Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Богач, бедняк и русский почетный консул в Мельбурне

По старинному мельбурнскому кладбищу «Сент Кильда» направляюсь к секции B… Моя цель — найти указанный на плане номер 29, а это задача не из простых. В этой части погоста все в запустении — могилы заброшенные, с перекошенными плитами, ржавыми оградами и бурьяном вместо опрятных цветников… И вот, наконец то, что мне нужно — семейное захоронение Деймионов. На сером, изъеденном временем, памятнике трудно различимо имя: JAMES DAMYON Died 5 February 1898 aged 85 years. Сухая и ничего не говорящая надпись… А ведь этот человек более 37 лет усердно исполнял обязанности российского почетного консула в Мельбурне!

После окончания Крымской войны английские коммерсанты стали обращаться в Российское генеральное консульство в Лондоне с предложением учредить «в интересах торговли империи» консульские представительства России в Австралии. Джеймса назначили в Мельбурн — в 1857 г. нештатным вице-консулом, а в 1875 г. — нештатным консулом. В соответствии с положениями российского консульского устава, он дал обязательство исполнять должность без притязания на вознаграждение (кроме определяемого уставом) и подписку о непринадлежности к тайным и масонским обществам…

Известно, что Деймион (James Payne Damyon) родился 17 декабря 1812 г. в лондонском районе Степни (Ист-Энд). В первые десятилетия 19 века эта часть города еще не стала средоточием преступности, а была портовой окраиной, где селилась трудовая беднота. В сороковых годах, уже в зрелом возрасте, он как «свободный переселенец» приезжает в Австралию. Открыв собственную комиссионную торговлю, Деймион быстро разбогател, женился и стал называться эсквайром. В Post Office Directory за 1847 г. он упоминается уже как торговец на Брансвик стрит в Коллингвуде и владелец фермы «Глэнфэрри» (район нынешней Турак Роуд). Современник так описывает эту местность тогдашнего Мельбурна: «C холма Малверн мы обычно шли мимо почты и огороженного выгула для скота в сторону ручья Гарденерз. Там вся местность была занята фермами и только два или три дома стояли на дороге в Малверн. Один из этих домов был усадьбой г-на Деймиона, Русского консула».

Деймион всегда интересовался и любил Россию. Он знал русский язык и обучался торговому делу в Санкт-Петербурге. Встречавшийся с ним в Мельбурне русский путешественник Э. Р. Циммерман пишет: «родом англичанин, но долгое время проживал в России, большею частью на юге, и выучился по-русски тем же путем, как и теперь тоже многие иностранцы изучают наш язык; а именно поселясь на несколько месяцев в деревню на хлеба к одному из священников, предлагающих свои услуги для обучения иностранцев. Таким образом, мистер Демион до сих пор не только говорит, но даже довольно правильно пишет по-русски, что не часто встречается между нашими консулами в отдаленных частях света».
Интересно, что две дочери Деймиона, родившиеся вскоре после назначения его российским вице-консулом, были названы русскими именами — Екатерина Ольга и Роза Надя. А старшая дочь, Аньес Сюзанна, в 1870 г. в Мельбурне вышла замуж за Эдуарда Константина фон Шиле, родившегося в Санкт-Петербурге. Эдуард был сыном врача Императорского Александровского лицея. Вполне возможно, что Деймион знал отца своего зятя еще по Санкт-Петербургу.

Одним из первых действий Деймиона на посту русского вице-консула стала защита в прессе путешествующего по Австралии русского графа, тайного советника, Александра Ивановича Медема. Граф действительно был очень родовитым путешественником и не мог не привлечь внимания бдительной колониальной прессы. Проведя в общей сложности 27 лет на дипломатической службе, граф А. И. Медем с 1848 по 1854гг. был посланником в Рио-де- Жанейро, где значительно подорвал здоровье. Получив следующее назначение в Вашингтон, он испросил двухлетний отпуск и как частное лицо отправился путешествовать по Австралии и Полинезии. Его паспорт был легализован для посещения английских колоний в Британской миссии при Бразильском дворе. Тем не менее в одной из газет Аделаиды его назвали «Имперским секретным агентом, миссией которого была передача информации об этих колониях в Санкт Петербург». В ноябре 1857 г. Деймион возмущенно пишет редактору «Аргуса»: «Граф, на следующее утро покидавший Аделаиду, не имел возможности встретится с обвиняющей его стороной или начать против нее процесс, и ограничился тем, что опроверг выдвинутые против него смешные обвинения… Он оставляет этот инцидент на беспристрастный суд колониальной публики, которая сама разберется в произошедшем». В 1859 г. граф в Шанхае действительно умер, что подтвердило версию о его плохом здоровье…

