Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Греция — проблемы сами не исчезнут

Финансовый кризис Греции вызвал реальные опасения расшатать устои всей единой Европы. Доктор Геннадий Казакевич, заместитель руководителя департамента бизнеса и экономики Университета Монаш в Виктории объясняет читателям «Единения» причины кризиса.

В 2007, за год до того как разразился глобальный финансовый кризис, я был на ежегодной академической конференции экономистов в Афинах. Руководитель конференции — американский профессор греческого происхождения — пошутил, что в Греции две важнейшие отрасли экономики — туризм и членство в Европейском Союзе. К этому можно добавить ещё и членство в зоне единой европейской валюты — евро.

И в самом деле, со времени вступления в Европейский Союз в начале 1980-х годов и в еврозону в 2002 году Греция получала инвестиции-помощь на проведение экономических реформ, на интеграцию инфраструктуры страны с Европой, на восстановление археологических памятников. А единая валюта существенно увеличила количество туристов в эту страну с прекрасным климатом и относительно невысокими ценами.

Но единая валюта предполагает сравнимые между странами-участниками налоговые системы и системы социального обеспечения, похожее трудовое законодательство и сравнимые пропорции государственного и частного сектора. А если это не достигнуто, то всё будет хорошо только пока всё идёт хорошо.

Глобальный финансовый кризис обнажил проблемы Южной части Европейского Союза — Португалии, Испании, Италии и Греции. Но особенно — Греции, которая, как оказалось, жила и продолжает жить абсолютно не по средствам.

В стране около 50% трудоспособного занятого населения получает государственную зарплату, и многие из бюджетников уходят на пенсию в 55 лет. И это не только государственный аппарат, армия и полиция. Это и все инфраструктурные отрасли, это врачи, учителя, аптекари, библиотекари, преподаватели университетов, артисты государственных театров и оркестров, работники музеев. А в частном секторе считается нормальным уклоняться от уплаты налогов.
В течение десятилетий рост экономики отставал от роста государственных расходов, и поэтому накапливался государственный долг. А во время финансового кризиса экономика окончательно перестала расти. Ведь первым последствием кризиса было сокращение иностранного туризма.
В результате, внешний долг страны продолжал расти. В условиях единой европейской валюты он до поры до времени покрывался европейской банковской системой, а также пакетами помощи из Международного валютного фонда.

Теперь дело дошло до того, что страна оказалась не в состоянии выплатить порядка 1.5 млрд. долларов текущих процентов по долгу Международному валютному фонду. Таким образом, страна оказалась в состоянии «технического» дефолта.

И проблема Греции это не только левые популистские правительства последнего времени. Проблема в том, что население привыкло к расслабленному благополучному стилю жизни и не хочет отказываться от его благ даже перед лицом сокращения пенсий и 25-процентной безработицы. Почему-то люди думают, что всё само собой рассосётся.
Но теперь уже не рассосётся.

С одной стороны, Европа не хочет создавать прецедент банкротства одной из стран еврозоны, пусть и маленькой. Ведь тогда на очереди могут оказаться другие 2–3 страны Южной Европы. И именно этого сейчас боятся не только в Европе, но и во всём мире.
Но, с другой стороны, так не может продолжаться до бесконечности. Почему тяжело работающие немцы и французы, которые теперь уходят на пенсию в 65–67 лет, должны кормить своих южных друзей?

На данный момент, Греция не только не в состоянии выплатить текущие проценты по долгам. В банках не остаётся наличности. На этой неделе все они закрыты. В банкоматах, у которых собираются длинные очереди, установлен предел в 60 евро в день.
Абсолютно запрещён перевод денег за границу. Для чего это делается — понятно. Но катастрофа приближалась в течение нескольких лет. Все, у кого есть по-настоящему большие деньги, давно могли «припарковать» их в более надёжных странах.
Но запрет на вывоз денег — это ведь ещё и удар по импорту! Чтобы ввозить товары, за них нужно платить иностранным партнёрам. А Греция ввозит не только предметы длительного пользования — автомобили холодильники, электронику. Больше 80% качественного красного мяса на полках супермаркетов и большая часть лекарств в аптеках и госпиталях это — импорт.
А значит у населения не только мало денег, но на оставшиеся деньги скоро будет трудно купить предметы первой необходимости. Вот почему аналитики предсказывают, что ближайшие несколько дней может случиться «набег» на продовольственные магазины и аптеки.

Тем временем Европейский Союз предложил очередной пакет помощи, но только с условием принятия Грецией нового плана по экономии и проведении радикальных реформ. Что же делает в ответ правительство Греции во главе с премьер-министром Ципрасом. Оно ставит вопрос о принятии плана ЕС на референдум и советует своим согражданам сказать «нет». Греки так и делают. — «Да» — только 39%, «Нет» — 61%. Патовая ситуация продолжается в течение всей недели.

И вот 10 июля Ципрасу ничего не оставалось делать, как предложить свой пакет реформ — не менее радикальный, чем тот, выдвинутый Европейским Союзом, который меньше недели назад был отвергнут референдумом.

На что же конкретно теперь согласился Ципрас? Он обещает провести реформу пенсионной системы, повысить налог на добавленную стоимость в гостиничном и ресторанном бизнесе (налог, который будут платить, прежде всего — туристы, а не местное население). Будут сокращены оборонные расходы на общую сумму 300 млн. евро до конца 2016 года. Кроме того, будут повышены налоги судоходных компаний и отменены налоговые субсидии греческих островов. Наиболее радикальным выглядит обещание составить график приватизации государственного имущества. И всё это — в обмен на новую программу финансовой помощи в 53,5 млрд. евро на покрытие обязательств по госдолгу до конца июня 2018 года.

Геннадий КАЗАКЕВИЧ, Мельбурн

Когда статья была уже написана, новый пакет реформ был направлен в парламент. Это поможет предотвратить выход Греции из Евросоюза. Но не поможет премьер-министру восстановить доверие людей, сказавших «нет» на референдуме.


Ваш комментарий