Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Игорь Меерсон в гостях у комедийного фестиваля в Мельбурне

В очереди на выступление Игоря Меерсона, первого русскоязычного юмориста-гостя комедийного фестиваля в Мельбурне, слышится русская, польская, английская речь. «Вы на Меерсона?» спрашивает седой мужчина лет шестидесяти. Оказывается, он случайно побывал в России в составе туристической группы еще при Брежневе. С тех пор остался интерес ко всему русскому, и он не пропускает русских гастролей. Нас пускают в зал. Небольшое помещение заполнено на треть, но для любого дебютанта фестиваля это довольно приличная аудитория. На сцене русская буденовка и стол с бутылкой «Русского Стандарта». Под громкую современную музыку (не знаю, почему я ожидала гимн Советского Союза?) выходит Игорь.

Уверенно и без напускной бравады, как многие юмористы, пытающиеся напором взять зал, Игорь спокойно и как-то очень естественно беседует со зрителями. Бывают люди, которые быстро располагают к себе, в их компании расслабляешься, им доверяешь. Наверное, частично поэтому Игорь вот уже 3 года успешно работает на международных комедийных площадках. Его выступление не оскорбит вас матом или шутками ниже пояса. Культурные стереотипы, языковые зацепки, его юмор довольно сдержан и в некотором роде вежлив. Его шоу не о политике (а жаль), хотя Крым, Путин и демократия проскользнули в монологе. Много шуток языковых, ведь не зря представление называется «Hou I lernt Inglish» .
В России Игорь Меерсон — известное лицо и имя. Участник команды КВН «Мегаполис», экс-резидент Comedy Club, креативный продюсер «Comedy Баттл», «Страна в Shope»; продюсер «Супер Олег», «Центральный Микрофон». Автор сценария «Елки», «Елки2», «Елки3», «Елки 1914», «Джунгли», «Одноклассники.ру», «Призрак» ; автор и ведущий радио-шоу «Юмор. Стенд-Ап» на ЮморFM. Продюсер и участник шоу СТС «Ленинградский stand-up клуб».

Русскоязычной публике в Мельбурне очень повезло, ведь его представление проходит на русском и на английском языках. Мы побеседовали с Игорем после его англоязычного выступления.
А начали мы именно с комедийного жанра stand up.

— Игорь, извините за невежественный, может быть, вопрос. Вас называют первопроходцем жанра stand up comedy в России. А как же Жванецкий, Задорнов, Хазанов, Петросян? Чем же отличается то, чем занимаетесь вы, от выступлений русских юмористов старой школы?
— Э-эх, на эту тему можно прочитать целую лекцию. Но постараюсь кратко. Во-первых, юморист жанра стэнд ап всегда пишет и исполняет свой материал сам. Во-вторых, это его личные наблюдения и опыт. Это не сатирическая литература (Задорнов начинал именно как писатель-сатирик). Еще одно отличие состоит в том, что на сцене юморист выступает от своего лица. Это не роль, в которую он входит (как например тот же Райкин или Евдокимов). Эстрада — это эстрада, а стэнд ап — это стэнд ап. В жанре стэнд ап другой стиль выступления. Это жанр, где нет четвертой стены, которая есть в театре и на эстраде. На эстраде есть определенная иерархия. Артист выходит на сцену, перед ним зритель, сейчас я вам буду что-то показывать, , соблаговолю, как говорится, излить на вас свой талант. А юмористы жанра стэнд ап пришли из клубной сферы, где внимание зрителя нужно завоевывать. Где иногда нужно отвечать на реплики из зала. Где нужно «читать зал» и быстро менять программу, если замечаешь, что подготовленное заранее не идет. А ты вдруг случайно нашел одну болевую точку, которая вызывает реакцию в зале, и нужно и на ходу все переделывать и давить на это. Жанр стэнд апа — более живой, у него другой стиль исполнения.

— Вы впервые в Австралии. Что бросилось в глаза и что попало в монолог?
— Честно говоря, придумано было намного больше, чем попало в выступление. По некоторым причинам. Во-первых, потому что Мельбурн — это не Австралия.

— Интересно. Поясните.
По крайней мере, для меня. Я ожидал «боганов», людей в кожаных шляпах, а ля Крокодил Данди, кенгуру, которые неожиданно выскакивают перед машинами на дорогах, может немного фермерскую Австралию. Меня к этому готовили мои друзья и знакомые юмористы. А Мельбурн оказался таким вот европейским метрополисом.
Мне говорили, что австралийцы — простые ребята, немного грубоватые. Что все шутки пойдут. И я приехал. А в Мельбурне совсем не простые ребята и я сразу понял, что как раз не все мои подготовленные шутки пойдут. Я вижу, что здесь очень приятные, интеллигентные люди. Мельбурн мне кажется очень международным городом с европейской атмосферой.

