Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Обречённые

Подвиг русских солдат-защитников крепости Осовец навсегда вошел в историю.

За такими значимыми августовскими событиями, как 70-летие бомбардировки американцами японских городов Хиросима и Нагасаки и годовщина событий 08.08.08 года, когда во время Олимпийских Игр, на период проведения которых во все времена прекращались любые боевые действия, мирные осетинские города подверглись артиллерийскому обстрелу с грузинской стороны, почти незаметной осталась еще одна трагическая дата.

100 лет назад, 6 августа 1915 года, немецкие войска начали штурм русской крепости Осовец с применением боевых химических отравляющих веществ, а невероятную, невозможную и отчаянную контратаку выживших частей историки позднее назвали «Атакой мертвецов». Подвиг этих людей стал символом мужества, стойкости, героизма и самопожертвования русского солдата, примером для будущих поколений.

Первая мировая война стала одним из самых кровопролитных, разрушительных и чудовищных по своей жестокости военных конфликтов, в том числе, и «благодаря» последним достижениям научно-технического прогресса. Здесь впервые использовались ужасная по своей разрушительной мощи мортира «Большая Берта» калибра 420 миллиметров, огнёметы, танки, подводные лодки и самолёты. Здесь же впервые было применено оружие массового поражения – газы иприт и хлор.

Опорная крепость Осовец была одним из серии военных сооружений, которые возводились на западных рубежах Российской империи. Она находилась в 23 километрах от границы с Восточной Пруссией на берегу реки Бобры и прикрывала дорогу на Белосток, Минск, Гродно и Брест. Строительство укреплений началось в 1795 году. По плану инженера Эдуарда Ивановича Тотлебена 1873 года крепость расширили и укрепили. Обойти ее было почти невозможно – с обеих сторон находились болота.

Осада крепости началась еще осенью 1914-го, но блицкриг не увенчался успехом. Парламентеры, прибывшие через некоторое время на переговоры, даже предлагали коменданту  полмиллиона марок. Экономные немцы подсчитали, что только на снаряды, в случае осады, они потратят почти столько же, однако было выгоднее сохранить сами снаряды. Надо ли говорить – куда послал их командующий?

Вскоре бои стали принимать позиционный характер – русские отбивали штурм за штурмом. В конце февраля к Осовцу доставили «Большие Берты», чьи 800 килограммовые снаряды проламывали даже самые толстые стены и перекрытия укреплений. 25 марта противник открыл огонь и этот обстрел продолжался до 3 марта. Всего по крепости было выпущено более 200 тысяч снарядов. В этом огненном аду можно было сойти с ума!

Понимая, что даже после этого гарнизон не собирается сдаваться, немцы начали готовить газовую атаку. На подступах к Осовцу было развернуто 30 газовых батарей. Отравляющие вещества по шлангам поступали из специальных баллонов. Тут надо было крайне острожным, так как ветер мог отнести яды в свои траншеи. Средства защиты в то время были очень несовершенны, а значит, могли погибнуть свои солдаты.

Немцы терпеливо ждали 10 дней. Ветер подул в сторону крепости 6 августа. В 4 часа утра они открыли вентили баллонов, и ядовитая желто-зеленая смесь брома с хлором пошла в сторону Осовца, достигнув крепости за 5-10 минут. Ширина фронта газовой атаки была около 8 километров, глубина – почти 20. Противогазов у защитников крепости не было...

Мокрые тряпки, которыми солдаты обматывали свои лица, чтобы хоть как-то уменьшить действие газа, почти не помогали. Открытые участки кожи, на которые попал яд, моментально покрывались огромными водянистыми волдырями. Люди задыхались, хрипели, изо рта у них шла кровавая пена.

По воспоминаниям одного из выживших участников событий все живое в зоне газовой атаки было отравлено. Трава, листья, цветы пожелтели, высохли, свернулись и опали. Медные предметы на плацу – части орудий и снарядов, баки для воды и умывальники моментально покрылись слоем зеленой окиси хлора.

Другой свидетель рассказывал, что выжившие на передовых позициях из последних сил брели назад, к крепости. По дороге они, мучимые ужасной жаждой, пытались напиться воды из ручьев, которые находились в низинах, но там концентрация хлора была еще выше (он тяжелее воздуха) и люди умирали от вторичного отравления.

Немецкое командование уверяло своих солдат, которые отправлялись на взятие одного из важных укреплений крепости – Сосненской позиции - что во время атаки там не будет ни одного живого противника, там по их сведеньям должны были остаться одни лишь мертвецы. Когда ветер сдул остатки ядовитого газа, вражеские части, около 7 тысяч человек, спокойно двинулись на Осовец. Прошли первую линию окопов, отправились на вторую.

И вдруг, из дыма, огня и пыли, на них, со штыками наперевес, вышли те самые мертвецы. В едином порыве, с кровавыми тряпками на лицах и лютой ненавистью и остервенением в глазах, отравленные, задыхающиеся от кашля! В атаку двинулись остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка во главе с поручиком Владимиром Котлинским.

В бой вступила так же русская артиллерия. Этим ударом наши солдаты выбили немцев из окопов Сосниской позиции, которые от ужаса увиденного бросились бежать. Поручик Котлинский во время атаки был смертельно ранен и умер вечером того же дня. Посмертно его наградили орденом Святого Георгия 4 степени.

Вскоре фронт продвинулся дальше, оборона крепости утратила всякий смысл, и её защитникам пришел приказ об оставлении позиций. Гарнизон организованно вышел из укрепления, вывезли пушки и снаряды. То, что не смогли забрать с собой – уничтожили, затем саперы подорвали оставшиеся укрепления. Одним из последних крепость покинул ее последний комендант Николай Александрович Бржозовский. 25 августа немцы вошли в пустую разрушенную крепость.

Это у них «Орднунг, орднунг унд орднунг». А именно в Осовце впервые прозвучало «Русские не сдаются!».


1 comment