Деймион необычайно гордился своим статусом русского почетного консула. Известен следующий казус, произошедший с ним вскоре после назначения. Он арендовал офис в здании Мельбурнской биржи и когда оформлял договор, выспросил разрешения вывесить над ним российский флаг. Разрешение было дано, но место флага не определено. Деймион тем временем заказал флагшток, установил его на крыше и вывесил флаг прямо над входом в здание. На собрании акционеров биржи г-н Лорд спросил, на каком основании над зданием развевается российский флаг. Оказалось, что консулу в устной форме разрешили вывесить флаг только в окне его офиса, для удобства его нахождения. Собрание, тем не менее, постановило возместить ему стоимость флагштока и приобрести британский флаг, который вывешивали в особо торжественных случаях…

Русские военные моряки, которые связывались с Деймионом во время визитов кораблей российского флота в порты Австралии, отзывались о нем с исключительной теплотой. В 1862 г. командир фрегата «Светлана» капитан II ранга И. И. Бутаков отмечал, что «готовность его в исполнении своей обязанности не имела границ». В 1871 г. командир клипера «Гайдамак» капитан-лейтенант М. Е. Колтовский посвятил Деймиону специальный пассаж в своем официальном рапорте: «В Мельбурне я встретил нашего консула г. Демиона, про которого не могу умолчать в донесении…; во время всей моей службы за границею мне не приходилось встречать столь достойного и уважаемого консула…». Столь же высоко отзывались о деятельности консула офицер корвета «Богатырь» капитан-лейтенант А. М. Линден, командир клипера «Изумруд» капитан 2-го ранга М. Н. Кумани, командир клипера «Вестник» капитан 2-го ранга В. И. Ланг. В 1882 г. Деймион помог опровергнуть обвинение русских моряков в шпионаже, появившееся на страницах австралийской прессы в 1882 г. в ходе визита в Австралию русской эскадры под командованием контр-адмирала А. Б. Асланбегова.

За годы консульской деятельности Деймион активно переписывался с Российским Посольством в Лондоне — нам известно около 50-ти его донесений, которые передавались практически с каждым отправлявшимся в Лондон кораблем. В 1883 г. за многолетнюю службу России он был награжден орденом Св. Станислава III степени.

В 1892 г. в Австралии разразился финансовый кризис — Деймион разоряется, а все его имущество продается с молотка. Нуждаясь сам, почти оглохший, 83-летний старик вплоть до 1894 г. продолжает исполнять консульские обязанности. В декабре 1893 г. он пишет письмо редактору «Аргуса», в котором хлопочет о финансовой поддержке вдове молодого русского, оставшейся без средств, с семью детьми на руках. «Этот русский, по имени Tiedeman, которого я знаю уже более 20 лет, долгое время работал в офисе, и получал 4 фунта в неделю. Конечно, тогда все было в порядке. Но вот наступила великая депрессия, хозяин сократил работников и уволил его. Он какое-то время перебивался, влез в долги и пошел под суд. В конце концов, мне удалось устроить его на шерстяной склад. На работу туда ему приходилось выходить из дома в 5 утра, а возвращаться 7.30 вечера. Это была не канцелярская, а тяжелая физическая работа, за которую он получал 7 шиллингов в день. Он держался, как мог, но простудился, получил воспаление кишечника и скончался. Мне бесконечно жаль его несчастную вдову, и я был бы вам очень признателен, если бы вы смогли помочь мне в этом деле — любые пожертвования, которые вы соберете, помогут. Если бы я был в состоянии, то не стал бы просить вашей помощи».
А у самого Деймиона в это время дела обстояли не лучшим образом. В конце концов, в 1896 г. он обращается с просьбой на Высочайшее Имя о дарования ему денежного пособия. Однако вместо пособия в начале 1897 г. ему была оказана лишь единовременная денежная помощь в размере 120 ф. ст…

Умер Деймион в страшной бедности и одиночестве 5 февраля 1898 г. Так может быть сейчас найдутся средства у МИДа на приведение в порядок могилы человека, который многие годы безвозмездно служил России?

На фото

Деймион (сидит за столом четвертый справа) на пощальном банкете у французского консула в Мельбурне 25 июля 1863 г. Гравюра на дереве.

Могила Джеймса Деймиона. Фото М.Поллард
«Ферма Глэнфэрри» (Stonnington History Centre, Мельбурн)

Джеймс Деймион (Stonnington History Centre, Мельбурн)


1 comment