Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Возвращение «цирюльника» с русскими корнями

Хорошая добрая классика иногда бывает лучше непроверенного авангарда — без неожиданностей, но результат гарантирован. В Сиднейскую оперу вернулся «Севильский цирюльник», спектакль, которому уже больше 20 лет. Поставленный в 1995 году Элайджей Мошински, он до их пор не утерял своего обаяния. Его интересно смотреть как юным зрителям, так и влюбленным парочкам, и пожилым театралам. Даже ветхие старушки визжат от восторга, с легкостью отбрасывая приписанную этикетом степенность и на глазах впадая в детство.

Блестящая актерская игра, искрометные и необычайно легкие шутки, потому от начала и до конца азартно и смешно до колик. Элайджа Мошински создал на сцене атмосферу бесконечного праздника, музыкальной феерии.

Мошински — выдающийся театральный режиссер с русско-еврейскими корнями. Его бабушка была из Одессы, дедушка — из Киева, а сам он родился в эмиграции в Шанхае. Позже он работал в Ковент-Гардене, Метрополитен-опере, Королевском национальном театре, ставил Шекспира на Би-Би-Си. Имя этого режиссера известно в оперных кругах и в России. Мошински плотно сотрудничал с Валерием Гергиевым — в постановке «Силы судьбы» Верди для Мариинского театра и «Пиковой дамы» Чайковского — для Метрополитен оперы. В 2008 году он поставил еще одного «Севильского цирюльника» в Москве, для Новой оперы. Несмотря на то, что декорации и костюмы были выполнены в более авангардной манере с элементами китча, московская сцена в цирюльне напоминает австралийскую. Но подобных аналогий довольно трудно избежать. И это, пожалуй, единственное сходство. В остальном ранней версии присущ английский элегантный стиль, а сценография первой картины явно навеяна австралийским ландшафтом и архитектурой — пальмы и таунхаусы, огромное звездное небо с полумесяцем и Южным крестом.

«Севильский цирюльник» — одна из самых исполняемых в мире опер. Россини вообще писал с фантастической скоростью, не особо раздумывая, а «Севильского цирюльника» сочинил в рекордный срок — за 13 дней. Его коронная фраза точно характеризует особенность его таланта: «дайте мне счет из прачечной, и я переложу его на музыку». Писал он «цирюльника» к карнавалу, потому и настроение получилось карнавальное.

Оригинальная увертюра оперы была утеряна, но Россини быстро вышел из положения — заменил ее другой, из более ранней своей оперы. Но никто даже не догадывается, что она была фактически «пришита» к готовому «Цирюльнику». Россини удавалось виртуозно перетасовывать музыкальные фрагменты, перефразировать и даже цитировать свои собственные опусы.

С первого звука оркестр увлекает публику в жизнеутверждающую буффонаду, полную иронии и неожиданностей. Великолепный состав солистов, щедрая отдача и отточенность каждого жеста составляют невероятно обаятельное и целостное действо в духе лучших шекспировских комедий. Из двух составов по мастерству и комичности немного проигрывает только Фигаро в исполнении Гиоргио Каодуро. Паоло Бардоньо в этой роли намного более раскован. Оркестром дирижируют Андреа Молино и Энтони Ледже.

Хуан Хосе де Леон в роли графа Альмавивы чрезмерно усердствует. Напротив, Анна Доуслей, задействованная в партии Розины в обоих составах, добавляет спектаклю изюминку, ей подходит эпитет «пикантная барышня».

Были претензии по части интонирования и динамики к де Леону и Каодуро. Де Леон часто срывается на фортиссимо, тогда как удивлять стоит не громкостью, а ритмической игрой и гибкой фразировкой.

В сцене серенады Альмавивы «Ессо ridente in cielo» («Скоро восток золотою ярко заблещет зарёю») в первом действии найден отличный ход с куклами, которые заменяют персонажей, в том числе Розину. Режиссер экспериментирует с масштабом и вводит дополнительный элемент театральности (театр в театре).

Во второй картине Доуслей спела арию чисто и предельно аккуратно, словно примериваясь к роли, а уверенность, мастерство и свобода проявились во Втором действии. Певица продемонстрировала хрустальную колоратуру, игривый характер и сценическую раскованность.

Хорошо себя зарекомендовал Эндрю Моран в роли коварного опекуна Розины Бартоло, Давид Паркин представляет учителя музыки Базилио напыщенным и несуразно суровым, что вполне соответствует персонажу Бомарше. Фиорелло, слуга Альмавивы, в исполнении Самюэля Дандаса не впечатляет, зато Джейн Эде, обладательница искрящегося меццо, создала на удивление яркий сатирический образ домоправительницы Берты.

В Сиднее спектакли продлятся до 22 марта. Не упустите возможность послушать Россини в качественном исполнении и насладиться блестящей драматургией.


Ваш комментарий