Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

О чем поет гитара…

Сегодня перед выходом из дома можно за пару минут загрузить на любимый плеер любую музыку, а всего лишь несколько десятилетий назад послушать музыку по собственному вкусу где-нибудь на улице или в автобусе было очень сложно.

Технический прогресс того времени мог дать меломанам только проигрыватели с грампластинками, радио и громоздкие магнитофоны, которые, кстати, работали только от сети. В Советское время было ещё и сложно найти пластинки и кассеты с интересной музыкой. Телевиденье и радио играло только официально одобренную музыку, в то время как люди пели совершенно другие песни. Это были бардовские, самодеятельные песни, которые писали для души: на злобу дня, о любви, о романтике, о мечтах, и пели под гитару. Главным в этих песнях были слова и вложенный в них смысл. Их исполняли по всей стране, хотя официально бардовская песня долго не получала признания власти.

Самодеятельная песня становилась все более и более популярной у народа. Из рук в руки передавали магнитофонные пленки, кассеты с записями любимых певцов. Благодаря тому, что в авторской песни главным было гитара и голос исполнителя, запись песен велась почти в домашних условиях. Из-за того, что первые песни записывались на бобинные магнитофоны, многие из них не сохранились, так как от постоянного прослушивания пленки приходили в негодность.

В 1968 году был организован первый в Советском Союзе фестиваль бардовской песни. Он был назван в честь Валерия Грушина — автора и исполнителя. Грушинский фестиваль проходит каждый год на берегах Волги. Это слёт самодеятельных авторов — знаменитых и начинающих. Тех, кто известен во всём мире и тех, кто делает первые шаги в этом сложнейшем песенном жанре, в котором исполнитель отвечает и за качество стихов, и за музыку, и за то, как он донёс песню зрителям. Авторы и исполнители со всего мира приезжают на этот фестиваль показать свои работы.

Мы встретились с Михаилом Яровым, известным бардом и исполнителем авторской песни, лауреатом Грушинского международного интернет-конкурса, а также дипломантом различных литературных и бардовских конкурсов.

— Михаил, откуда пошло твоё увлечение бардовской песней?
— Если честно, с термином «бардовская» или, как поначалу было принято говорить, «авторская песня», я познакомился гораздо позже, чем с самой песней. У нас в доме были пластинки с разной музыкой, в том числе пластинки с песнями Визбора, Высоцкого, Окуджавы, Новеллы Матвеевой, изданные фирмой «Мелодия». И у меня, в то время — семи-восьмилетнего пацана, естественно, не было ощущения, что эти песни являются каким-то особенным, кардинально другим явлением по сравнению с прочей официальной советской песенной культурой. В том возрасте я с одинаковым удовольствием слушал и ансамбль «Самоцветы» и Владимира Высоцкого, никак не разделяя их в своём сознании. Я вообще очень любил песни и, например, при виде поющих цыган в программе «Голубой огонёк» просто забывал обо всём на свете.
Поэтому, когда в 3-м, кажется, классе у нас в школе объявили набор желающих обучаться игре на гитаре, я сразу же записался — единственный из всего класса. И потом долго сносил подколки и издевательства со стороны одноклассников. Стоило появиться в школе с гитарой, по размеру вполне сравнимой с её владельцем, как кто-нибудь обязательно обзовёт балалаечником. Тем не менее, меня сразу же стали активно пихать во все концерты и конкурсы художественной самодеятельности. А когда я, наконец, смог, помимо классических пьес, исполнять на гитаре ещё и песни, отношение со стороны сверстников вдруг стало меняться на резко положительное. А пел я тогда, в основном, Визбора и Высоцкого. Видимо, на этом этапе я ощутил, что именно эти авторы мне ближе остальных. Особенно Высоцкий.

— Почему Высоцкий твой любимый автор?
— Владимир Семёнович не только для меня является одним из любимых авторов. Это редкий случай огромной — причём ещё прижизненной — народной любви к автору при почти полной официальной непризнанности. Я думаю, причина здесь не только в поэзии — очень сильной и самобытной, — и не только в уникальном голосе и оригинальной манере декламировать свои стихи, заставляя их звучать как удивительные, интересные и по-своему неповторимые баллады и песни. Наверное, всё-таки главное здесь — сама личность. Творчество — то есть то, что автор (поэт, художник или композитор) создаёт и потом выносит или не выносит на суд зрителей или слушателей — это всегда отражение внутренних процессов, происходящих с личностью автора. Это всегда часть души автора, поскольку творить, не вкладывая душу, невозможно. И по творчеству, мне кажется, легко можно почувствовать, насколько этот человек тебе в принципе интересен как личность. Высоцкого любили. И до сих пор для многих он остаётся одним из лучших. А это значит, что у него есть чему поучиться — и в творческом, и в жизненном плане.

