдохнуть ни на минуту.

— Кто или что вдохновляют вас на создание новых образов и спектаклей? Какие женские роли хотелось бы вам сыграть?
— Пьесы для театра в основном я нахожу сама. Иногда друзья рекомендуют ту или иную пьесу посмотреть. Но в основном репертуар театра — это моя позиция в жизни.
О чём болит, что волнует, о том и играем.
Кого бы я хотела сыграть? Даже не знаю, в ГИТИСе считалась характерной актрисой, а вот сейчас всё на драму тянет. Любой хороший материал — это хорошие роли.

— Как англоязычные зрители принимают Русский театр и ваши постановки?
— У нас есть своя англоязычная публика. Они всегда подходят после спектакля и благодарят за хорошую игру и даже стали приносить цветы по русской традиции.

— Ваши творческие планы на ближайшее будущее?
— Уже совсем скоро в августе выходит новый спектакль театра «Пилигрим» «Старомодное танго» по пьесе американской писательницы Вины Дельмар.
В конце 70-х эта пьеса под названием «Дальше тишина» шла в Москве в Моссовете с необыкновенным дуэтом Фаиной Раневской и Ростиславом Пляттом. Именно благодаря этому дуэту пьеса шла почти 8 лет в переполненных залах до самой смерти Раневской.
Вот эта пьеса, но под другим названием (не хочу ассоциаций) и будет предложена зрителю пока в Сиднее в конце августа. А сейчас нам очень бы хотелось навести творческие мосты с брисбенской публикой. Надеюсь, это будет только началом наших встреч


И я тоже надеюсь, что зрители, посмотревшие «Скамейку» театра «Пилигрим», будут с нетерпением ждать новых встреч и спектаклей.
Ирине Ингман и Андрею Тихонову очень точно удалось передать характеры и эмоции своих героев. Два одиноких человека в поиске своего личного счастья. Найдут ли они его? Он и Она, оба со своим прошлым, со своей правдой и неправдой. Ему хочется, чтобы его поняли и приняли, но при этом он всё время обманывает, изворачивается, меняет своё настроение. Она — простая и доверчивая женщина, уставшая от одиночества. Она хочет быть любима, пусть на час, пусть до утра. Она смеётся, плачет и мечтает. Она такая, какая есть. Очень живая, эмоциональная, нежная, слабая и сильная одновременно, мудрая и немного наивная, женщина в поиске любви.

Один древний мудрец когда-то сказал: «Счастье — это когда тебя понимают, большое счастье — это когда тебя любят, настоящее счастье — это когда любишь ты».
А самое большое счастье, пожалуй, это когда любовь и понимание взаимны.
Актёры счастливы, когда зрители их понимают и любят. На протяжении почти двух часов зрители в зале РОЦК смеялись, грустили и переживали за героев спектакля. А когда спектакль закончился, раздались аплодисменты и крики Браво!

Ирина Ингман поблагодарила всех, кто помог с организацией приезда театра «Пилигрим», всех, кто помог осуществить их дебют в Брисбене.
Прощаться с актёрами никому не хотелось, люди стали подходить к сцене пообщаться и сфотографироваться с Ириной Ингман и Андреем Тихоновым, поблагодарить за спектакль и задать вопросы. Всем очень понравилась великолепная игра актёров, и, конечно, всем поклонникам хотелось бы снова увидеть их здесь в Брисбене. Большинство зрителей были люди среднего и пожилого возраста, совсем мало молодёжи, к сожалению.

Писателю и поэту Всеволоду Михайловичу Мохову в этом году исполняется 90 лет, он пришёл посмотреть спектакль и рассказал, что знает Ирину Ингман ещё когда они оба жили в Аделаиде и она выступала там в театре «АРТ».
К сожалению, в РОЦК Брисбена было намного меньше зрителей, чем ожидалось, всего шестьдесят человек, хотя давали объявления по местному русскому радио, в газете «Единение» и на Фейсбуке.
В Сиднее, Мельбурне и других городах на спектакли театра «Пилигрим» собирается намного больше людей. Хочется надеяться, что в следующий раз зал в Брисбене будет заполнен зрителями.
В Австралии совсем немного русских театров и русских актёров, и кому как не нам, русскоязычным австралийцам, ценить и поддерживать их как наше достояние и часть нашей культуры, также как и русскую культуру в целом?
Счастье — это когда тебя понимают…


Ваш комментарий