— Приятно это слышать.
— И мне приятно. Я не знаю, как бы я прожил целый месяц на фермах среди людей типа Крокодила Данди. Здесь здорово, и я чувствую себя как дома. Но многое придуманное для Австралии осталось у меня в загашниках. Может быть, я еще приеду на гастроли в будущем, тогда я и достану эти шутки. Но пока я использую международный материал, который понятен всем. Ведь на выступление приходят люди разных волн эмиграции. Есть те, которые живут в Австралии уже лет 30 и за это время ни разу не были в России. А есть девушки, которые приехали года четыре назад и видели меня дома по телевизору, и им хочется шуток о нынешнем Питере. И англоязычная публика тоже разная, — есть и люди преклонного возраста, и молодежь, и люди разного происхождения — греки, итальянцы, французы, немцы. Надо угодить всем. Поэтому приходится бомбить интернациональный материал, без особых углублений в австралийскую тематику. Я, конечно, пытаюсь припорошить программу своими наблюдениями. Языковой юмор есть, мне это интересно. Необычные словечки и выражения, услышанные здесь, я использую.

— Вы несколько раз говорили здесь в интервью, что на самом деле в России нет жесткой цензуры юмористов. И что заграницей, например в Америке, вы слышали, как проверяют и режут тексты. А здесь с цензурой вы не столкнулись? Ваш монолог не проверяли на корректность?
— Нет, но это не телевидение. Если бы я выступал на телевидении, были бы другие правила. Например, я познакомился здесь с мастодонтом комедийного фестиваля, Родом Куонтоком (Rod Quantock). Это политический юморист, единственный, который выступал в фестивале каждый год. Так вот, он мне сам рассказал, что в этом году его не пустили на телевидение из-за того, что в прошлом году он что-то ляпнул. Вот такая свобода слова.

— А что самое сложное в вашей карьере и что приносит наибольшее удовлетворение?
— Сложности есть. Языковые, в первую очередь, ведь я не живу на английском, это не родной язык. Чтобы приехать и выступить на английском, мне нужно несколько дней, чтобы «включить мозг». А иногда бывает, что приехал и нужно сразу на сцену. Это стресс.
Самое большое удовольствие — когда ты на сцене не думаешь о том, что и как ты говоришь, а просто живешь. И вместе с тобой живут зрители, и ты подзаряжаешься от публики энергией, как от батарейки. А если после 2 — 3 месяцев дома, без языковой практики, нужно вдруг лететь за границу и выступать на английском, для меня это как экзамен. Тогда я думаю о том, что говорю, начинаю переводить в уме с русского на английский, и от этого теряешь удовольствие.

— А от чего вам в этой жизни не смешно? Людская глупость, отношение к России, может быть?
— Во-первых, есть темы, которые я не могу и не буду превращать в шутки, например я никогда не смогу посмеяться над человеком в инвалидной коляске, над больным.

— Да, у вас было доброе представление.
— А то, о чем говорите вы, это не то, от чего не смешно. Это то, что раздражает. Но эту эмоцию можно использовать. Пропустить ее через себя. Чем больше раздражителей, тем легче пишутся шутки. Вот, например, отношение к России за границей раздражает. И благодаря этому у меня есть 5 минут материала.

— Игорь, вы юморист, сценарист, продюсер. У вас получилась великолепная карьера.
— Тьфу-тьфу-тьфу. Еще получается, не получилась. Я еще далеко от пика.

— А что для вас было бы пиком?
— Гммм. Смотря о чем говорить. Наверное, если это жанр стэнд ап — пиком были бы сольные концерты для западных компаний. На английском. На БиБиСи, например.

— А на русском?
— Вы знаете, это интересный вопрос. Я никак не могу для себя решить. Например, можно было иметь свою сольную, регулярную телевизионную программу на крупном федеральном канале. Это было бы здорово. С одной стороны. Но с другой стороны, я же понимаю, что это кабала. Ведь это огромная ответственность, и ни на что другое не останется времени. А мне нравится писать киносценарии, участвовать в международных фестивалях. Сейчас я выступаю здесь, поеду домой и поработаю там, через месяц улечу на комедийный фестиваль в Ирландии. Бог его знает, что считать пиком. Нужно, наверное, просто удовольствие получать от жизни.

— Я надеюсь, что участие в фестивале в Мельбурне принесет вам много удовольствия. Так же, как и вашим зрителям. Обязательно приезжайте еще.

Последние выступления Игоря на английском пройдут в пятницу и субботу. В воскресенье, 17 апреля представление будет на русском языке. Дополнительную информацию можно получить по ссылке
http://www.comedyfestival.com.au/2016/season/shows/hou-i-lernt-inglish-igor-meerson


Ваш комментарий