— Какую музыку и песни ты исполняешь?
— Помимо своих собственных песен, я также пою и других авторов. Из классиков это по-прежнему Высоцкий и Визбор, из более поздних — Иващенко и Васильев, Михаил Щербаков. В подходящей компании с удовольствием пою песни Гребенщикова, Цоя, Бутусова, Шевчука. Вообще за жизнь во мне осело столько разных песен, что можно сидеть целую ночь напролёт и не перепеть всего. А может, и не одну ночь. Но, как правило, это будут удачные примеры синтеза хорошей поэзии и музыки, которые при этом ещё и задевают за живое, напоминают нам о чём-то важном в этой жизни. По выражению Юрия Визбора — «всё то, что удалось». Вообще, культура нашего языка неразрывно связана с поэзией и музыкой и, я думаю, всегда будет дарить нам новые имена и новые песни.

— Я знаю, что ты записал диск, о чем он?
— Да, я только что закончил записывать свой первый студийный альбом с возможно несколько претенциозным названием — «Душеисцеляющее». Дело в том, что мне неоднократно приходилось слышать не просто тёплые отзывы о своём творчестве, но и слова благодарности за то, что мои песни кому-то помогли пережить какой-то критический момент в жизни. А нашему творческому брату крайне важно знать, что все эти бессонные ночи и творческие муки были не зря. Это и поддерживает, и заставляет серьёзнее относиться к тому, что делаешь. Для альбома я отобрал песни, которые, по-моему, должны были вписаться в подобную концепцию. Отличает этот диск от всех моих предыдущих записей то, что на этот раз мои песни звучат в сопровождении не только гитары, но и других музыкальных инструментов.

— Диск это конечно хорошо, но как ты думаешь, насколько нужны живые концерты для исполнителя?
— Очень нужны. Любое живое выступление — это, прежде всего, школа. Выступления на публике — это, в определённом смысле, ремесло. Здесь есть свои тонкости. И автору-исполнителю их необходимо осваивать, чтобы более успешно доносить свое творчество до аудитории.
 

— Есть ли у тебя обратная связь с твоими слушателями?
— Конечно, да. Мне пишут, в том числе незнакомые люди, благодарят. Например, клуб альпинистов из Алма-Аты благодарил за песню о Михаиле Хергиани. Друзья мне рассказывали (видели по телевизору), как геологи поют мои песни. После концертов люди подходят — купить диск, взять автограф. В таких случаях обычно говорят много хороших слов. Что, конечно же, крайне важно. Но что касается критики — конструктивной, помогающей расти, то приходится выискивать кого-то, чьё мнение для тебя весомо и кто действительно мог бы тебе помочь взглянуть на своё творчество отвлечённо, со стороны, а не просто пожурить или похвалить. Это нелегко, но это одна из сторон творческой работы.

— Я знаю, что в ближайшие два месяца у тебя запланировано три концерта, два в Москве и один в Сиднее, расскажи о них.
— Интересно, что программа всех этих концертов будет почти идентичной, поскольку организаторы моих выступлений попросили исполнить практически одно и то же: помимо собственных песен, я буду исполнять песни Владимира Высоцкого. В Москве меня также попросили рассказать немного об искусстве и культуре австралийских аборигенов, а в Сиднее я включу в программу песни Михаила Щербакова. Это очень интересный и очень популярный в среде гурманов жанра автор. Мы сейчас организовываем его гастроли в Австралии, и если всё сложится удачно, то в будущем году увидим и услышим его здесь — планируются его концерты в Сиднее и Мельбурне. Для тех зрителей, кто не очень хорошо знаком с его творчесвом, я и подготовлю маленький «ознакомительный» блок из его песен.

Кстати, авторская песня не является феноменом лишь советской культуры. Это явление массово возникло в 1960-е годы одновременно в разных странах. Авторы-исполнители (liedermacher — в ГДР и ФРГ, cantautor — в Италии и Латинской Америке, auteur-compositeur-interprète — во Франции, singer-songwriter — в США) пели песни собственного сочинения под гитару.


Концерт Михаила Ярового пройдет в Сиднее 12 декабря в 18:30 по адресу: Roseville Uniting Church, 7a Lord St, Roseville. Концерт организовывает Клуб авторской песни в Сиднее. Цена билета — $20, для студентов и пенсионеров — $15.


Ваш комментарий